Все народы бывшего СССР сражались с немцами в годы Великой Отечественной. Узбек Холмахмад Комилов, сын одного из героев, живет сейчас в Волгоградской области и возглавляет узбекскую общину. На сталинградскую землю он переехал по воле отца Комилжона Сайфиддинова, который защищал город на Волге.

Все братья ушли на фронт

– Отец мой, Комилжон Сайфиддинов был уроженцем Кувинского района Узбекистана, – рассказывает сын Холмахмад Комилович Комилов, который давно уже живет в России.

Сроднился с русским народом и называет сам себя почти по‑русски – Хол Иванович.

– Мой отец до войны работал учетчиком в колхозе, а когда в нашу страну нагрянула беда, ушел на фронт простым солдатом, – говорит сын.

Боец из Узбекистана участвовал в нескольких крупных сражениях Великой Отечественной, включая битву на Волге и Курской дуге. А его четверо братьев воевали вместе с ним на Воронежском и Сталинградском фронтах.

Были они полуграмотны, русского языка почти совсем не знали. Ведь в тех краях, в Узбекистане, откуда они были родом, басмачество было разгромлено лишь в 1935 году. А всего шестью годами позже началась Великая Отечественная.

Комилжон Сайфиддинов поначалу служил в пехоте, а после ранения стал артиллеристом – заряжающим самоходной установки.

С Воронежского фронта его артиллерийская часть была направлена в Сталинград. Комилжон Сайфиддинов прошел с тяжелыми боями путь от станицы Клетской на Дону до Мамаева кургана.

Как и многие подлинные герои сражений, в своих воспоминаниях, в рассказах сыну Комилжон Сайфиддинов говорил не о боях и фронтовом героизме, а о каких‑то интересных эпизодах, напоминающих о мирной жизни.

Узбекский плов для генерала

– Отец рассказывал мне, – вспоминает Холмахмад Комилов, – что когда Сталинградская битва уже подходила к концу, шли последние бои, его часть находилась к северу от Сталинграда, в районе поселков Рынок и Латошинка.

Генерал-фельдмаршал Паулюс уже сдался к тому времени, но северная группировка 6-й армии вермахта под командованием генерал-полковника Карла Штрекера еще сопротивлялась.

И вот однажды, когда уже смеркалось, приходит в часть посыльный от командира дивизии со срочным поручением. Спрашивает у солдат: «Кто здесь узбек?» Комилжон удивленно отвечает, что он. «Иди к командиру дивизии, он вызывает…» – говорит посыльный.

Комилжон побежал к комдиву под обстрелом, вокруг рвались мины и снаряды.

– Добежал к комдиву, тот переспросил, мол, точно ты из Узбекистана, – рассказывает сын бойца. – Отец подтвердил, что жил в Фергане. «Ну раз так, то ты тогда мне плов и сделаешь!» – сказал комдив. Отец был просто поражен: кругом – война. А тут вдруг – плов! Но Комилжон ничуть не растерялся, говорит: «Нужны казан, лук, морковь и еще другие  продукты...»

«Все, что надо, будет. Но только приготовь хороший плов», – ответил солдату комдив.

Оказывается, в дивизии в тот день ждали командующего Сталинградским фронтом генерал-полковника Андрея Еременко. Для него‑то Комилжон и готовил плов. И постарался от души, все пловом остались довольны.

Высота героев Востока

Летом и осенью 42‑го станица Клетская стала местом ожесточенных оборонительных боев на Сталинградском фронте. Сводки Совинформбюро начинались новостями с этого плацдарма.

«...В течение ночи на 1 августа наши войска вели бои с противником в районе Цимлянской… В районе Клетской продолжались ожесточенные бои с пехотой и танками врага.

Уничтожены 2 штаба воинских частей противника, 12 противотанковых орудий, 3 бронемашины и не менее 1500 немецких солдат и офицеров…

... 9 августа в районе Клетской наши войска отбили 17 танковых атак немцев…

...В течение ночи на 11 августа наши войска вели бои с противником в районе Клетской. Отбили многочисленные атаки противника…»

 И так продолжалось  весь август, сентябрь и октябрь 1942 года. Участвовал в тех кровопролитных боях за станицу Клетскую и Комилжон Сайфиддинов. Тысячи красноармейцев там погибли, в том числе призванные на фронт из далекого Узбекистана.

В те дни геройски проявили себя 11 бойцов взвода 216‑го стрелкового полка 76‑й стрелковой дивизии в бою за высоту 115,2, расположенную в 8 км от станицы Клетской, близ хутора Староклетского.

Вот их имена: узбеки Бахрим Аликбеков, Абдурахман Ирданов, Сапсар Пойзиев, Диар Ахмедов, Сайтер Морданов, Нармурад Хаитов, Худсейкул Мусаев, Тамель Хузин, Сабир Тленов, казах Бабяр Гайаров и азербайджанец командир взвода лейтенант Михаил Кабрибов.

17 сентября 1942 года комвзвода Кабрибов грамотно расположил своих солдат на высоте – так, что к ней было очень сложно подступиться.

Три сотни фашистских автоматчиков были брошены на штурм, но атаки захлебывались.

Когда у оборонявших высоту закончились патроны, они пустили в ход гранаты, а когда не стало гранат, пошли в рукопашную: штыками и саперными лопатками били вооруженного врага в донской степи…

Пришедшее на помощь подкрепление обнаружило на подступах к высоте 115,2 около 150 уничтоженных немцев. И тела геройски погибших бойцов из Узбекистана, не отступивших ни на шаг от своей высоты.

Все они были посмертно награждены: Михаил Кабрибов – орденом Ленина, его бойцы – орденами Красного Знамени. Но двое героев – Кабрибов и Ирданов, получившие тяжелейшие ранения, попали к немцам.

Кабрибову потом каким-то чудом удалось бежать, он вернулся к своим, и ему, несмотря на плен, разрешили снова сражаться.

А место, которое героически обороняли близ станицы Клетской узбекские бойцы, с 1966 года стали именовать «Высота 11 героев».

Отцовский наказ

От Сталинграда Комилжон Сайфиддинов дошел до Берлина. А потом его отправили на Дальний Восток биться с Японией.

Комилжон остался жив и вернулся в родной Узбекистан в звании старшего сержанта с орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Берлина».

Потом переехал в Таджикистан, где жили двое его братьев, был секретарем парторганизации колхоза. К нему часто приходили  фронтовые друзья – сядут на топчане и вспоминают войну и погибших товарищей.

В семье Комилжона было 11 детей, и он им поставил условие: «Один из вас должен жить в Сталинграде».

– Он хотел это сделать в память об участии в битве под Сталинградом, для него это было главное сражение, – говорит сын Холмахмад Комилович. – Выбор пал на меня. Я юрист по образованию, кандидат наук, хорошо знал русский язык.

Сын выполнил волю отца, а тот каждый год до самой своей смерти приезжал в Волгоград на 9 Мая.

– Он считал своим долгом отдать дань памяти боевым товарищам, – говорит сын.

Холмахмад Комилович сейчас возглавляет узбекскую общину в Волгоградской области и много лет собирает сведения о своих земляках, сражавшихся за Сталинград.

– В начале 43-го из Узбекистана сюда пришел эшелон с новобранцами, они были одеты легко, ехали из теплого Узбекистана, но попали сразу на передовую, – рассказывает Холмахмад Комилович. – Морозы в Сталинграде лютые стояли, и очень многие погибли от холода...

Есть задумка в память обо всех воинах из Узбекистана, сражавшихся в Сталинграде, поставить памятный знак.

– Хотели бы сделать это в Клетском районе, на той самой высоте 115,2, – говорит Холмахмад Комилович. – Это мое самое сильное желание...

Прочитать ещё

15 декабря 1942 года саратовский колхозник Ферапонт Головатый передал государству личные 100 000 рублей на постройку боевого самолета. По возрасту Ферапонт Петрович, участник Первой мировой и Гражданской войн, Георгиевский кавалер, не подлежал призыву в армию. К тому же, на его попечении оставались девять внуков. Тогда он решил помочь армии материально.
Наша газета в свое время рассказывала о дальних родственниках или даже потомках выдающихся наших соотечественников Пушкина, Лермонтова, Давыдова, участвовавших в Сталинградской битве. Удивляться этому особенно не приходится – через горнило великого сражения прошли сотни и сотни тысяч людей. Сегодня речь пойдет о потомке великого флотоводца адмирала Павла Нахимова – Петре ЗАЙОНЧКОВСКОМ.