27 октября 1941 года вышел приказ Народного комиссара ВМФ СССР о формировании Волжской военной флотилии – оперативного объединения Рабоче-Крестьянского Красного флота.
Слева направо: первый командующий Волжской военной флотилией капитан 1-го ранга Самуил Сапожников (1903-1985), 6 ноября 1941-го его сменил контр-адмирал Сергей Воробьев (1904-1974), а с 16 февраля 1942-го до июля 1943-го флотилией командовал контр-адмирал Дмитрий Рогачев (1895-1963).

О том, какой вклад внесла флотилия в историческую победу под Сталинградом, свидетельствуют слова Маршала Советского Союза Василия Чуйкова: «О роли моряков флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, 62‑я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия».

Между тем стоит согласиться и с мнением выдающегося советского военачальника адмирала флота Советского Союза Николая Кузнецова, отметившего, что «о боевых делах Волжской флотилии рассказано еще далеко не все».

Подробно о боевой работе моряков Волжской военной флотилии в дни Сталинградской битвы рассказать в одной газетной публикации трудно. Поэтому мы решили затронуть лишь несколько малоизвестных фактов и событий той поры.

Поможет нам историк и оружиевед Иван Коротков – ведущий хранитель фондов Государственного историко-мемориального музея-заповедника «Сталинградская битва».

За подвиги в Сталинградской битве канонерская лодка «Усыскин» была награждена орденом Красного Знамени.

Пароходы стали канонерками

Создавалась Волжская военная флотилия не на пустом месте, базой ее формирования стал учебный отряд кораблей Военно-морского флота (ВМФ).

– Этот отряд был создан, – объясняет Иван Коротков, – в соответствии с постановлением ГКО СССР № 162сс от 16 июля 1941 года «О формировании учебного отряда кораблей ВМФ на р. Волга» и с приказом НК ВМФ № 0023 от того же числа.

Главная база отряда должна была быть в Сталинграде, а маневренные – в Ульяновске и Горьком.

В новый отряд сразу же было мобилизовано 7 колесных буксирных пароходов водоизмещением в 400 т и максимальной скоростью хода в 18,5 узла.

Все они построены Зеленодольским заводом «Красный металлист» в 1934‑1938 годах: «Громов», «Руднев», «Усыскин», «Киров», «Федосеенко», «Щорс», «Чапаев».

– С пароходов снимались все лишние для ведения боевых действий деревянные надстройки, усиливались корпуса, – рассказывает иван Коротков. – Их вооружали 2 100‑мм корабельными пушками Б-24БМ в бронированных полубашнях, а также 2 зенитками и пулеметами.

Осенью 1942 года флотилия пополнилась и другими такими же переоборудованными пароходами, их стали называть «канонерскими лодками», именно они и составили главную ударную силу Волжской военной флотилии.

Кроме того, в учебном отряде кораблей были катера-тральщики и бронекатера проектов 1124 и 1125.

Во время Сталинградской битвы на Волге ходили суда не только Волжской военной флотилии. Перевозкой грузов (различные грузовые караваны, баржи) занимался Волготанкер.

Некоторые суда Волжской военной флотилии продолжали боевую работу вплоть до завершения Сталинградского сражения, на фото: переправа наших частей через Волгу, ноябрь 1942 года.

Мирные суда стали боевыми

– Тогда в ведении Нижне-Волжского речного пароходства были переправы и пассажирские перевозки, – продолжает Иван Коротков, – а сама ВВФ, кроме ведения боевых действий, прикрывала грузовые караваны, переправляла подкрепление и различные грузы военного назначения.

Состав флотилии, поставленные боевые задачи вплоть до ее расформирования летом 1944 года менялись в зависимости от развития событий на фронте и в районе Сталинграда.

Но, пожалуй, главная особенность Волжской военной флотилии в том, что большую часть кораблей (плавсредств) составляли мобилизованные гражданские суда.

Необходимо отметить поистине героическую работу Сталинградского судостроительного завода.

С 1 сентября 1942 года и до конца навигации на Волге работники завода ввели в строй 61 судно различного назначения, постоянно занимались ремонтом поврежденных судов всех типов как на своей территории, так и силами выездных бригад.

Только с октября и за 1-ю половину ноября в прифронтовых условиях ими были отремонтированы 16 катеров и баркасов, 3 парохода, 4 спаренных военных парома, 9 тральщиков, 4 плавучие батареи и 6 несамоходных паромов.

Изо дня в день рискуя жизнью доставляли речники необходимые грузы защитникам Сталинграда.

«Усыскин» и «Чапаев»

Впервые корабли флотилии открыли огонь по противнику 20 августа 1942 года, когда 4‑я танковая армия немецкого генерал-полковника Гота попыталась прорваться к Сталинграду.

Наступление шло с юга вдоль Волги, через Красноармейский район, где занимали оборонительные позиции 57я и 64я армии.

Советские части поддерживали огнем канонерские лодки «Громов», «Руднев», Щорс», «Киров», «Федосеенко» и плавбатареи № 97 и № 98.

Огневые позиции располагались у острова Сарпинского, напротив Красноармейска и Бекетовки и в районе Татьянки и Светлого Яра. Здесь в 20-х числах августа врага остановили, и фронт стабилизировался.

Плавбатареи были особыми артиллерийскими подразделениями.

Это несамоходные баржи, вооруженные 2 152мм гаубицами-пушками образца 1937 года МЛ-20.

Контр-адмирал Дмитрий Рогачев так оценивал действия канонерских лодок:

«...Безбронные корабли, вооруженные 100мм системой Б-24, при умелом их использовании могут дать большой эффект, используемые на закрытых позициях и хорошо замаскированные...»

Адмирал Николай Кузнецов в своих мемуарах привел такой факт:

«...Вспоминается рассказ командира канонерской лодки «Усыскин», входившей в состав Волжской военной флотилии, о том, как в критический период обороны Сталинграда генерал Андрей Иванович Еременко, командовавший фронтом, посетил корабль и расцеловал комендоров за меткую стрельбу по вражеским танкам...»

Случай в годы войны редкий, если не сказать уникальный. Боевые задачи экипаж выполнял под командованием капитан-лейтенанта Кузнецова и военкома политрука Грищенко.

Корректировал огонь на наблюдательном пункте лейтенант Василий Загинайло – один из лучших артиллеристов флотилии, за бои в Сталинграде он был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени.

Последние выстрелы по врагу канониры «Усыскина» произвели 31 января 43-го, а 27 февраля героические канонерские лодки «Усыскин» и «Чапаев» были награждены орденами Красного Знамени.

Бронекатер проекта 1124 в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил России.

В бой идут «речные танки»

В состав Волжской военной флотилии входило 3 типа бронекатеров (БК) – проекта 1124, которые называли «Амурские», проекта 1125 – «Днепровские» и проекта С-40 – «Аму-Дарьинские». Все 3 типа БК разработаны в предвоенные годы и были весьма близки по конструкции.

Свои названия бронекатера получили по рекам, на которых планировалось применять их первоначально, в дни боев за Сталинград бронекатера защитники города ласково называли «броняшки», «бычки» или «букашки».

Бронекатера проектов 1124 и 1125 были водоизмещением 42 и 26 т, а С-40 – 31,9 т. Чтобы иметь возможность плавать по рекам, осадка их была всего 0,8 м (проект 1124) и 0,5 м (проект 1125 и С-40).

Эти БК вписывались в железнодорожные габариты СССР при перевозке по железной дороге на открытой платформе. Это позволяло перебрасывать катера на дальние расстояния.

Вооружение проекта 1124 состояло из 2 76,2‑мм орудий каждое в башне от танка и 2 7,62‑мм пулеметов в башенной установке.

На первые БК ставили башню среднего танка Т-28 с 76мм пушкой образца 1927 / 32 годов, а с начала 1942го – башню танка Т-34 с 76мм пушкой Ф-34.

Скорее всего, из‑за использования в конструкции танковых, а не морских башен, бронекатера и получили свое ставшее почти официальным название «речные танки».

Катера проекта 1125 и С-40 имели на вооружении 1 танковую башню и 2 крупнокалиберных 12,7мм пулемета ДШК.

Именно в Волгограде – единственном городе России – установлены в качестве памятников бронекатера 2 проектов. Бронекатер Б-13 проекта 1125 можно увидеть на Центральной набережной Волгограда, а единственный дошедший до наших дней бронекатер Б-31 проекта С-40 поднят со дна Волги в 2017 году, отреставрирован и теперь стоит на набережной же в специальном павильоне.

Бронекатер проекта С-40 стал на вечную стоянку на Центральной набережной Волгограда в 2020 году.

Реактивный огонь с воды

В 1941‑1942 годах из‑за нехватки башен танков Т-34 часть бронекатеров проекта 1124 вооружали 76‑мм зенитными пушками образца 1914 / 15 годов (пушками Лендера). Орудия располагались на палубе открыто, такие бронекатера успешно выполняли задачу по сопровождению караванов судов и их защите от налетов авиации противника.

Осенью 1942 года на вооружение бронекатеров были приняты реактивные установки М-8М и M-13‑MI. 

– Впервые в мировой практике ракетное вооружение с палубы боевого корабля было применено по врагу именно под Сталинградом.

БКА № 52 (проект 1124) был вооружен опытным образцом ПУ М-13МІІ с 16 направляющими.

На катерах этого проекта пусковая установка монтировалась вместо кормовой башни, а на катерах проекта 1125 – на корме дополнительно.

– Живучесть бронекатеров была очень высокой, – поясняет Иван Коротков. – Если не отказывали двигатели, то катера не выходили из боя, даже если получали несколько попаданий.

При прямом попадании снаряда в бензобак топливо, как правило, не горело и не взрывалось, потому что от двигателей подавали выхлопные газы, которые заполняли объем бака над уменьшающимся уровнем бензина.

Условия боевой работы и жизни в отсеках бронекатеров были очень сложными. И вместе с тем подобных кораблей для проведения боевых операций на реках или озерах в годы Второй мировой войны не было ни в одной армии, кроме нашей.

К сожалению, сразу после Сталинградской битвы все канонерские лодки и плавучие батареи разоружили и передали в народное хозяйство.

Пароходы, бывшие канонерскими лодками, в конце 50‑х – начале 60‑х списали на металлолом, поэтому сохранились лишь их модели и довольно немногочисленные фото.

Два лучших артиллериста флотилии

Матрос-наводчик Александр Васильев и старшина 2-й статьи командир башни Петр Крюков из экипажа бронекатера Б-13, октябрь 1942 года, Сталинград.

Военный снимок из Сталинграда хранит память о подвиге бойцов

В Российском государственном архиве кинофотодокументов есть снимок военного корреспондента газеты «Известия» Павла Трошкина «Один из лучших орудийных расчетов Волжской военной флотилии: матрос-наводчик А. В. Васильев и старшина 2й статьи командир башни П. Г. Крюков». Фото сделано в разгар боев за Сталинград в октябре 42-го. Вот что нашему военному обозревателю Александру Фолиеву удалось установить по архивным документам.

Петр Георгиевич Крюков родился 28 июня 1921 года в селе Епанчино Глазковского района Тамбовской области.

В 1940 году был призван на службу в армию. От Сталинграда в составе Волжской, а затем Днепровской военных флотилий, он дошел до Германии.

В годы войны был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями Нахимова, «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941‑1945 гг.».

Уволился с военной службы в июне 1947 года в звании главного старшины командира бронекатера, в 1985 году награжден орденом Отечественной войны I степени.

Александр Васильевич Васильев родился в с. Мошенское Демянского района Ленинградской области. В армию был призван в 1941 году.

За годы войны награжден орденом Красной Звезды, 2 медалями «За отвагу», медалями Нахимова, «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941‑1945 гг.».

Прошел с боями комендором пушки бронекатера от Сталинграда до Германии, причем все время воевал в экипаже бронекатера Б-13. В 1985 году награжден орденом Отечественной войны I степени.

Самое интересное, что можно сказать с точностью до сантиметра, где сделана эта фотография: на башне катера БК-13. Этот катер в 1994 году установили на Центральной набережной Волгограда.

Бронекатер Б-13 на нижней террасе Центральной набережной Волгограда.

 

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Делегация из Октябрьского района Волгоградской области побывала в поселке Шарнут Сарпинского района Калмыкии на мероприятиях, посвященных 100‑летию со дня рождения Героя Советского Союза, участника Сталинградской битвы  Карсыбая Спатаева.
Среди специалистов нередко можно услышать, что существенный вклад в разработку методов стрельбы из противотанковых ружей по немецким самолетам внес стрелок-бронебойщик 284‑й стрелковой дивизии Дмитрий Шумаков. Однако почему тогда за это изобретение его не наградили? Невозможно найти об этом ни воспоминания ветеранов, ни документов. Так кому же тогда на самом деле принадлежит гениальное ноу-хау времен Сталинградской битвы?