Шел январь 1943 го. Окруженная на Волге и уже обреченная фашистская группировка продолжала огрызаться, нанося потери советским войскам. В какой-то момент к югу от Сталинграда в плотном кольце окружения образовался так называемый Мариновский выступ. Ликвидировать его было поручено 91 й танковой бригаде. Экипажу танка КВ-344 лейтенанта Алексея Наумова поставили задачу овладеть высотой Безымянная и хутором Новая Надежда.

Их было пятеро – экипаж машины боевой. Командир лейтенант Наумов, старшина Павел Смирнов и три сержанта – Николай Вялых, Петр Норицин и немец по национальности Феодосий Ганус. Приказ танкисты выполнили, но броневая машина была подбита.

Немцы предложили экипажу сдаться, обещали сохранить танкистам жизнь. Но воины предложение отвергли и продолжили вести бой из подбитого и потерявшего возможность передвигаться танка. Тогда фашисты облили танк горючим и подожгли его.

Все пятеро танкистов заживо сгорели…

После боя однополчане похоронили героев в братской могиле близ хутора, за который молодые танкисты отдали свои жизни. В этой же могиле покоится и их замкомбата, капитан Михаил Фирсов, тоже погибший в том бою. 9 мая 1943‑го в штаб Центрального фронта было направлено представление для присвоения всем шестерым танкистам, погибшим в бою у высоты Безымянная, званий Героев Советского Союза.

И они стали Героями. Все, кроме одного.

Какой-то неизвестный штабист решил, что высокое звание нельзя присваивать сержанту Ганусу. По той причине, что по национальности он был немец. Пусть наш, поволжский, но все одно – немец! Выходило, что погибнуть за свою Родину немцу Ганусу позволялось, а быть Героем страны, которую он защищал до последнего вздоха, – нет…

Годы спустя экипажу на месте их подвига поставили памятник. Но приехавшие на торжества однополчане, дети и земляки Гануса на обелиске его фамилии не увидели.

Тогда журналисты и ветераны города Липецка, родного города сержанта-героя, написали письмо президенту страны.

И через несколько месяцев Борис Ельцин своим Указом присвоил Феодосию Ганусу звание Героя, но уже России!

Правда, тут же выяснилось, что в таком случае родственникам не вручается Золотая Звезда. И тогда по инициативе ветеранов Новолипецкого металлургического комбината, на котором до войны трудился танкист, на предприятии изготовили точную копию медали.

Даже золото неравнодушные земляки подобрали точно такое, как у оригинала.

А родственники героя решили передать наградную книжку и медаль в музей «Сталинградская битва».

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Когда в сентябре 1942 года фашисты вошли в Сталинград, Володе Паненко было всего 17 лет. Его семья, жившая тогда на Дар-горе, сильно пострадала от зверств оккупантов - бабушку закололи штыками, а сестра покончила с собой, не выдержав издевательств. Парнишка прибился к одной из советских воинских частей и помогал санинструкторам, чем мог. Лишь в январе 1943 года его официально зачислили в действующую армию.
Валентина Федоровна Подлесная (Ютаева) – участница Великой Отечественной, кавалер боевых наград, успела побыть в войну и санинструктором, и связисткой. 19-летняя Валя в январе 1943-го делала перепись раненых немцев в поселке Городище. Раненые протягивали девушке снятые с пальцев золотые кольца и просили "брот, брот" ("хлеба, хлеба"), но Валентина помнила строгий наказ отца: кто на войне наживется, тот домой не вернется.