Нашему земляку Константину Александровичу Мелихову в январе исполнилось 98 лет. Он не просто ветеран войны, участник Великой битвы на Волге, но еще и один из тех, кто своими глазами видел, как начиналась в Сталинграде капитуляция Паулюса.

31 января 1943 года часть, где служил минометчиком Константин Мелихов, упорно продвигалась со стороны Бекетовки к центру Сталинграда. И тут командир приказал ему: «Дуй к универмагу, пулей!»

 В рабочем порядке

 Весь двор у магазина был забит немцами. Они сдавались. Стояли группами, без оружия. Мелихов слегка опешил, но через минуту-другую попривык к обилию серых шинелей и лиц. 

 Пропуская очередную конвоируемую группу, Константин сделал несколько шагов назад, к зданию, и, поскользнувшись на ступеньках, стремительно скатился по крутой лестнице в подвал универмага. По пути он зацепил какого-то фрица, а может, двоих... Не привычные к темноте глаза сперва не различили никого из наших. Вокруг одни немцы!

 – Мимо меня провели какого-то немецкого начальника, – рассказывает Константин Александрович, – по всему видать, большую шишку. Но кто это такой, нам не объясняли, не до того...

Это потом стало ясно, что именно в этот день и в этом месте наши командиры принимали капитуляцию командующего 6-й немецкой армией генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса. Что Сталинградская битва победоносно заканчивается. Тогда же, 31 января, все происходило в «рабочем порядке». Бойцов Мелихова, Алхутова и Фоменко просто поставили «на часы». А шишку в мышиной шинели завели в небольшое подвальное помещение, видимо, на первый допрос.

 После его завершения Паулюса и приближенных к нему офицеров провели к машине, которая повезла пленных в Бекетовку.  Ирония судьбы – здесь до войны жила семья Мелиховых. Туда же Константин Александрович и вернулся после окончания войны.

Это фото пленного Паулюса сделано в Бекетовке, родном поселке Мелихова.

 Искупил вину кровью

 ...Костя Мелихов родился 27 января 1920 года в Армавире. В 20-е его папа был фельдшером в красноармейском отряде, мама тоже служила медиком. Опасаясь преследования белогвардейцев, маленького Костю родители на некоторое время даже отдавали в одну армянскую семью, как говорится, от греха подальше. Спасибо добрым людям – о мальце они заботились как могли.

В армию Мелихова призвали в 39-м. Служил в Гомельской и Ульяновской областях, в Грузии. Там в городке Ахалкалаки красноармеец Мелихов узнал о том, что началась война.  Чего только не было за четыре фронтовых года! Бои, походы... Ранения, контузии (одна из них тяжелая). Константин Александрович даже в штрафной роте несколько месяцев воевал. Все из-за своего крутого нрава и принципа – не прогибаться под обстоятельства.

 В Харьковской области это было. Часть угодила в окружение. Красноармейцы дрались как львы, но... Боеприпасы не вовремя закончились. Мелихов в числе других бойцов попал в плен. Не успели немцы сообразить толком, что к чему, а Костя с товарищами уже сбежал. А  когда уцелевшие красноармейцы добрались к своим, Косте плюнули в душу. И попали.

 Допрос с пристрастием изобиловал грубостью и недвусмысленными намеками, дескать, рассказывайте, хлопцы, как в плен сдавались, Родину предавали... После очередного издевательского вопроса Мелихов схватил со стола хрустальную пепельницу и запустил ее в ухмыляющуюся физиономию. Минометчик Мелихов попал дважды. Сначала в выбранную цель. Потом – в штрафроту.

Константин Мелихов на войне.

 После тяжелой контузии Константина как искупившего свою вину кровью вернули в родную часть. Он продолжал воевать в 38-й мотострелковой бригаде. Стал командиром минометного расчета, комсоргом батальона.

 На следующий день после начала контрнаступления под Сталинградом бригаду, в которой воевал Мелихов, бросили в прорыв. Немцы оборонялись с отчаянием обреченных – высота в районе хутора Елхи была сплошь усеяна трупами. Когда стемнело, старшина подвез харчи. Постреливали уже реже.

Книга защитила от смерти

 – По овражку мы пошли к полевой кухне, – вспоминает Константин Александрович. – По дороге в темноте кто-то толкнул меня в спину. Обернулся – никого. Добрались до полевой кухни, достаю котелок, гляжу, а он дырявый. Что за чертовщина?..

 Утром Мелихов осмотрел вещмешок. И нашел осколок вражеского снаряда. Это он толкнул бойца в спину, пробил котелок, а сам застрял в книге, которую Костя таскал в заплечном сидоре.

 Когда бой у высоты завершился, батарейцы получили приказ занять другой участок фронта.

 – Так и прошли мы мимо домика, где жили мои родители. Я их с 39-го года не видел. Заходить не стал: зачем здороваться, чтобы тут же прощаться? Но батя увидел меня, выбежал... Пошел рядом со мной в колонне. Он взял мой вещмешок... Нес его до Старой Бекетовки. Никак не хотел возвращаться домой. Долго стоял, смотрел нам вслед... Именно в районе хутора Елхи поставили жирную победную точку в Сталинградском сражении минометчики 38-й бригады. Не точку даже, а восклицательный знак! Оттуда, из своих родных мест и начался освободительный поход Мелихова на запад. Великую Отечественную вой­ну он завершил в Бреслау (ныне – польский Вроцлав).

 ***

После войны Мелихов вернулся в Сталинград. В ноябре 45-го восстановился в мединституте. После его окончания продолжил службу в Советской армии. Лечил людей на Сахалине. Демобилизовался в звании капитана медицинской службы. Вернулся в Сталинград. Работал рентгенологом в городской больнице, затем заведовал физиотерапевтическим отделением.

 В семье Мелиховых – с супругой Евдокией Ивановной вместе уже 68 лет! – родились двое детей: Александр стал архитектором, Наталья пошла по стопам родителей – она врач. Четверо внуков и три правнука. Первые лет десять после войны Константин Александрович серьезно увлекался альпинизмом. Но фронтовые раны давали о себе знать – пришлось прекратить походы в горы. А вот другое хобби – собирание книг – осталось с ветераном по сей день.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Поразил писателя помощник командира взвода, старший сержант Подханов, «не захотевший после ранения уходить на левый берег. Когда начинался бой, он вылезал из подземелья, где находилась санитарная рота, и, подползая к переднему краю, стрелял из винтовки».
130 сталинградских дней и ночей его стальная дивизия стояла на защите Мамаева кургана.