27 сентября 1942 года началась оборона дома в центре Сталинграда, который назовут вскоре Домом Павлова. О встречах с легендарным сержантом Яковом Павловым рассказывает заведующая отделом музея-заповедника «Сталинградская битва» Светлана АРГАСЦЕВА.

– Я впервые увидела Якова Федотовича, будучи старшеклассницей. В нашу школу № 8 часто приходили в те годы участники Сталинградского сражения. Запомнились слова Павлова, которые он произнес на встрече: «Таких домов, как наш в Сталинграде, были тысячи, и каждый мог иметь свою фамилию».

Яков Федорович Павлов

Его вообще отличала удивительная скромность. Когда позднее прочитала его книгу «В Сталинграде», изданную в 1948 году, впечатлило, как мало он говорил о себе. История сержанта Павлова – тот случай, когда война сама выбрала героя – обычного русского мужика-крестьянина с Валдая. Мне бы хотелось немного рассказать о том, что происходило с Павловым уже после этой героической эпопеи, длившейся почти два месяца.

Попасть к своим

25 ноября 42-го он был тяжело ранен и попал в госпиталь. И вот он лежит на койке, читает фронтовую газету и вдруг понимает, что это про его ребят и про него речь идет. Желание вернуться к боевым друзьям только усиливается, но после выписки его направили не в 13-ю гвардейскую дивизию, куда он так хотел попасть, а в другую часть.

По прибытии обратился к замполиту с просьбой командировать его в 13-ю, к своим. А чтобы просьба звучала убедительнее, сослался на газету.

Замполит расспросил, как звали боевых товарищей, а потом посоветовал не болтать о былых подвигах, а совершать новые. И дал понять, что самозванство на войне – большой грех.

«Что ты натворил, сынок?..»

Воевать – не привыкать, Павлов снова отмечен боевыми наградами и снова после ранения попадает уже в 44-м в госпиталь. И снова ему попадается газета, где речь идет о подвигах сталинградцев. Им тогда уже просто поклонялись! В этот раз после возвращения в часть Павлов идет уже не к замполиту, а к командиру взвода. Очень уж ему обидно, что не признают за ним право быть одним из сталинградцев.

Взводный сказал: «Яша, как можешь доказать, что ты там был? Лучше не говори никому». И Яша окончательно замолчал. Надо сказать, перед тем как попасть в госпиталь, Павлову удалось подбить танк, и у него был выбор: получить еще одну медаль или семидневный отпуск и премию 500 рублей. Он выбрал отпуск и деньги, чтобы матери помочь.

Дома, в деревне Крестовой, его встретили, как героя. Но когда гости разошлись, мать спрашивает: «Что ты натворил, сынок?» Незадолго до его приезда пришло письмо, которое смог прочитать единственный на то время грамотный старичок в деревне. Он и сказал, что разыскивают Якова Павлова, а зачем – непонятно.

Достали припрятанное письмо, и увидел Павлов, что подписал его генерал Родимцев, вместе с которым он воевал. (Взводный написал письмо в 13-ю гвардейскую о сержанте, уверявшем, что именно он тот знаменитый дом в Сталинграде защищал).

Провожали Павлова уже как героя-сталинградца: весь полк прошел парадом перед ним, сержантом. Дальше была сердечная встреча с Чуйковым, несколько недель ожидания, поскольку пришлось заново делать его представление к званию Героя Советского Союза. Вручив медаль, Чуйков предложил Павлову остаться в армии, но тот отказался – мол, я человек сугубо штатский, хочу вернуться на валдайщину, где мои деды землю пахали.

Встреча с прошлым

В 1946-м Павлову захотелось увидеть дом, который он защищал. Вышел на сталинградском вокзале, а куда идти – непонятно, все другое. Повезло пристроиться к иностранной делегации, которая отправилась осматривать… Дом Павлова!

После 1946 года Герой Советского Союза еще много раз бывал в городе-герое, но первые встречи с Александрой Черкасовой и ее бригадой, с жильцами «его дома» оставили неизгладимый след в его сердце.

Александра Черкасова и Яков Павлов

Особенно частыми стали поездки, когда Павлов перешел на работу в отдел снабжения одного из военных заводов. Предприятию часто требовалась высоколегированная сталь, а кто откажет в Волгограде в такой просьбе самому Павлову? По приезде его встречали как самого дорогого гостя, он никогда не отказывался от встреч со школьниками, студентами, часто бывал на предприятиях. У Якова Федотовича было врожденное чувство слова, он точно всегда выражал свои мысли.

В одном из последних интервью речь зашла о военно-патриотическом воспитании. И Павлов сказал: «Вспоминая о Волгограде, всегда называю его родиной военного подвига, символом высочайшего физического и духовного мужества советских солдат. Я часто приезжаю сюда, и, кажется, уже пора привыкнуть к сегодняшнему Волгограду, чистому, красивому, но у меня остался в сердце Сталинград 42-го. Иду по улице, а память подсказывает, сколько полегло здесь наших ребят…»

Родина должна быть одна

В 1981 году Якову Федотовичу Павлову было присвоено звание «Почетный гражданин города-героя Волгограда». Первый секретарь Волгоградского обкома комсомола Владимир Катунин обратился тогда к нему с предложением:

– Отчего бы вам не перебраться к нам? Были бы ближе к своему подвигу, к людям, вместе с которыми вы сражались, к своему дому и городу, где вас ценят, любят и уважают.

– Спасибо! – ответил Павлов. – Всякий раз, начиная с 46-го года, мне, когда я приезжаю сюда, говорят об этом. Но истинная родина у человека должна быть одна. Такая, как для меня валдайщина, мой Новгород, где землю пахали мои деды и прадеды. И потом поймите: очень трудно жить все время войной. Останься я в Волгограде, живи в том самом Доме Павлова, я бы каждый день, идя по лестнице, видел моих ребят, видел бы живыми мертвых.

Это был последний приезд Якова Федотовича Павлова в город, историю которого он написал вместе с боевыми товарищами. А похоронили его согласно последней воле на родине, которая, как он сказал, у человека одна.

Могила Павлова Я. Ф на Западном кладбище Великого Новгорода

 

Прочитать ещё

70 лет назад, 29 августа 1949 года, на полигоне под Семипалатинском была впервые испытана советская атомная бомба. За полвека там было произведено множество атомных взрывов. Долгое время подготовкой и проведением испытаний атомных бомб занимался волгоградец Владимир Верховодов.
«Это был самый тяжелый момент боя, когда навалилась вся громада танков и авиации. Командир 229-й дивизии полковник Федор Сажин, комиссар дивизии Тихон Бандурин и начальник штаба подполковник Матвей Мелешкевич возглавили контратаку. Усилить погибающие батальоны было нечем - все резервы находились на левом берегу Дона», - начальник политотдела 64-й армии Михаил Смольянов.