В 16 лет наша землячка Тоня Морозова стала медсестрой в военном инфекционном госпитале № 851, расположенном недалеко от ее родного села Писаревка Фроловского района. Впоследствии ей пришлось пройти фронтовыми дорогами и Белоруссию, и Украину, и Польшу, и Германию... И даже оставить свой автограф на стене Рейхстага в Берлине в победном 45-м году.

– Мы, молодые санитарки, медсестры были для наших раненых и сестрами, и невестами, и мамами, – вспоминает Антонина Григорьевна Григолич (в девичестве Морозова). – Кроме лекарств, и слово лечило. Кто, кроме нас, мог пожалеть, сказать солдатику, что все у него будет хорошо, выздоровеет, что дома его дождутся. Они к нам сердцем прирастали, и еще долго после выписки письма с фронта к нам приходили. А меня и замуж не раз звали. Но мне тогда и не думалось о замужестве – какие у меня годы, да и парень у меня был, который, правда, в самом конце войны погиб. Мне больше всего к маме хотелось, домой. Я единственным ребенком у родителей была.

Антонина Морозова (в центре) с подругами Верой и Евгенией, 1945 год.

Но путь домой для Антонины пролегал через Курскую дугу и Белоруссию, Украину и Польшу, Германию… Насмотрелась всякого. Хоть и не пришлось побывать на передовой, но ужасов хватило. В Белоруссии наткнулись на колодец, наполненный трупами советских бойцов, в Германии страшная картина предстала в одной из церквей, где святая обитель оказалась заполненной трупами нагих женщин. Какая трагедия здесь развернулась, что произошло, так и осталось для нее страшной тайной.

Однажды местом ночевки для Тони и двух ее подруг стал стог сена. Они уже было устроились на ночь, как странное шевеление в стогу лишило покоя. Схватив вилы, девушки начали протыкать сено, и вдруг перед ними предстали трое немцев, тут же поднявших руки и вовсе не думавших сопротивляться. Вот когда вилы страшнее автоматов… На крики безоружных девчонок прибежали наши солдаты и увели пленных фрицев.

Самая большая отрада, по словам ветерана, – концерты артистов, приезжавших на фронт. Имена у них были громкие, но главное, что это был кусочек той мирной жизни, о которой тосковала Тоня. В Германии как-то увидела, что продаются арбузы и дыни. Для донской казачки это словно привет с родных просторов. Сколько этих арбузов убрали они с полей школьниками! Вместе с подругой не пожалели марок, что им выдавались командованием, и потратились на ягоду – отвели душу. А на прощание, перед самым отъездом домой, удалось побывать в Берлине, на рейхстаге крупно вывести свою фамилию – знай наших!

А потом был долгожданный путь домой. И первая встреча Нового, 1946 года с близкими. Дома, в кругу семьи. А на столе – каймак, самогон и опять арбуз, вкуснее которого ей отведать не приходилось.

Антонина Григорьевна Григолич (Морозова), 2017 год.

– Все беды можно пережить, все испытания, лишь бы не было войны, – сдерживая слезы, говорит Антонина Григорьевна. – Дороже мира нет ничего…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В рамках развития мультимедийного проекта «виртуальный музей» залы и выставки Музея Победы стали доступны на мировых картах Google. Панорамные виртуальные туры по экспозициям размещены на Google maps, которые встроены во все мобильные устройства на любых операционных системах. Таким образом, владелец даже самого простого смартфона или планшета в любой точке мира, где есть интернет, может сегодня свободно совершить прогулку по Музею Победы в Москве.
Петр Ромашков во время Сталиградской битвы был замначальника отдела контрразведки Сталинградского УНКВД. Его мемуары о его о событиях тех дней долгое время хранились под грифом «секретно».