Сын батюшки из глубинки благодаря таланту стратега прошел путь от выпускника семинарии до должности Военного министра СССР. В Великую Отечественную войну с 1942 по 1945 год он был начальником Генштаба Ставки и каждый день общался со Сталиным – это высочайшее доверие многого ему стоило: круглосуточная слежка за семьей, тяжелый и взрывной характер вождя, а после развенчания «культа личности» – вынужденный уход в отставку.

Несостоявшийся агроном и землемер

Александр Михайлович Василевский появился на свет в многодетной семье священника в Костромской губернии в 1895 году. Семья была скромного достатка, но отец, хоть и с трудом, всё-таки находил средства на образование своего четвертого сына. Александр окончил духовное училище и поступил в семинарию. Его планы после завершения обучения были вполне конкретными – любовь к работе на земле побудила его выбрать профессию агронома и землемера.

Но Первая мировая война не позволила этим планам осуществиться. Экстерном закончив семинарию, Александр записался на ускоренный курс в Алексеевское военное училище и через четыре месяца в 1915 году в чине прапорщика отправился на фронт.


А.М. Василевский (справа) с сослуживцем. Первая мировая война

По словам писателя М.М. Зощенко, который тоже воевал на фронтах Первой мировой, продолжительность жизни прапорщика в ту пору составляла всего 12 дней. Василевскому удалось не только остаться в живых, но и дослужиться до чина штабс-капитана.

В 1917 году, когда страну сотрясала революционная лихорадка, Александр решил оставить военную службу и вернуться на родину, к родителям. Учительствовать и вести мирную жизнь будущему полководцу пришлось недолго – в 1919 году его призвали на службу в Красную армию. С тех пор карьера военного стала его судьбой.

Пятно на репутации красного командира

В 1924 году Александр Михайлович был вынужден прервать все связи со своими родителями – отношения с отцом-священником бросали зловещую тень на репутацию красного командира. Долгие годы Василевский не виделся со своей семьей.

В 1940 году Иосиф Виссарионович, любивший задавать подчиненным ошарашивающие и прямолинейные вопросы, неожиданно спросил Василевского:

– Почему же вы, товарищ Василевский, не общаетесь со своими самыми близкими людьми – родителями?

Василевский, стараясь не показать, насколько болезненное впечатление произвел на него вопрос Верховного, ответил, что отказался от родственных связей, чтобы вступить в партию.

Сталин посоветовал ему всё-таки быть хорошим сыном и навестить своих родителей, что Александр Михайлович немедленно исполнил.

Александр Василевский с отцом

«Дело жизни» – Сталинград

В 1975 году журналист «Комсомольской правды» взял у 80-летнего «маршала Победы» большое интервью.

Среди прочих вопросов он спросил у Василевского какие военные операции в годы Великой Отечественной войны он считает для себя самыми важными. Александр Михайлович ответил – битва за Москву, Сталинградская операция и Курская дуга. И после этого неоднократно возвращался к воспоминаниям о битве на Волге:

«…Фашистам казалось: еще рывок и они опрокинут нас в Волгу. Полоска земли, на которой мы "зацепились", в самом деле, напоминала на картах узенький лоскуток. Но в том и величие духа нашего войска: выстояли там, где, казалось, выстоять было нельзя!»

План «Уран» долгое время оставался в строжайшей тайне между ним, Георгием Жуковым и Сталиным:

«12 сентября, из-под Сталинграда в Москву прилетел заместитель Верховного Главнокомандующего Георгий Константинович Жуков. Мы сразу же встретились в кабинете у Сталина. Главнокомандующий, помню, склонился над картой. Мы с Жуковым отошли в сторону и очень тихо обсуждали возможные действия. Сталин вдруг выпрямился: "А какое еще решение вы предлагаете?" Мы изложили идею. На другой день Сталин вызвал нас обсудить ее более подробно, уже с первой прикидкой сил и возможностей. Замысел операции Сталин сразу же оценил, он сказал: "То, что мы здесь обсуждали, кроме нас троих, пока никто не должен знать"».

Александр Василевский (слева) на передовой под Севастополем, 3 мая 1944 года

Фальшивые музыканты и «райская группа»

Расположение и доверие Главнокомандующего имело и свои серьезные минусы – жизнь Василевского и его семьи проходила под пристальным вниманием спецслужб.

По воспоминаниям Игоря Александровича, сына маршала, даже дома нельзя было разговаривать свободно – весь их домашний персонал был завербован НКВД, и даже стены «имели уши». Повсюду за ними следовал «квартет музыкантов» – четверо людей с чехлами из-под музыкальных инструментов, в которых лежало оружие. Очень жестко контролировалось и окружение семьи Василевского, фильтровались абсолютно все – родственники, друзья, знакомые.

Несмотря на такой тотальный контроль, Александр Михайлович зла на Сталина не держал.

В разгар развенчания «культа личности» Никита Хрущев стремился заручиться поддержкой Василевского и потребовал, чтобы он во всеуслышание заявил, что Сталин руководил военными операциями по глобусу – дескать, Главнокомандующий был настолько безграмотным, что не умел пользоваться оперативными картами.

Василевский, который лично предоставлял Сталину оперативные карты по его просьбе, говорить такое отказался. И на следующей же день был отправлен в отставку «по собственному желанию» с поста первого заместителя министра обороны СССР. Это событие очень сильно потрясло маршала, и вскоре у него случился первый инсульт.

В 1959 году А.М. Василевский был зачислен в так называемую «райскую группу» – группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР, куда отправляли «дослуживать» высший командный армейский состав – маршалов, адмиралов и генералитет – после выхода в отставку по возрасту или состоянию здоровья.

Василевский Александр Михайлович, 1975 год.

Александр Михайлович Василевский посвятил службе в Вооруженных Силах СССР 62 года своей жизни. И никогда не отступал от своего главного принципа: «Жизнь должна быть прожита с пользой для общества. Думайте не о том, что может дать Родина вам. Думайте о том, что можете вы дать Родине. В этом главный ключ к хорошо осмысленной жизни».

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Нашему земляку Константину Александровичу Мелихову в январе исполнилось 98 лет. Он не просто ветеран войны, участник Великой битвы на Волге, но еще и один из тех, кто своими глазами видел, как начиналась в Сталинграде капитуляция Паулюса.
Поразил писателя помощник командира взвода, старший сержант Подханов, «не захотевший после ранения уходить на левый берег. Когда начинался бой, он вылезал из подземелья, где находилась санитарная рота, и, подползая к переднему краю, стрелял из винтовки».