28 декабря 2018 года исполнилось 110 лет со дня рождения выдающегося советского скульптора, автора памятника «Родина-мать зовет!» Евгения Вучетича. Наша землячка, жительница города Новоаннинского Маргарита Нехезина написала об этом человеке замечательную книгу «Русский Микеланджело». Первая тысяча экземпляров разошлась буквально влет. С автором, которая семь лет работала над книгой, пообщался наш обозреватель Александр Литвинов.

Преклонялась с детства

– Маргарита Николаевна, что вас, непрофессионального литератора, подвигло на этот труд?

– С детства я относилась с преклонением к Евгению Вучетичу. Помню, к примеру, чувства, охватившие меня, когда отец отвез меня впервые к стоящему в свое время у первого шлюза Волго-Донского судоходного канала исполинскому памятнику Сталину работы Вучетича: восторг, удивление, уважение к его создателю.

- Работа над книгой была нелегкой?

– Да, ведь Вучетич не вел картографии своих произведений – узнать, где какое из них установлено, было непросто. Чтобы решить эту проблему, связалась по телефону с сыном Евгения Вучетича Виктором и с его женой. Мои друзья нашли и принесли мне книгу самого Вучетича. Борис Усик, в то время  директор музея-панорамы «Сталинградская битва», предоставил для работы множество материалов, фотографий. Областная дума выделила средства на издание. Впервые книга «Русский Микеланджело» вышла в свет в 2011 году. Отец Борис, благочинный Новоаннинского округа, даже освятил ее.

– Как читатели встретили книгу?

– Очень тепло. В числе первых читателей были министр культуры России Владимир Мединский, мэр Москвы Сергей Собянин, вице-президент Фонда ветеранов спецназа органов госбезопасности Сергей Кузнецов. Я развезла книги по многим музеям, раздарила известным людям. Тысяча экземпляров быстро разошлась, и я решила книгу переиздать. Деньги сейчас очень трудно найти, поэтому стала откладывать со своей пенсии.

Как Потомок королей стал шахтером

– С какими малоизвестными фактами вы столкнулись?

– Например, родился Вучетич на Украине, в Днепропетровске. Отец его, черногорец по национальности, Виктор Вучетич, умер рано, и маленький Евгений остался с мамой, в девичестве – Анной Стюарт, очень интеллигентной женщиной, дальней родственницей шотландской королевской династии Стюартов.

– Правда, что Вучетич свой трудовой путь начинал отнюдь не в творческой мастерской?

– В молодости он работал в шахте! А как пришел к творчеству? В книге есть эпизод, как Вучетич, задержавшись возле церкви, задумался и приложился к ней руками. И вдруг почувствовал, понял, что больше всего на свете хочет ощущать своими руками тепло и силу камня, работать с этим материалом. Словно Всевышний вложил в него что‑то тогда. Евгений начал рисовать с тех пор, делать людские фигурки из мякиша хлеба. И неслучайно, как утверждал известный волгоградский скульптор, народный художник России Виктор Фетисов, первый эскизный набросок статуи «Родины-матери» Вучетич слепил в свое время также из хлебного мякиша. Обу­чение художественному ремеслу началось в Ростовском художественном техникуме имени Грекова – так называется это учебное заведение теперь. Там и сейчас сохранились первые скульптуры мастера.

Судьба его хранила

– Он ведь был очень целе­устремленным?

– Да. В Ленинград, учиться в Академию художеств, он приехал на поезде из Средней Азии «зай­цем» – не было денег на билет. Трудился грузчиком в порту. Успешно сдал вступительный экзамен, но со временем, в знак протеста против неправильного, на его взгляд, преподавания, в 1933 году покинул академию.

– Воевал на фронте?

– Да, записался в ополчение, в боях получил контузию, после которой голос его становился временами как бы лающим. Кстати, еще минимум дважды Вучетич мог лишиться жизни. В шахте, где он работал, случился обвал, были погибшие, Вучетич выжил чудом. А когда он уезжал на юг СССР, в Узбекистан и Таджикистан, знакомиться с традиционной скульптурой Востока, там, на хлебозаготовках, попал в плен к басмачам. Его хотели казнить, пограничникам удалось с большим трудом спасти Вучетича. «Я страшно везучий человек, – говорил скульптор. – Меня расстреливали, но не расстреляли. Я попал под обвал в шахте на Донбассе, на довольно большой глубине, и не погиб. На войне был контужен, но не был убит…»

Загадочная параллель

– Ваша книга называется «Русский Микеланджело» – почему такие параллели?

– Потому что Вучетич в масштабах человечества – такой же значимый художник, как и Микеланджело. Но если работы Микеланджело Буонарроти остались только лишь в Италии, то произведения Вучетича находятся, к примеру, и в Берлине, и в Нью-Йорке. Два этих скульптора мне в равной мере дороги, хотя их отделяют друг от друга четыре столетия. В детстве я ходила в изостудию. Преподаватель, как только начинал вести занятие, ставил всегда на стол статуэтку Микеланджело.

– Какое наследие оставил Вучетич, кроме знаменитой «Родина-мать зовет!»?

– В моей книге много  редких фотографий и подробно излагается история создания многих его знаменитых работ, памятников народным героям – от Степана Разина до маршала Жукова. Их у Вучетича так много, что невольно задумываешься – как все это мог сделать всего лишь один человек, проживший совсем не такую уж долгую жизнь? Ведь умер Вучетич в возрасте 65 лет.

– А портреты?

– Их много – Георгия Жукова, Родиона Малиновского, Александра Василевского, Ивана Черняховского, Ивана Конева, Василия Чуйкова, с которым скульптор был дружен, а также множества других прославленных военачальников и обычных героев войны – таких как Александр Матросов, например. Все установлены там, откуда эти люди родом. Но Вучетич делал и прекрасные портреты знаменитых иностранцев. К примеру, датского художника Херлуфа Бидструпа, американского  – Рокуэлла Кента.

– Вы бываете на могиле мастера?

– Когда 12 апреля 2014 года исполнилось сорок лет со дня смерти Вучетича, я поехала в Москву, на Новодевичье кладбище. Людям, проходившим рядом с его могилой, я говорила: «Остановитесь, подойдите – здесь похоронен великий скульптор!» А теперь память о нем хранит и моя книга...

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Читатели делятся воспоминаниями о военном лихолетье.
Несколько лет назад, когда Ольга Ширнина только попала в международное сообщество колористов, ее поразило отсутствие среди работ «русской темы» –ее коллеги раскрашивали американские, немецкие, французские военные фотографии, а советских фотографий среди них не было вообще. Тогда Ольга решила восполнить пробел и начала колоризировать снимки времен Великой Отечественной войны. Первые же ее «раскраски» солдат Красной армии вызвали шквал негодования среди иностранцев, удивительно, но некоторые даже требовали, чтобы она «прекратила красную пропаганду»! Ничуть не лучше встретили её работы и на «нашей» стороне – жесткая критика, требования «прекратить безобразие» от людей, которые в принципе не приемлют колоризацию, и бесконечные придирки от «специалистов», пристрастно выискивающих недочеты в деталях советской униформы и амуниции. Однако большинству простых читателей эти работы понравились, люди отмечают бережную работу колориста с деталями и общее «живое» впечатление от фотографий, которые мы привыкли видеть в черно-белых тонах. Мы предлагаем вам посмотреть работы Ольги Ширниной и самостоятельно их оценить.