Эта история случилась в январе 1943‑го, но продолжение получила много лет позже. Художника Павла Кирпичева командировали в Сталинград, в 66‑ю армию, которой командовал генерал-лейтенант Алексей Жадов. И вот что произошло с московским художником в те январские дни.

Политотдельцы в какой-то момент недоглядели, и он попал на самую что ни на есть передовую. Пристроился и стал делать наброски. 

Шел бой. С наблюдательного пункта комбат увидел, что художник оказался прямо перед гитлеровцами и в любой момент его могут убить. Послал он бойца вывести командировочного в укрытие.Когда красноармеец прибежал, Кирпичев рисовал подбитый танк. Он так увлекся, что уговорил солдата подождать минуту-другую. 

В этот момент из-под танка вылез немец и, что-то крича, побежал к ним. Стрелять он, судя по всему, не собирался, но все же это был враг. 

Боец, охранявший художника, выстрелил, фриц упал. Художник с солдатом подползли к убитому фашисту. На снегу лежал молодой парень без признаков жизни.

Сталинградская зарисовка Павла Кирпичева
 

Каждую ночь это лицо погибшего молодого немца снилось художнику. На третьи или четвертые сутки он решился пойти поискать труп. Немец лежал там же, где его настигла пуля. Павел Кирпичев вынул из его нагрудного кармана документы, солдатскую книжку и медальон.

Много лет позже эту историю Павел Кирпичев рассказал сотруднице музея-заповедника «Сталинградская битва» Светлане Аргасцевой. Он показал ей картину, написанную им по зарисовкам тех дней.

Показал и документы немца, которого звали Йозеф, был он родом из города Трира. Светлана Анатольевна Аргасцева попросила передать документы в музей. 

Кирпичев согласился, но с одним условием: что сотрудники разыщут родственников убитого и расскажут им, как он погиб.

В Волгограде приступили к поиску. Отправили запрос в Трир. Но получили ответ, что в особняке, в котором жила семья убитого, с 1946 года проживают совсем другие люди и о бывших хозяевах им ничего неизвестно.

Однажды с экскурсией в нашем музее побывала журналистка с берлинского радио. Она записала все обстоятельства, пообещав сделать передачу.


Художник Павел Кирпичев

Через месяц в музей пришло письмо от Йозефа Штрауса, родного племянника того самого немца. А затем тогдашнего директора музея Бориса Усика и Светлану Аргасцеву пригласили в Германию. Они поехали и повезли дорогие для родственников реликвии. Оказалось, что убитый был единственным мальчиком в многодетной семье. 

Девочки этой семьи после войны всех родившихся своих малышей назвали в честь погибшего на Волге брата.

Сам же Павел Кирпичев умер, не дожив всего месяц до этого момента. Так и не узнав об исполнении своей воли…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Сталинградская битва стала началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Но был и еще один особый перелом после сражения на Волге – в массовом сознании немецких военнопленных.
Накануне Великой Отечественной войны в нашей стране был создан так называемый триплекс орудий большой мощности: 203,2-мм гаубица Б-4, 152-мм пушка Бр-2 и 280-мм мортира Бр-5 имели практически однотипный лафет.