На вопросы читателей отвечает настоятель волгоградского храма Знамение Пресвятой Богородицы иерей Дмитрий ЧЕРНЯВСКИЙ.

– Мой муж – мусульманин, мы в разводе, сыну 7 лет. Сын считается мусульманином, но смотря, как я молюсь, спрашивает, когда я куплю ему крестик. Отец принимает активное участие в его воспитании. Боюсь, если покрещу сына, будет большой конфликт. Как мне правильно поступить?                

Наталья.

– Почти все конфликты можно решить с помощью диалога. Если отец активно участвует в воспитании ребенка, то он тоже вправе выбирать за него его веру. Но и у вас этого права никто отнять не может. Мне кажется, какую бы веру в Бога человек ни исповедовал, главное – не переставать быть Человеком, которому не чужды такие понятия, как честь, достоинство, искренность, милосердие, а самое главное – любовь.

– У ребенка на две части разломался крестик. Я человек суеверный, думаю, что это не к добру. Что делать с поломанным крестиком?            

Юлия Николаевна.

– Отнесите поломанный крестик в храм. «Не к добру» – это суеверие. Крестик – символ христианина, но то, что с ним происходит, на судьбу, на его владельца никак не влияет. Представления о связи вещи и человека – это языческое мышление, оно не нужно ни вам, ни вашему ребенку, вообще человеку. Поэтому не переживайте, просто купите новый крестик. Храни вас Бог!

– Воспитываем с мужем приемную дочь, она ходит в первый класс. Стараемся обходиться без гаджетов, но у всех одноклассников есть, и она начала беспокоиться по этому поводу, настойчиво задавать вопрос – почему у нее нет. Как объяснить, что это только для ее блага, как правильно подобрать слова? И в каком возрасте уже можно купить ребенку телефон?          

Елена.

– Опираясь на личный опыт, скажу: чем проще будет телефон и чем позже купите вы его ребенку, тем лучше. В этом возрасте телефоны у детей постоянно «нечаянно» теряются, разбиваются и пропадают. А еще это поможет вам не развить в своей дочери чувство превосходства над другими людьми и отодвинуть время знакомства с этими навязчивыми гаджетами. Но если ваш ребенок становится самостоятельным, ходит на дополнительные занятия и кружки, то тогда разумнее будет обеспечить дочь телефоном. Так вам будет спокойнее отслеживать ее нахождение и перемещение в нашем неспокойном мире.

– Отец моего мужа, свекор, живет в другом городе, он долго болел. Муж приехал, позвал к нему священника исповедаться, но этого не случилось – свекор умер ночью. Он теперь не войдет в жизнь вечную, раз умер, не покаявшись в грехах? Или Господь видит, что он хотел и желал покаяться?            

Ирина.

– Вы правы. Господь действительно смотрит в сердце каждого человека. Вечная жизнь настанет для человека только тогда, когда тот откроет свое сердце для Бога, дав личную оценку своим поступкам. Есть такое выражение у святителя Иоанна Златоуста: «Господь… и дела приемлет, и намерение целует» – это из Огласительного слова, читаемого в день Пасхи. Если есть какое-то доброе хорошее намерение у самого человека, то это тоже перед Богом важно, даже если не удалось до конца это намерение осуществить. Нужно молиться о его упокоении и надеяться, что исповедь и причастие были за какое-то время до смерти, пусть и не непосредственно перед нею. И ваш свекор вой­дет в жизнь вечную.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Его называли лучшим руководителем города, а за рубежом знают как главу волгоградского отделения Российского фонда мира, продвигающего проекты народной дипломатии. В феврале 2018-го он открывал во Франции выставку к 75‑летию Сталинградской Победы, а накануне этого события указом Президента РФ его наградили орденом Дружбы – «за многолетнюю добросовестную работу и активную общественную деятельность». Мудрый, созидательный, неравнодушный – так рассказали о нем нашему обозревателю Юлии ГРЕЧУХИНОЙ. О человеке, судьба которого переплелась с историей города-героя.
В 1943 году немецкому военному корреспонденту Хейнцу Шрётеру поступил заказ от отдела пропаганды на книгу о Сталинграде. Предполагалось, что он покажет «жертву» 6-й немецкой армии как дань уважения оставшимся там навсегда солдатам вермахта. По такому случаю Шрётер был допущен в военные ведомства и министерства для сбора информации, начальство охотно отвечало на его вопросы и предоставляло нужные документы.