Многие ключевые события Сталинградской битвы происходили не в самом городе, а на дальних и ближних подступах к нему. Одна из страниц этой героической летописи связана с боями, которые после страшной бомбежки 23 августа в ночь на 24-е шли на территории нынешнего Городищенского района Волгоградской области. То, что совершила там 35‑я гвардейская стрелковая дивизия, иначе как подвигом не назовешь. И вот почему.

Решающая ночь

23 августа 1942-го была не только страшная бомбежка Сталинграда. В это время развернулось жесточайшее сражение наших бойцов с фашистскими частями, которые рвались к Волге. Ситуацию тех дней советский полководец Александр Василевский, бывший в эти дни представителем Ставки Верховного Главнокомандующего на Сталинградском фронте, описывал так:

«...Телефонно-телеграфная связь с Москвой прервалась. Сталин спрашивает по радио: «Товарищ Василевский, сообщите, где вы сейчас находитесь?»

Отвечаю: «В Сталинграде, на командном пункте в штольне у реки Царица». В ответ: «Врете, сбежали, наверное, вместе с Еременко на левый берег…»

Я оторопел и говорю: «Со мной Маленков, Малышев, Чуянов…» Трудно было в этой обстановке сохранять душевное равновесие. Все мы ясно понимали, какую смертельную угрозу означает падение Сталинграда...»

На северную окраину города были направлены все возможные воинские части, артиллерия, это был «день наивысшего напряжения», вспоминал впоследствии маршал Александр Василевский.

Реальная угроза

О немецком плане захвата Сталинграда, наверное, слышали многие. Однако все детали причин срыва этого блицкрига, который предусматривал окружение и разгром частей 62‑й армии в междуречье Волги и Дона, неизвестны до сих пор.

В приказе Паулюса от 19 августа 1942 года перед 6‑й полевой армией ставилась задача форсировать Дон между населенными пунктами Песковатка и Трехостровская и нанести удар главными силами в район севернее Сталинграда до Волги.

Этот удар должен был сопровождаться на южном фланге продвижением через реку Россошку в ее среднем течении.

Цель – юго-западнее Сталинграда соединиться с продвигающимися с юга частями 4‑й немецкой танковой армии, указывались задачи занять центральную, южную и северную части Сталинграда.

Из этого документа следуют 2 направления движения немцев:

• долина реки Россошки вплоть до хутора Новая Надежда и поселка Гумрак;

• поселок Рынок (ныне – район у Волжской ГЭС) – тракторный завод.

1. На фрагменте карты Ганса Дерра из книги «Поход на Сталинград» следует, что целых 3 армейских корпуса 6-й армии Паулюса – 14-й, 8-й, 51-й – проникли в междуречье Волги и Дона. И на этом направлении немцы обладали колоссальным преимуществом.

Сам факт прорыва 14-го танкового корпуса к Волге означал, что фашисты начинают изолировать с севера измученную в боях нашу 62‑ю армию, сражавшуюся с 17 июля против многократно превосходящего по силам монстра – 6‑й полевой армии вермахта.

По сути, немцы заходили в тыл с севера, создав угрозу окружения 62‑й армии и ее разгрома на самых ближних подступах к Сталинграду.

В это время основные дивизии 62‑й армии защищали восточный берег Дона. Силы противника были превосходящими.

14-й танковый корпус стоял у поселка Рынок, пытаясь с ходу захватить тракторный завод. И лишь благодаря отчаянному сопротивлению ополчения, которое было сформировано из работников предприятия, девушек-зенитчиц 1077‑го зенитно-артиллерийского полка (ЗАП), а также 1078‑го ЗАП и 10-й стрелковой дивизии НКВД, эту угрозу удалось снять.

Фон Виттерсгейм, командующий 14-м танковым корпусом, стал дожидаться, когда смогут расставиться его «соседи по прорыву» – 3-я и 60-я моторизованные дивизии и части 8‑го армейского корпуса.

2. Но несмотря на срыв плана немцев, создавался так называемый «Северный заслон». И целых 6 дней (23‑29 августа 1942 года) наши бойцы сумели отвоевать, чтобы 62-я армия могла организованно отступить, и была снята угроза ее окружения и разгрома. Но за счет чего? И какой ценой?

Разрушить наземный мост

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить про наземный мост – для немцев он служил задачей перекрыть линию железной дороги Сталинград – Иловля и линию снабжения войск, обороняющих город.

Помимо этого, наземный мост не давал возможности прийти на помощь 62‑й армии тем войскам, которые располагались севернее наземного моста – это 4‑я танковая армия Крюченкина, 1‑я гвардейская армия Москаленко, а позднее – 24‑я армия Козлова и 66-я армия Малиновского.

Поэтому нашим войскам нужно было во что бы то ни стало разрушить этот наземный мост. Одно из ключевых решений Сталинградской битвы было принято 23 августа в18.30. В это время в штаб 35-й гвардейской стрелковой дивизии поступил приказ командующего в тот момент 62-й армией генерала Антона Лопатина:

«...Противник прорвал оборону в р-не х. Вертячий. Приказываю 35-й гвардейской стрелковой дивизии во взаимодействии со 169-й танковой бригадой перейти в наступление в направлении х. Вертячий с задачей уничтожить прорвавшегося противника...»

Во второй половине дня 23 августа 35‑я гвардейская с рубежа Котлубань – Самофаловка контратаковала противника.

Наступательный маневр

В упорных боях дивизия прорвалась в район Большой Россошки, где мужественно оборонялась 87‑я стрелковая дивизия 62‑й армии. Гвардейцы овладели Малой Россошкой.

3. На фрагменте карты «Боевые действия 4‑й танковой и 62‑й армий 23 августа 1942 года» зеленой стрелкой обозначен маневр 35‑й гвардейской дивизии, который она выполнила всего за 8 часов.

Этот отрезок времени охватывает период 23 августа с 18.30 до 24 августа 02.00 и участок территории от Котлубани до Малой и Большой Россошек. На начало маневра в подразделении было 9333 бойца.

Южнее станции Котлубань передовой отряд дивизии принял бой с крупными силами танков и мотопехоты противника.

У Самофаловки гвардейцы преградили путь вражеским танкам. Отличились бойцы пулеметной роты учебного батальона под командованием лейтенанта Рубена Ибаррури, который в этом бою был смертельно ранен и позже удостоен звания Героя Советского Союза.

В результате боя в ночь на 24 августа 1942 года коридор протяженностью 8 км, по которому противник постоянно подбрасывал подкрепление, боеприпасы и продовольствие частям немецкого 14-го танкового корпуса, был сокращен вдвое – до 4 км. Фактически движение врага в сторону Волги прекратилось.

Сделать это удалось силами 35‑й гвардейской дивизии. И это несмотря на то, что ее маневр подразумевал движение с севера на юг, а немцы шли с запада на восток, угрожая тылам дивизии.

Но мало того, что бойцы Василия Глазкова находились в самом пекле сражения, у них не было даже своей артиллерии. Однако дивизия до конца выполнила свой долг.

Уже на следующий день она получила приказ занять круговую оборону на высоте 137.2 недалеко от хутора Бородино. Эта позиция была особенно удачна, поскольку в районе Россошек проходила часть оборонительного обвода, которым удалось воспользоваться бойцам 35‑й гвардейской.

Да, на направлении северного заслона можно отметить и группы Коваленко и Штевнева, но именно дивизия Глазкова оказалась в самой гуще событий и помогла снять угрозу окружения и разгрома частей 62‑й армии.

Та сама изрешеченная пулями и осколками шинель Глазкова.

За этот подвиг 35-я гвардейская заплатила очень высокую цену. С 24 августа по 1 сентября 1942 года в районе Россошек она потеряла 8 тыс. бойцов – убитыми, ранеными и пропавшими без вести. В степи под Сталинградом полегло около двух третей всего личного состава.

Но если бы дивизия не осуществила свой героический маневр, то штурм Сталинграда начался гораздо раньше. Гвардейцы Глазкова выиграли время для 62‑й и 64‑й армий и помогли нашим силам сорвать блицкриг противника.

Прочитать ещё

Много лет 23 августа на Россошинском военно-мемориальном кладбище проходит церемония перезахоронения останков воинов, погибших в битве на Волге и найденных поисковыми отрядами. В этом году преданы земле останки 1112 защитников Сталинграда.
17 июля этого года в станице Арчединской Михайловского района к 100‑летию мученической кончины святых царственных страстотерпцев в Успенско-Никольском храме был торжественно открыт и освящен бронзовый бюст святого царя-мученика Николая II. Среди почетных гостей церемонии был и советник первоиерарха Русской православной церкви за границей, начальник Войсковой православной миссии и руководитель российской общественной организации «Православная миссия по возрождению духовных ценностей русского народа» Игорь СМЫКОВ. Он дал эксклюзивное интервью нашей газете.