Все народы бывшего СССР сражались с немцами в годы Великой Отечественной. Узбек Холмахмад Комилов, сын одного из героев, живет сейчас в Волгоградской области и возглавляет узбекскую общину. На сталинградскую землю он переехал по воле отца Комилжона Сайфиддинова, который защищал город на Волге.

Все братья ушли на фронт

– Отец мой, Комилжон Сайфиддинов был уроженцем Кувинского района Узбекистана, – рассказывает сын Холмахмад Комилович Комилов, который давно уже живет в России.

Сроднился с русским народом и называет сам себя почти по‑русски – Хол Иванович.

– Мой отец до войны работал учетчиком в колхозе, а когда в нашу страну нагрянула беда, ушел на фронт простым солдатом, – говорит сын.

Боец из Узбекистана участвовал в нескольких крупных сражениях Великой Отечественной, включая битву на Волге и Курской дуге. А его четверо братьев воевали вместе с ним на Воронежском и Сталинградском фронтах.

Были они полуграмотны, русского языка почти совсем не знали. Ведь в тех краях, в Узбекистане, откуда они были родом, басмачество было разгромлено лишь в 1935 году. А всего шестью годами позже началась Великая Отечественная.

Комилжон Сайфиддинов поначалу служил в пехоте, а после ранения стал артиллеристом – заряжающим самоходной установки.

С Воронежского фронта его артиллерийская часть была направлена в Сталинград. Комилжон Сайфиддинов прошел с тяжелыми боями путь от станицы Клетской на Дону до Мамаева кургана.

Как и многие подлинные герои сражений, в своих воспоминаниях, в рассказах сыну Комилжон Сайфиддинов говорил не о боях и фронтовом героизме, а о каких‑то интересных эпизодах, напоминающих о мирной жизни.

Узбекский плов для генерала

– Отец рассказывал мне, – вспоминает Холмахмад Комилов, – что когда Сталинградская битва уже подходила к концу, шли последние бои, его часть находилась к северу от Сталинграда, в районе поселков Рынок и Латошинка.

Генерал-фельдмаршал Паулюс уже сдался к тому времени, но северная группировка 6-й армии вермахта под командованием генерал-полковника Карла Штрекера еще сопротивлялась.

И вот однажды, когда уже смеркалось, приходит в часть посыльный от командира дивизии со срочным поручением. Спрашивает у солдат: «Кто здесь узбек?» Комилжон удивленно отвечает, что он. «Иди к командиру дивизии, он вызывает…» – говорит посыльный.

Комилжон побежал к комдиву под обстрелом, вокруг рвались мины и снаряды.

– Добежал к комдиву, тот переспросил, мол, точно ты из Узбекистана, – рассказывает сын бойца. – Отец подтвердил, что жил в Фергане. «Ну раз так, то ты тогда мне плов и сделаешь!» – сказал комдив. Отец был просто поражен: кругом – война. А тут вдруг – плов! Но Комилжон ничуть не растерялся, говорит: «Нужны казан, лук, морковь и еще другие  продукты...»

«Все, что надо, будет. Но только приготовь хороший плов», – ответил солдату комдив.

Оказывается, в дивизии в тот день ждали командующего Сталинградским фронтом генерал-полковника Андрея Еременко. Для него‑то Комилжон и готовил плов. И постарался от души, все пловом остались довольны.

Высота героев Востока

Летом и осенью 42‑го станица Клетская стала местом ожесточенных оборонительных боев на Сталинградском фронте. Сводки Совинформбюро начинались новостями с этого плацдарма.

«...В течение ночи на 1 августа наши войска вели бои с противником в районе Цимлянской… В районе Клетской продолжались ожесточенные бои с пехотой и танками врага.

Уничтожены 2 штаба воинских частей противника, 12 противотанковых орудий, 3 бронемашины и не менее 1500 немецких солдат и офицеров…

... 9 августа в районе Клетской наши войска отбили 17 танковых атак немцев…

...В течение ночи на 11 августа наши войска вели бои с противником в районе Клетской. Отбили многочисленные атаки противника…»

 И так продолжалось  весь август, сентябрь и октябрь 1942 года. Участвовал в тех кровопролитных боях за станицу Клетскую и Комилжон Сайфиддинов. Тысячи красноармейцев там погибли, в том числе призванные на фронт из далекого Узбекистана.

В те дни геройски проявили себя 11 бойцов взвода 216‑го стрелкового полка 76‑й стрелковой дивизии в бою за высоту 115,2, расположенную в 8 км от станицы Клетской, близ хутора Староклетского.

Вот их имена: узбеки Бахрим Аликбеков, Абдурахман Ирданов, Сапсар Пойзиев, Диар Ахмедов, Сайтер Морданов, Нармурад Хаитов, Худсейкул Мусаев, Тамель Хузин, Сабир Тленов, казах Бабяр Гайаров и азербайджанец командир взвода лейтенант Михаил Кабрибов.

17 сентября 1942 года комвзвода Кабрибов грамотно расположил своих солдат на высоте – так, что к ней было очень сложно подступиться.

Три сотни фашистских автоматчиков были брошены на штурм, но атаки захлебывались.

Когда у оборонявших высоту закончились патроны, они пустили в ход гранаты, а когда не стало гранат, пошли в рукопашную: штыками и саперными лопатками били вооруженного врага в донской степи…

Пришедшее на помощь подкрепление обнаружило на подступах к высоте 115,2 около 150 уничтоженных немцев. И тела геройски погибших бойцов из Узбекистана, не отступивших ни на шаг от своей высоты.

Все они были посмертно награждены: Михаил Кабрибов – орденом Ленина, его бойцы – орденами Красного Знамени. Но двое героев – Кабрибов и Ирданов, получившие тяжелейшие ранения, попали к немцам.

Кабрибову потом каким-то чудом удалось бежать, он вернулся к своим, и ему, несмотря на плен, разрешили снова сражаться.

А место, которое героически обороняли близ станицы Клетской узбекские бойцы, с 1966 года стали именовать «Высота 11 героев».

Отцовский наказ

От Сталинграда Комилжон Сайфиддинов дошел до Берлина. А потом его отправили на Дальний Восток биться с Японией.

Комилжон остался жив и вернулся в родной Узбекистан в звании старшего сержанта с орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Берлина».

Потом переехал в Таджикистан, где жили двое его братьев, был секретарем парторганизации колхоза. К нему часто приходили  фронтовые друзья – сядут на топчане и вспоминают войну и погибших товарищей.

В семье Комилжона было 11 детей, и он им поставил условие: «Один из вас должен жить в Сталинграде».

– Он хотел это сделать в память об участии в битве под Сталинградом, для него это было главное сражение, – говорит сын Холмахмад Комилович. – Выбор пал на меня. Я юрист по образованию, кандидат наук, хорошо знал русский язык.

Сын выполнил волю отца, а тот каждый год до самой своей смерти приезжал в Волгоград на 9 Мая.

– Он считал своим долгом отдать дань памяти боевым товарищам, – говорит сын.

Холмахмад Комилович сейчас возглавляет узбекскую общину в Волгоградской области и много лет собирает сведения о своих земляках, сражавшихся за Сталинград.

– В начале 43-го из Узбекистана сюда пришел эшелон с новобранцами, они были одеты легко, ехали из теплого Узбекистана, но попали сразу на передовую, – рассказывает Холмахмад Комилович. – Морозы в Сталинграде лютые стояли, и очень многие погибли от холода...

Есть задумка в память обо всех воинах из Узбекистана, сражавшихся в Сталинграде, поставить памятный знак.

– Хотели бы сделать это в Клетском районе, на той самой высоте 115,2, – говорит Холмахмад Комилович. – Это мое самое сильное желание...

Прочитать ещё

Нашему земляку Константину Александровичу Мелихову в январе исполнилось 98 лет. Он не просто ветеран войны, участник Великой битвы на Волге, но еще и один из тех, кто своими глазами видел, как начиналась в Сталинграде капитуляция Паулюса.
18-летний юноша совершил подвиг самопожертвования, закрыв своим телом вражескую амбразуру.