«В 2016 году широко отмечалось столе­тие прославленного героя-летчика Алексея МАРЕСЬЕВА, уроженца Камышина. Между тем мы можем гордиться и другим воздушным асом – Героем Советского Союза Иваном ЛАЗАРЕВЫМ. О яркой, но короткой жизни военного летчика рассказывает камышинский историк и краевед Вячеслав ШАМАЕВ.

Из Средней Камышанки

Родился Иван Александрович Лазарев 9 сентября 1918 года в с. Средняя Камышинка Камышинского района. Отец умер рано, и мама вскоре вышла замуж за односельчанина Александра Бочкарева. Родились у них еще три сына и дочь.

После окончания сельской школы Иван поехал в Камышин. Учился в Первой образцовой школе ФЗД (фабрично-заводская девятилетка), в 33-м ее окончил.

Судьбоносная встреча

Летом 34-го состоялась встреча камышан с легендарным летчиком Михаилом Водопьяновым. По его предложению открыли в городе аэроклуб и парашютную вышку. У многих ребят тогда зародилось желание стать летчиками. Не стал исключением и Иван. 

На последнем курсе местного гидромелиоративного техникума он подал заявление с просьбой выдать документы для поступления в Балашовскую школу летчиков гражданского флота.

Когда курсант Лазарев приезжал в родное село Средняя Камышинка, односельчане всегда торжественно его встречали – первый летчик!

Позже его брат Александр Бочкарев вспоминал:

«... Приезжая на каникулы, Иван всегда был подтянут, строен. А форма была так на нем ладная, что всему мужскому населению было завидно. А мы, братья, очень этим гордились. А когда он мне подарил свой синий китель, да еще пуговицы не пришивались, а крепились на специальных медных колечках, то для меня эта награда была чрезвычайно высокой...».

1940 год. И вот он, выпуск! По решению командования отличник боевой и политической подготовки младший лейтенант Лазарев направляется 19 ноября 1940-го инструктором-летчиком в Новосибирскую военную авиационную школу пилотов (Бердск). 

В авиашколе служила медсестрой Александра Сибирцева, уроженка города Искитим (Новосибирская область). Полюбил ее Иван Лазарев, и стала жить в радости молодая пара. по пути, ненадолго...

С самых первых дней вой­ны Лазарев просит отправить его на фронт, но получает отказы: нужно готовить летчиков.  Только в 42-м ему удалось попасть в действующую армию.

Из воспоминаний сына Валерия Ивановича:

«... В июле 42-го отец был направлен на Аляску для приема американских самолетов В-25 и переброски их в район Москвы, где был впоследствии сформирован 13-й Рославльский гвардейский авиаполк дальнего действия, в котором и воевал отец...».

Лазарев стал командиром экипажа 37-го дальнебомбардировочного полка 222-й дальнебомбардировочной дивизии Резерва Верховного Главного Командования. Полки ее осваивали только что полученные из США бомбардировщики В-25 Митчелл. В сентябре того же года дивизия была передана в Авиацию дальнего действия (АДД).

В августе 42-го экипаж Лазарева (в звене лейтенанта Михаила Козлова) участвовал в дневных налетах на вражеские переправы через Дон в 50-60 км северо-западнее Сталинграда.

Выполняя боевое задание, он летел и думал о том, что там, под Сталинградом, живут его родные и близкие, друзья. Там Камышин, где прошли его детские годы, где он учился, мечтал стать летчиком…

Первым боевым орденом Красного Знамени Лазарев был награжден, в том числе, и за Сталинградскую битву. Написал об этом жене. А из ответа узнал: 5 марта 43-го у него родился сын, которого назвали Валерий!

К весне 43-го старший лейтенант Лазарев стал командиром звена, участвовал в операциях Западного, Калининского, Брянского фронтов.

Брат Алексей Бочкарев вспоминал:

«... После награждения он получает краткосрочный отпуск на малую Родину, который образовался в результате перелета летчиков и техников части в Саратовскую область для получения новых В-25.

Промежуточный аэродром «подскока» был в с. Лебяжье, где в то время жили мать Клавдия Ивановна, брат Виктор и сестра Нина.

 «Залетел по пути, ненадолго. Бью фашистов, мама», – говорил сын-летчик. И в Лебяжьем, и в Средней Камышинке фронтовиков встречали как героев.

Ничто не могло вышибить слезу у бравого воина, но когда навстречу ему вышел брат Виктор в его, Ивана, синем кителе курсанта Балашовского авиаучилища, вздрогнул, обнял брата и стоял так в притихшей толпе, пока слезы не сошли с лица...».

Последний полет

8 августа 43-го гвардии старшего лейтенанта Ивана Лазарева представили к званию Героя Советского Союза. К этому времени его звено совершило около

250 боевых вылетов в ночное время и сбросило на врага 140 тонн авиабомб. Они пролетели над вражеской территорией свыше 2 тысяч км, бомбили Варшаву, Люблин, Барановичи…

Но не вручили в этот раз Звезду Героя нашему земляку – наградили орденом Ленина. А 14 апреля 44-го – орденом Красного Знамени. Это был его третий боевой орден.

К октябрю 44-го Иван Лазарев имел уже 228 боевых вылетов. 14 октября он вновь был представлен к званию Героя. 

С воинскими почестями встретили Лазарева в родном полку. Ему присвоили очередное воинское звание – майор и утвердили командиром эскадрильи 229-го гвардейского Рославльского авиационного полка (с 22 декабря 1944 года, бывший 13-й гвардейский авиационный полк).

В ночь на 23 декабря экипаж Лазарева вылетел бомбить Будапешт. Это был последний полет... Судьба экипажа долгое время была неизвестной.

Только весной 45-го в полк вернулся штурман Семен Нечушкин, а в 46-м стрелок-радист Павел Рудьев. От них стало известно, что бомбардировщик был сбит немецким истребителем над венгерским городом Дьер.

Лазарев приказал экипажу покинуть горящую машину, но сам спастись не успел…

Письмо из Словакии

В июле этого года словавацкий историк Стано Бурса, многие годы собирающий материалы об Иване Лазареве, сообщил мне в письме, что на его выставке есть обломки самолета В-25 «Митчелл», которые он получил от венгерских поисковиков. Стано уверен, что это обломки именно самолета Лазарева.

Нашли их еще в 94-м в Дунае, когда он сильно обмелел, у венгерского села Ашваньраро рядом с г. Дьoр (Дьер). Экипаж был сбит над одним из островков, погибли пять летчиков, трое спаслись на парашютах и попали в плен.

После войны остались живы. Погибшие летчики, как считает Стано, похоронены в Ашваньраро на новом кладбище за селом как неизвестные солдаты…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

22 декабря 1942 года Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль для лиц, участвовавших в обороне сталинградских рубежей. Причем, эта награда вручалась не только военным, но и гражданским лицам. О том, за какие заслуги давали медаль, кто был её автором и кого первым удостоили медали "За оборону Сталинграда", смотрите в нашей инфографике.
В сентябре 1942 года превосходство немецкой авиации в воздушном пространстве над Сталинградской областью было довольно ощутимым. Советские летчики проявляли массовый героизм в попытке сдержать численно превосходящего противника, нередко рискуя собственной жизнью.