Послужной список участия в войсковых операциях волгоградца, генерал-майора Владимира Васильевича Россомахина обширный. Довелось ему служить на Кубе, в Чехословакии, а также в Афганистане. Сегодня он делится воспоминаниями с читателями «Сталинградки» именно о событиях афганской войны.

Автомат дороже пулемета

В Афганистане генерал-майор Россомахин (он был советником министра обороны ДРА, отвечал за оснащение афганской армии вооружением и боеприпасами) вел подробный дневник.

Эту карту Афганистана Владимир Васильевич Россомахин хранил в своем дневнике.

В нем – записи обо всем увиденном и пережитом им за 3 года службы в этой горной стране, с 1984го по 1987й год.

– В начале февраля 1987 года, – рассказывает Владимир Васильевич, листая потускневшие от времени страницы дневника, – было принято решение о выводе советских войск из городов Кандагара, Шинданда, Герата и Торгунди, а также их окрестностей. Советские войска в соответствии с этим решением выводились со всего иранского направления, и частично – с юга Афганистана.

Срок вывода предполагался – 6 месяцев. В то же время нам следовало усилить афганские воинские части на этих направлениях. Оставались же пока советские войска в Кабуле, в Джелалабаде и на дороге Кабул – Хайратон.

Почти полгода длилась подготовка к выводу советских войск. Афганским воинским частям при этом был отдан приказ – уничтожить базы противника, через которые он получал снаряжение.

Владимир Васильевич Россомахин (справа) на только что захваченной душманской базе Джавара в Афганистане.

Две крупных базы душманов располагались близ Джелалабада. Еще две базы – в районе Кандагара.

– Восемь душманских баз мы тогда уничтожили, – вспоминает Владимир Васильевич. – В том числе – крупнейшую базу Джавара. Она представляла собой вырытые в горном ущелье на границе с Пакистаном два десятка больших казематов, с огромным количеством вооружения, боеприпасов, продовольствия. Даже танки и бронетранспортеры там были. И еще – много героина…

Из Пакистана к базе Джавара вела хорошая дорога, но с афганской стороны никаких дорог к ней не было – вооружение оттуда доставлялось вглубь Афганистана караванами, по горным тропам. Базу Джавара поэтому пришлось взорвать.

Трофейное оружие, захваченное там, советские войска передали вождям афганских племен.

Особенно ценились у них автоматы Калашникова – даже много более, чем пулеметы.

Вывоз трофеев из Джавары (рисунок участника операции).

Как предали Наджибуллу

Вывод войск из последней, восточной части Афганистана завершился в феврале 1988 года.

Наши колонны, шедшие в СССР, по рассказам генерала Россомахина, были построены тогда особым образом.

Первым всегда следовал БМП либо БТР. За ним – колесная машина с грузом. А дальше – вереница боевых машин. Стволы у них, через одну, были развернуты поочередно в одну либо в другую сторону.

Ощетинившись стволами, таким образом, колонна могла открыть стрельбу в любую сторону, в любой момент.

– Причем, – говорит генерал Россомахин, – мы заранее выясняли места, где могла быть засада противника. Подходит, к примеру, колонна к зеленой зоне, или к «зеленке», как мы там называли ее.

Даже не выясняя, есть или нет там противник, она наносила по ней мощный артиллерийский удар.

В придачу к этому движущуюся колонну всегда сопровождали боевые вертолеты.

После ухода наших войск из Афганистана Афганская армия удерживала врага еще почти 3 года.

Она успешно отражала все атаки. И все‑таки афганское правительство Наджибуллы пало.

– Причина одна – раскол в правившей в этой стране Народно-Демократической партии Афганистана, – считает генерал Россомахин. – Она разделилась на халькистов и парчамистов. Халькисты – это часть рабочего класса и мелкие лавочники, а парчамисты – более богатые афганцы, помещики и крупные торговцы.

Наджибулла был парчамист, тогда как Министерство обороны Афганистана по сложившейся традиции мог возглавлять только халькист, и халькисты не подчинялись парчамистам.

Ахмад-шах Данай, начальник Генштаба Афганской армии, был халькист. Он восстал против правительства Наджибуллы.

При этом подчиненные ему воинские части, укомплектованные в основном узбеками, перекрыли дорогу, ведущую от советско-афганской границы вглубь Афганистана через перевал Саланг.

Снабжение боеприпасами располагавшихся там гарнизонов армии Афганистана вскоре прекратилось.

Так Наджибуллу, по сути дела, предали…

Передача афганцам трофейного оружия.

Пути отхода были перекрыты

– Мы не только ушли из Афганистана организованно и без потерь, – подытожил рассказ Владимир Васильевич Россомахин. – Мы там оставили огромное количество боеприпасов для афганской армии.

Что же касается американцев – они в Афганистане находились 20 лет.

Снабжались там американские войска в основном через Пакистан. Но на пути из него вглубь афганской территории находятся области, населенные пуштунами – народом иранского происхождения. Пуштуны активно препятствовали снабжению американских войск.

К тому же уже в сравнительно недавнем прошлом афганская армия практически полностью перешла на сторону талибов.

Снабжение американских войск стало осуществляться только по воздуху. Президент США Джо Байден отдал тогда приказ на вывод войск из Афганистана.

Но как их было выводить – пути отхода были перекрыты!

В отличие от советских войск они ничего не передавали армии Афганистана, а просто побросали все, что у них было, включая оружие и боеприпасы.

Брошены были даже вертолеты! По сути дела, это было бегство американцев из Афганистана.

Генерал-майор Владимир Васильевич Россомахин в июне этого года отметил свое 92-летие.

В Афганистане русских уважают

Владимир Васильевич так оценивает ситуацию, сложившуюся в Афганистане после ухода из него американских войск, и ее перспективы:

– Уверен, что талибы, захватившие в Афганистане власть, не пойдут ни с кем ни на какой союз – они будут самостоятельно руководить этой страной. Придя к власти, никого больше к ней не допустят, будут жестко ее удерживать.

Думаю, будут возможны еще в Афганистане новые вооруженные столкновения на религиозной почве между представителями 2 основных ветвей ислама – шиитами и суннитами. Но талибы и это подавят.

– К нам, к России, талибы будут относиться лучше, чем к кому‑либо еще, – считает Россомахин. 

– Талибы в русских признают бойцов и уважают нас за это, тогда как американцев в Афганистане, прямо говоря, не уважают – они плохие воины по сравнению с русскими.

Со временем, полагаю, Россия установит с Афганистаном, с возглавляющим его теперь правительством талибов нормальные отношения.

Помогать, однако, Россия им, думаю, не будет. Но и не допустит, чтобы талибы везли на территорию бывшего Советского Союза свой героин.

Ныне 92‑летний генерал-майор Владимир Россомахин – инспектор стратегического командования Южного военного округа.

У него осталось множество друзей среди афганцев. До сих пор некоторые афганцы, работавшие и служившие там вместе с ним, передают ему подчас привет и благодарности.

Впрочем, в Афганистане теперь вспоминают с большим уважением не только волгоградца генерала Россомахина, но также и многих других советских генералов, офицеров и солдат, доблестно исполнявших в этой стране свой интернациональный долг.

Прочитать ещё

75 лет назад здесь на пути врага встала насмерть легендарная дивизия Людникова. Тридцать суток в условиях практически полной изоляции воины дивизии защищали волжский берег. Спустя годы на месте героической обороны появился мемориал. И, хотя он находится в стороне от популярных туристических троп, это нисколько не умаляет его значения - он не менее важен, чем прославленный Мамаев курган. Приглашаем наших читателей на фотопрогулку по осеннему Острову Людникова.
С середины 50-х годов в СССР стала осуществляться политика восстановления справедливости в отношении пострадавших от репрессий. В том числе, это касалось и советских офицеров, побывавших в немецком плену. Некоторые из них, правда, до этого дня не дожили.