Начало созданию штрафных подразделений в годы Великой Отечественной войны положил приказ Сталина № 227 от 28 июля 1942 года «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» – или приказ «Ни шагу назад!».

Для лиц среднего и старшего командного и политсостава, виновных в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, в пределах фронта создавались от одного до трех штрафных батальонов, по 800 человек в каждом. Для рядовых и младших командиров, виновных в тех же нарушениях, в пределах армии создавалось от пяти до десяти штрафных рот, от 150 до 200 человек в каждой.

Штрафбаты и штрафные роты были подразделениями прорыва, направлявшимися на штурм позиций противника на самых горячих участках фронтов. В то же время, это были, в сущности, обычные стрелковые подразделения, но с необычным личным составом.


Количество штрафных батальонов и рот, действовавших на фронтах Великой Отечественной Войны. Из книги Дайнес В. О. Штрафбаты и заградотряды Красной Армии. — М.: Эксмо, Яуза, 2010.

До первой крови

Командный состав штрафных частей комплектовался из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. При этом «за особые условия прохождения воинской службы» им полагались определенные льготы. Такой набор кадров существовал неспроста - считалось, что далеко не каждый командир был способен управлять такими специфическими подразделениями.

Штрафники же, вне зависимости от прежних воинских званий, служили рядовыми, хотя в отдельных случаях могли быть назначены на должности младшего комсостава. И бывшие майоры да полковники с винтовками в руках вынуждены были исполнять приказы лейтенантов...

В штрафбаты и роты провинившихся направляли на срок от одного месяца до трех. Или же «до первой крови» – ранение, полученное даже в первый день пребывания в штрафном подразделении, автоматически возвращало бойца в его прежнюю часть, на ту же должность, в том же воинском звании, с которых он был направлен в штрафбат.


Как жилось штрафникам под Сталинградом?

С первых дней августа в штрафбат, формировавшийся в селе Самофаловка Городищенского района, начали поступать разжалованные в рядовые бывшие офицеры. Из них комплектовались стрелковые роты и роты противотанковых ружей. Покинув Самофаловку, батальон проследовал с боями по хуторам Терновка, Попов и Ширяевский.

В пору отсутствия боев предусматривались десять часов занятий по боевой и строевой подготовке. Горячую пищу им готовили только на завтрак и обед, ужин как таковой в распорядке дня не значился. При этом питание обычно  было плохим - половина муки, поступавшей для штрафбата, оказывалась непригодной для выпечки хлеба; часто не было ни соли, ни картофеля.

Самофаловский штрафбат, как и другие штрафбаты страны, за всю войну ни разу не размещался в крупном населенном пункте и ни одного такого не освобождал, всякий раз решая самые опасные, но вспомогательные для других воинских частей боевые задачи.

Мужество в бою и реабилитация

Между тем, батальон сражался героически на всех участках фронта, куда был направлен. Первые серьезные потери он понес в районе высоты 108,4 у села Котлубань. Там геройски погибли 19 штрафников и один командир взвода, еще 30 бойцов получили ранения. Все погибшие были похоронены на южном склоне той же высоты.

Всего со 2 октября 1942-го по 1 января 1943 года в батальон поступили 154 осужденных военными трибуналами, еще 177 были направлены в него приказами командиров дивизий и вышестоящего комсостава. За это же время убитыми и ранеными штрафбат потерял свыше 200 человек. Из остающихся в строю, практически, каждый третий был болен, в том числе и тяжкими болезнями, но они продолжали сражаться с врагом.

Среди проявивших мужество в боях под Сталинградом штрафников многие были реабилитированы досрочно, погибшие же зачастую восстанавливались в своих воинских званиях посмертно.

Реабилитация происходила торжественно: приказ объявлялся перед строем, представители штаба и политуправления фронта тут же возвращали восстановленным в правах их ордена и медали. Несколько позже им вручались и полевые погоны с прежними знаками отличия, а также выдавались на руки предписания с указанием новых мест воинской службы.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Сегодня трудно представить, как 30 лет назад первые поисковики из отряда «Надежда» выходили в поле и в одиночку, с лопатами наперевес, противостояли «черным копателям», осквернявшим солдатские могилы. А руководила отрядом преподаватель физики и астрономии россошинской сельской школы Галина Орешкина, которая впоследствии стала первым директором знаменитого на весь мир мемориала. О том, как все начиналось, через какие трудности пришлось пройти и как родился термин «поисковое движение», Галина Анатольевна рассказала нашему обозревателю Александру ЛИТВИНОВУ.
Поразил писателя помощник командира взвода, старший сержант Подханов, «не захотевший после ранения уходить на левый берег. Когда начинался бой, он вылезал из подземелья, где находилась санитарная рота, и, подползая к переднему краю, стрелял из винтовки».