На каждом участке Сталинградского фронта наши воины каждый огненный день битвы показывали образцы необычайной стойкости и силы духа. О подвиге 126-й стрелковой дивизии сегодня рассказывает ветеран Великой Отечественной, прошедший с соединением от берегов Волги до Польши, почетный гражданин с. Абганерово Волгоградской области, волжанин Петр Войцехович ФИЛЮТОВИЧ.

Против Гота

28 июля 1942 года на помощь Сталинграду с Дальнего Востока срочно прибыли 18 воинских эшелонов – 126-я стрелковая дивизия, возглавляемая полковником Владимиром Евсеевичем Сорокиным.


Комдив Владимир Сорокин

Находясь в составе 64-й армии генерала Шумилова, 5 августа дивизия заняла оборону на участке Капкинский – Абганерово шириной 12 км. Здесь из района Котельниково к Волге рвалась 4-я танковая армия генерала Гота. 25 суток дивизия успешно отбивала бешеные атаки фашистов. Но самое тяжелое испытание выпало на 29 августа.

Создавшаяся обстановка угрожала 64-й армии окружением. Командование приняло решение: чтобы не дать противнику возможности взять Сталинград с ходу, требовалось сократить протяженность обороны, сделать ее надежной, плотной. Для этого необходимо отвести армию на новый, заранее заготовленный, оборонительный рубеж. Для прикрытия организованного отвода была выбранa именно 126-я дивизия, потрепанная, но наиболее стойкая.

Прикрытие… Значит, бой будет неравным. Иным он и не бывает, если прикрытию, во много раз уступающему противнику по силам, средствам, ставится единственная задача: задержать врага хоть на несколько часов. Погибнуть в заведомо обреченной на поражение схватке, но задержать…

Советские бойцы отражают атаки немецких войск, рвущихся к Сталинграду

Гот для генерального сражения сосредоточил против 126-й основные силы – пять дивизий (две пехотные, две танковые и одну моторизованную). 29 августа на рассвете после мощной бомбежки и ураганной артподготовки два танковых клина набросились на позиции 126-й дивизии. За ними, как на параде, шли цепи пьяных головорезов.

Сорокин доложил Шумилову о небывалом по мощности наступлении. В ответ услышал: «Держись! Час продержитесь – хорошо, два – еще лучше, а три – вам при жизни поставим памятник».

Первый натиск отбит. Потеряв 30 танков, противник отошел. Примерно в 10 часов последовала еще более мощная атака. Наши подразделения несли большие потери. Но и второй танковый удар был отбит. Только силы дивизии уже были на исходе. Обещанная помощь артиллерией и авиацией не пришла – положение 62-й армии еще хуже.

Истекая кровью

Противник вводил в бой новые и новые силы, но 126-я, не получив усиления, истекая кровью, все-таки держалась. Казалось, воины, вросшие в землю, нашпигованную железом и свинцом, сами стали железными. В 14 часов 30 минут начался третий штурм – уже полуразрушенных позиций и командных пунктов. Свыше сотни танков прорвались через передний край. Из них 30 с пехотой ринулись на штаб.

Немецкие танковые части наступают на Сталинград, август 1942

Нависла угроза его окружения. Против горстки защитников штаба враг бросил десятки самолетов. Они разрушали блиндажи, расстреливали последних артиллеристов. Танки, подойдя вплотную к блиндажам, расстреливали людей в упор, давили гусеницами. Блиндаж комдива был разбит прямым попаданием. Сорокин, тяжело раненный и потерявший сознание, попал в плен. Даже после гибели штаба раздробленная на мелкие группы дивизия продолжала упорно сопротивляться, по приказу отходя на рубеж к реке Червленой. Поставленную задачу дивизия выполнила. Повторив бессмертный подвиг панфиловцев под Москвой, в составе целого соединения ценою больших потерь она задержала чудовищный таран 4-й танковой армии Гота, исключила опасность окружения 64-й армии и лишила противника возможности захватить Сталинград с ходу через Красноармейск и Бекетовку.

Что было потом с Сорокиным? Концлагерь, освобождение, допросы... Он получил медаль «За оборону Сталинграда» и орден Ленина. Умер в 1985-м. Похоронен рядом со своими солдатами, в поселке Привольный Волгоградской области. На граните золотом выбито: «Почетный гражданин села Абганерово Сорокин Владимир Евсеевич». А главная улица поселка носит имя комдива...

Мемориал в Абганерово. Фото: wikimapia.org

Справка "СП":

Сам Петр Войцехович Филютович родился 17 июня 1922 года в Сталинграде. После окончания средней школы поступил в Сталинградский медицинский институт.

Со второго курса ушел на фронт санинструктором. Свой боевой путь начал с обороны родного города. Вынес с поля боя 17 тяжелораненых бойцов и командиров (11 из них – в ходе Сталинградской битвы). В конце войны стал сотрудником газеты 126-й стрелковой дивизии «Красный воин». Победу встретил в Польше.

После войны работал на строительстве Волжской ГЭС, в Волжском филиале института «Резинопроект». Автор нескольких книг – «Трудный орден комдива. Осколки», «Степной бастион», «Надломленная березка», «С любовью и тревогой» и других.

Петр Войцехович Филютович

– Все самое важное в моей жизни связано со 126-й дивизией, с 366-м стрелковым полком, в котором я служил, – рассказывает ветеран. – Мне больно было, когда наши люди гибли и так же больно от того, что сейчас не могу связаться с моими оставшимися боевыми друзьями. В этих папках – письма однополчан. В них рассказы об их жизни после войны, фронтовые воспоминания. Многие письма я использовал при работе над книгами и при этом обязательно указывал, кто автор рассказа о данном событии. Пригодились и мои фронтовые дневники, хотя вести их было опасно. Существовало дурацкое распоряжение, запрещающее делать такие записи. А как можно военному корреспонденту работать в таких условиях? Поэтому писал урывками, причем шифром. В поздние годы страх все равно оставался. Пишу, пишу книгу и брошу. А вдруг обвинят в чем? Тем более что отца расстреляли как врага народа… Рад, что смог рассказать о том, что волновало, чем мы жили. Молодые должны знать правду о нашем поколении.

***

Уж семьдесят минуло, канув в Лету,

А в снах ночных и в памяти он свеж –

Кромешный ад, что тряс тогда планету,

Кровавый абганеровский рубеж.

Сюда пришли, тревоги зову внемля,

Сибиряки с желанием одним.

Они по грудь зарылись в нашу землю:

– Умрем, но Сталинград не отдадим!

Они внесли свою большую лепту.

Сдержали слово, хоть и полегли.

Через Красноармейск, через Сарепту

прорваться в город танки не смогли.

Вы – сталинградцы. Истина святая.

И город мой стал родиной для вас.

Бессмертье ваши души обретая,

На запад шли за нами как запас.

Они в Крыму, в Литве, вблизи Саур-могилы

И в Данциге, у Вислы у реки –

Везде, где иссякали наши силы,

Вставали в поредевшие полки.

Что нет в живых сибиряков – не верьте.

Равняться мы обязаны на них.

Их даже души не подвластны смерти.

Во всем поддержат павшие живых.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Фигура идейного вдохновителя плана «Уран» и «маршала Победы» Георгия Жукова с годами обросла большим количеством мифов. Особенно способствовали мифотворчеству две опалы – одна при Сталине, другая – при Хрущеве. В честь 121-й годовщины со дня рождения великого советского полководца развенчаем четыре основных мифа о нем.
В годы Великой Отечественной войны на фронт ушли сотни тысяч подарков для бойцов и командиров Красной Армии. Посылали прежде всего теплые вещи – носки, варежки, шарфы, кисеты для табака. Но, пожалуй, самый необычный и уникальный подарок в дни Сталинградской битвы получил легендарный командир 13‑й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор Александр Родимцев. Чкаловский обком ВКП (б) подарил Александру Ильичу 7,62‑мм пистолет-пулемет Зайцева. Напомним, что название Чкалов носил город Оренбург с 1938‑го по 1957 год.