В конце февраля этого года в Боровске (Калужская область) состоялся круглый стол под названием «Нет на свете наград, что достойнее памяти сердца». Он был посвящен прежде всего 75‑летию Сталинградской Победы.

Признаться, начало выступления ведущего сотрудника Музея Победы Галины Грин поначалу смутило – она рассказывала о боевых действиях 17‑й танковой бригады во время битвы за Москву. Действительно, это была одна из самых боеспособных советских танковых бригад. Заметим, в ноябре 1942‑го она была преобразована в 9‑ю гвардейскую танковую бригаду.

Танкисты вели наступательные и изматывающие для врага бои в самое тяжелое время. Галина Ярославовна уточнила: «Когда соседние части бежали с фронта…»  А среди наиболее отличившихся она назвала и командира батальона капитана Тимофея Семеновича Позолотина, удостоенного звания Героя Советского Союза за бои в Сталинградской битве.

Уникальная победа

В книге воспоминаний «В боях рожденная…» генерал-лейтенант Иван Руссиянов – в дни Сталинградской битвы он командовал 1‑м гвардейским механизированным корпусом – рассказывает о рейде, в котором советский танковый полк разгромил две дивизии противника:

«...Командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Н. Ф. Ватутин требовал от командиров соединений создания подвижных танковых частей и усиленных мотоотрядов…

Обсудив кандидатуры всех командиров танковых полков и их заместителей по политчасти, решили выделить 17й отдельный гвардейский танковый полк, которым командовал гвардии подполковник Т. С. Позолотин...

Этот полк усилили батальоном автоматчиков 1й гвардейской мехбригады и другими средствами корпусного подчинения...»

Как вспоминает дальше Руссиянов, Позолотин решил устроить танковую засаду в небольшом лесочке вдоль дороги от совхоза «Красная Заря» к хутору Хлебинскому, по которой двигались отступающие части фашистов. Выстрелом из пушки командирского танка он дал сигнал к бою – вот как это описывается:

«...Сразу же запылали головная и замыкающая машины колонны. Началась невообразимая паника... Гитлеровцы так и не смогли оказать сопротивление нашим гвардейцам и начали в панике разбегаться, бросая оружие, артиллерию, машины и обозы с боеприпасами. Поистине это было паническое бегство...»

Тот знаменитый бой произошел 21 декабря 1942 года. Успех наших частей был просто ошеломляющим. Генерал Иван Руссиянов подчеркивает: «Весть о героических делах 17го гвардейского танкового полка как молния облетела войска 3й гвардейской армии и всего Юго-Западного фронта. Полк был награжден орденом Красного Знамени. Командир полка Тимофей Семенович Позолотин удостоен высокого звания Героя Советского Союза».

Красный росчерк генерала

Из наградного листа на Тимофея Позолотина можно понять значение его подвига:

«Выполняя приказ армии и корпуса, с полком вышел незаметно наперерез отходящим частям 11й румынской пехотной дивизии и 62й немецкой пехотной дивизии. Стремительным ударом нанес поражение и уничтожил до 10 000 солдат и офицеров, забрал склады артиллерии и пленных, и дивизии – 11я румынская пехотная и 62я немецкая пехотная – не существуют».

Не менее важно, что в этом бою части, которыми командовал Позолотин, потерь не понесли. Подписывая наградной лист, заместитель командующего 3‑й гвардейской армией генерал-майор Петр Воейков предложил наградить Позолотина орденом Ленина.

Но редкий случай: на сайте Министерства обороны России выложены два наградных листа! Во втором экземпляре приведен точный перечень потерь противника:

«Танковый полк под командованием т. Позолотина… уничтожил 10 000 солдат и офицеров, уничтожил и захватил 50 орудий, 105 автомобилей, 200 повозок, 300 лошадей, 2500 овец, 21 мотоцикл, 3 склада с боеприпасами, продовольствием и много другого военного имущества. Взято в плен до 500 солдат и офицеров».

Сделав такое важное уточнение, член Военсовета армии полковник Иван Колесниченко (или кто‑то из работников штаба) предложил снизить награду до ордена Суворова I степени. Но генерал-лейтенант Дмитрий Лелюшенко поверх всех предложений написал красным карандашом: «Звание Героя СССР». И поставил дату – 26.12. Самое удивительное, что Указ Президиума Верховного Совета СССР был подписан именно в этот день – 26 декабря 1942 года.

Добавим, что, отступая, хозяйственные, а чаще очень вороватые немцы и румыны, гнали с собой скот. Отсюда в колонне отступающих войск взялись и отары овец.

Простой советский парень

Сведения о биографии Позолотина скупы. Он родился 5 февраля 1908 года в селе Явленка Акмолинской области. Окончил 6 классов, до армии работал киномехаником, в 1930‑м призван в РККА.

На фронте с самого начала Великой Отечественной. В дни обороны Москвы  командовал танковым батальоном. Был награжден орденом Красного Знамени. В дни Сталинградской битвы – замкомандира 182‑й танковой бригады, затем – 17‑го гвардейского танкового полка. Четырежды ранен и дважды контужен. 13 мая 43-го назначен командиром 19‑й гвардейской бригады.

А 9 сентября 43-го он погиб на Украине, около города Ахтырка Сумской области. Его похоронили в колумбарии Новодевичьего кладбища в Москве.

P. S. На месте подвига 17го гвардейского танкового полка нет никакого знака. Но есть необычный памятник в Медыни – поднятый со дна реки Т-34.Его вполне можно назвать сталинградским. Говорят, танк был собран на нашем тракторном заводе. Таких машин остались единицы. По рассказам, танк при формировании батальона Позолотин получил прямо с конвейера СТЗ…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В конце июля 1942 года над аэродромом в Средней Ахтубе показался зеленый «Дуглас», сопровождаемый парой истребителей. Когда после пробежки затих рев моторов, в проеме двери появился тот, кого уже ждали здесь. Так впервые на землю Сталинграда ступил военачальник, с чьим именем связаны многие победы в Великой Отечественной войне.
Накануне Великой Отечественной войны в нашей стране был создан так называемый триплекс орудий большой мощности: 203,2-мм гаубица Б-4, 152-мм пушка Бр-2 и 280-мм мортира Бр-5 имели практически однотипный лафет.