Почти полвека отработал на Волге речником наш земляк Александр Николаевич Еремин. Началась его трудовая биография в самую грозную пору для нашей страны – летом 42‑го. Там, где решалась судьба человечества, в огненном Сталинграде. А было тогда Александру Еремину всего 14 лет.

Школьник стал речником

Жил он тогда с родителями в центре города, на Астраханской, ныне – улице Советской. Отец Николай Иванович работал капитаном на ходившем по Волге баркасе Общества спасания на водах.

В летние каникулы Саша плавал вместе с ним – научился у папы причаливать-отчаливать от берега, а дома изучал по отцовским книгам правила судовождения.

1 сентября 1941 года Саша вместе с товарищами пришел на занятия в школу. У входа было вывешено объявление об обучении школьников рабочим профессиям – токарей, слесарей, сварщиков.

Со сталинградских заводов к тому времени множество мужчин забрали в армию. Трудились вместо них по большей части старики и женщины, и город остро нуждался в рабочих руках.

И старшеклассник Еремин записался на курсы судоводителей. По утрам он уходил в школу, а с 18.00 до 21.00 осваивал судовождение.

В конце марта 42-го, успешно сдав экзамены по окончании курсов, Александр Еремин получил диплом капитана 300‑сильных судов и был назначен помощника капитана на баркас, капитаном которого был его отец.

– В мае, – рассказывает Александр Николаевич, – мы получили от диспетчера приказ следовать в Астрахань на завод имени Урицкого, где производили артиллерийские снаряды. Доставляли их оттуда в Сталинград, в Красноармейский затон. За один рейс привозили по 400 тонн снарядов.

Работали так до 18 августа 1942 года. В тот день шли по Старой Волге, ныне именуемой Воложкой, мимо минного поля, поставили баркас под выгрузку и получили приказ срочно следовать в Красноармейск на судостроительный завод.

По пылающей Волге

– А там уже стоял пароход «Первое мая», на котором должен был находиться нарком речного флота СССР, и нам следовало поступить в его распоряжение, – говорит Александр Николаевич.

Когда баркас прибыл в Красноармейск, там же, возле водокачки, был бронекатер БК-13, который теперь установлен на постамент возле музея-панорамы «Сталинградская битва».

Назначить капитаном баркаса «Пожарский» 14-летнего Александра Еремина распорядился лично  нарком речного флота СССР Зосима Алексеевич Шашков.

В носовом кубрике баркаса расположилось руководство местных речников вместе с наркомом Зосимой Шашковым.

23 августа 42-го в штаб позвонили из городского комитета обороны: «В Сталинграде разбомбили нефтесиндикат! Горят земля и половина реки Волги!..»

– Волга действительно пылала от нефтесиндиката, от Мамаева кургана и вплоть до Бекетовки, – вспоминает Александр Еремин.  – Срочно последовали в Сталинград на баркасе. В пути в сплошном дыму отец вдруг услышал детский плач. Он остановил баркас.

Вскоре из дыма показалась лодка. Двое находившихся на ней мужчин пытались грести без весел, прямо руками, а между ними сидел плачущий ребенок.

– Когда брали их на наш баркас, он загорелся, – вспоминает Александр Еремин. – Едва вышли из огня, стали его тушить. Вместе с нами тушил и нарком. Погасив, последовали дальше, в Краснослободск.

Там речников встретил председатель Сталинградского горкома обороны Алексей Чуянов.

– Нарком спросил, почему здесь без дела стоит буксир «Пожарский», – продолжает Еремин. – Алексей Чуянов ответил, что для него нет капитана, рулевого и матроса. Тогда в их разговор вмешался мой отец и неожиданно для меня сказал: «А вот мой сын, он окончил курсы судоводителей и мог бы стать капитаном «Пожарского»…»

Нарком Шашков спросил у Александра: «Справишься?» – и тот ответил утвердительно. «Так принимай тогда буксир!» – сказал ему нарком речфлота.

И тут Александр растерялся. По правилам, которым его обучали на курсах, принимая судно, он должен был также принять инвентарную книгу баркаса и другие документы, составить акт приемки. Но нарком сказал 14‑летнему капитану: «В мирное время будем делать все это по правилам, а сейчас прямо так принимай!»

Когда Саша впервые самостоятельно вышел на Волгу капитаном буксира, ему было, конечно, боязно. Но тут его буксир догнал отец на своем катере.

Вместе, на двух судах, они отправились в Краснооктябрьский район Сталинграда. Разгрузили там боеприпасы, взяли раненых на борт и благополучно вернулись в Краснослободск.

Так 14-летний Александр командовал буксиром «Пожарский» с 23 августа по 1 сентября 1942 года, пока не вернулся прежний капитан Василий Ефимов, находившийся в госпитале. С этого дня Александр начал трудиться под его руководством.

Подбили «Мессершмитт»

А 9 сентября 42-го к ним на буксир пришел Алексей Чуянов и привел солдат. Сказал, что один будет на судне рулевым, а другой – матросом. Вышли на Волгу в новом составе. Началась бомбежка. Капитан кричит 14-летнему помощнику: «Саша, работай полный назад! Мина впереди!» Тот резко дал задний ход. И вскоре возле буксира проплыла морская мина. Экипаж затаив дыхание смотрел на нее…

Тем временем на гребной винт буксира намотался канат, и судно дальше идти не могло.

Капитан баркаса «Пожарский» Василий Васильевич Ефимов (слева) и капитан парохода «Надежный» .

Тут капитан Александру сказал: «Саша, теперь все от тебя зависит!»

В Волге вода была уже холодной. Но ничего не поделаешь – мальчика обвязали веревкой и он стал нырять, чтобы размотать канат. Погружался 4 раза подряд, но винт освободил.

«Пожарский» вновь последовал в Краснослободск, но едва прибыл – новый приказ! На буксир загрузили 5 ящиков с бутылками с зажигательной смесью и отправили в Тракторозаводский район Сталинграда.

К нему как раз тогда был наведен понтонный мост на остров Денежный.

На берегу стоял пулемет. Зенитчик, увидев Сашу, закричал: «Мальчик, иди ко мне!» Александр подошел, а тот говорит: «Самолет, который нас бомбил, сейчас вернется, помоги поднести ящики с патронами».

Затем он попросил Еремина снарядить пулеметную ленту, поддерживать ее, чтобы орудие не заклинило.

Вскоре немецкий самолет вернулся, и зенитчик начал стрелять. Подбил. И лишь после этого сказал Александру: «Сообщи нашим, что второй номер убит, а я – ранен…»

Но Саше нужно было передать еще и пакет – он пришел в штаб легендарного сталинградского комбрига полковника Сергея Горохова, вручил ему письмо с 5 печатями. Горохов вскрыл и, прочитав, стал ругаться.

Речники Сталинграда на одной из переправ, октябрь.

Оказывается, в пакете был приказ срочно разобрать мост на Денежный, который только что возвели! Но вблизи, в Латошинке, уже были немецкие танки, так что приказ пришлось выполнять. Горохов тем временем вручил Саше подписанное им поручение для комиссара: «Наградить адъютанта Еремина самым большим орденом за сбитый с его помощью немецкий самолет».

На «Пожарском» Александр Еремин работал почти 2 месяца. Все это время немцы бомбили переправу, потопили множество наших судов – ходить по Волге старались ночью, но реку возле Сталинграда немцы даже ночью освещали так, что хоть иголки собирай.

Награды утонули вместе с буксиром

– Последний свой рейс, – продолжает Еремин, – «Пожарский» совершил 21 октября. В его каюте в тот день находился планшет, а в нем наградные листы на меня – на орден Ленина и медаль «За отвагу».

Но судно попало под обстрел, Александра ранило в ногу, матроса – в живот, а рулевого убило, буксир стал тонуть, а вместе с ним – и наградные листы...

Раненых спасли, доставили в больницу водников, Еремин там пробыл около недели, а когда вышел, понял, что идти ему некуда – сел на скамейку и заплакал.

Но знакомый механик отвел его к директору Краснослободского судоремонтного завода. Тот принял Александра учеником в кузнечный цех, распорядился предоставить паек и место в общежитии.

В мае 43-го Александра Еремина назначили помощником капитана на речной трамвайчик, курсировавший между Сталинградом и Краснослободском. Потом он трудился и на других судах, много ходил на сухогрузах в Астрахань, Москву, возил помидоры, арбузы.

Речному флоту он отдал целых 46 лет (!) своей жизни – проработал на Волге вплоть до выхода на пенсию в 1988 году.

И мало кто из его сослуживцев знал, что Александр Еремин участвовал в битве за Сталинград как 14-летний капитан буксира.

Прочитать ещё

В середине июня 1942 года в район Сталинграда была срочно переброшена 235‑я истребительная авиационная дивизия подполковника Ивана Подгорного, полки которой были укомплектованы английскими истребителями «Хоукер Харрикейн».
День Войск противовоздушной обороны, начиная с 1975 года, отмечает наша страна во второе воскресенье апреля. Для многих наших земляков этот профессиональный праздник дорог вдвойне – ведь в Волгоградской области много лет располагалась 54-я зенитно-ракетная бригада. 20 лет назад она была расформирована, но ветераны бригады сплотились в общественную организацию. С ее председателем, подполковником в отставке Александром МЛАДИНСКИМ, побеседовал наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.