Мне казалось, что я изучил, как и куда падают мины. Однажды услышал звук взорвавшейся мины, где-то у церкви, вторая попала в край оврага, и я решил, что третья угодит между ними. Не спеша вышел от сарая, как вдруг мина взорвалась на нашем гумне, и осколком долбануло чуть ниже правого глаза.

В глазах красные круги и я, шатаясь, сполз в наше убежище. Мама увидела меня всего в крови. Она потеряла сознание и падала с вылезшими из орбит глазами. Позже, когда я попадал в переделки, у меня всегда была перед глазами эта картина – выпученные глаза и падающее тело мамы. Лишь через неделю я снял повязку с глаза и тогда впервые увидел у матери седую прядь волос.

В то утро я пораньше пошел к колодцу. Не дождавшись кухни, ходячие раненые побрели по дороге, а другие лежали в повозке, некоторые уже не подавали признаков жизни. Мимо меня женщина и старичок пронесли на самодельных носилках молодого парня, чуть старше меня. Сквозь неумелую повязку на культе вместо ноги виднелась задубевшая кровь. Я примерил этот случай на себя и понял, что это стало бы гибелью для всей нашей семьи. Сестренка, потерявшая возможность ходить, бабушка, не желавшая признаваться в своих многочисленных хворях, дед с больными ногами и мать с грудным ребенком. Они просто не выживут без меня.

После этого дня я стал более осмотрительным. В своем дворе я впервые увидел "катюши". Я увидел простые рельсы и ракеты на них. Стреляли они с жутким воем, а мы прятались в это время в убежище.

"Катюши" были еще на расстоянии видимости, когда немцы обрушили на место, откуда они стреляли, всю мощь своего огня.

Мы сидели в убежище, вжавшись, съежившись от страха. Оглушенные и полуослепшие, мы долго потом не решались выбраться на свет.

Позже, когда я в очередной раз вытащил сестренку на бруствер, на горизонте со стороны Орловки показались наши бомбардировщики в сопровождении юрких истребителей. Тут выскочили два "мессершмитта", и началась в небе карусель. "Мессеры" сбили сначала один, а потом и второй наш бомбардировщик. Мало того, мы видели, как немец расстреливал наших летчиков, спрыгнувших на парашютах. И я, и сестренка плакали, так нам было жалко наших летчиков.

Много позже Тая говорила, что почти ничего не помнит из того, что рассказывали мама и я.

Но описанный мной воздушный бой она запомнила. После этого случая Тая начала наступать на ноги, учиться ходить. Фельдшер потом сказал, стресс от увиденного помог снять ей напряжение.

 

*Когда началась Сталинградская битва, Ване Безуглову было 15 лет. Его отец ушёл на фронт ещё в начале войны, а Ваню оставил в семье за старшего. В августе 1942 года для семьи настало страшное время - бомбёжки, голод, вечный страх и наглый, беспощадный враг, который по-хозяйски рыскал по городу.

Рисунок: "Первая атака Катюш под Оршей". Кислов Денис, 9 лет. МБУ ДО ДЮЦ "Пилигрим" г.о. Самара: http://dod-piligrim.ru/

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Великая Отечественная вынудила советскую промышленность ускорить создание аэросаней новых конструкций. В конце июня 1941 года в соответствии с указом Совета труда и обороны промышленность получила задание разработать к зиме надежные боевые и транспортные аэросани и обеспечить их серийный выпуск.
В Государственном музее истории российской литературы имени В. И. Даля (Государственный литературный музей) в Москве проходит выставка, посвященная 75‑летию великой битвы на Волге – «Город гнева: Сталинградская битва в литературе». Экспозицию изучил наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ.