15 февраля воины-интернационалисты отметили 32‑ю годовщину вывода советских войск из Афганистана. Говорят, время лечит, однако воинам-афганцам до сих пор сложно вспоминать пережитое. Один из них – волгоградец, ветеран контрразведки Евгений Кашуба, возглавлявший в Афгане особый отдел КГБ СССР 108‑й мотострелковой дивизии – самой боевой и самой огненной из всех, сражавшихся в Афганистане. Он вернулся в СССР поседевшим. А через месяц после возвращения ему вручили орден Красной Звезды.

Противостояние с Ахмад Шахом

Штаб и особый отдел 108‑й дивизии находились в Баграме, в 45 км к северо-западу от Кабула.

В задачи боевого соединения входила охрана гособъектов ДРА – министерств обороны и связи, здания советского посольства, а также ряда важных стратегических объектов.

Но главным участком в зоне ответственности дивизии было Панджшерское ущелье, где располагались основные базы, тренировочные лагеря бандформирований, подчиненных полевому афганскому командиру Ахмад Шаху Масуду. В эту дивизию в июле 1983‑го и прибыл волгоградец майор Кашуба.

Это была не первая его командировка в Афганистан – в 1980–1981 годах он находился там по линии разведки.

К этому времени Кашуба на бытовом уровне овладел языком дари, мог разговаривать с местными жителями, допрашивать задержанных.

– На посту руководителя приходилось делать все, чему меня учили в Высшей школе КГБ СССР имени Дзержинского, – рассказывает Евгений Кашуба. – То есть получать оперативно информацию, не допускать внедрения в наши подразделения зарубежных агентов и разоблачать их. Мы находились фактически в окружении, вокруг – кишлаки. В Баграме, например, тысячи людей.

В том числе – много мальчишек-подростков 10–16 лет – бача, как называют их афганцы. Они, невзирая на возраст, активно использовались вражескими спецслужбами.

А между тем в афганских бандах тоже были и разведывательные, и контрразведывательные органы. Они собирали данные о советских войсках, чтобы вести потом обстрелы наших гарнизонов, внезапно нападать на бронеобъекты.

Военнослужащие 108‑й дивизии, Афганистан.

На «черном тюльпане»

В боевых условиях с лучшей стороны проявили себя оперативные работники из числа советских контрразведчиков. Оперуполномоченные во фронтовой обстановке – такие же бойцы, как все остальные солдаты и офицеры.

А ведь им приходилось таскать по горам весь свой арсенал. Кроме того, наши оперуполномоченные нередко брали на себя управление боем.

– Боевой выход – это две-три недели в горах, в ущельях, либо на брюхе по песку, – вспоминает Евгений Кашуба. – Но после возвращения на базу контрразведчика спрашивали не о пройденных им километрах в горах – он отчитывался о контрразведывательном обеспечении боевых операций.

В ходе таких операций в ДРА погибли 18 сотрудников особых отделов, были погибшие и в особом отделе 108‑й дивизии, один из них – 29‑летний капитан Всеволод Щендрыгин. В Афганистане он пробыл всего 47 дней, а на 48‑й, 30 апреля 1984 года, его расстреляли душманы в Панджшерском ущелье.

Вместе с ним в ходе проводившейся там операции погибла половина батальона, в том числе комбат и начштаба батальона.

– Тело Всеволода я доставил в баграмский аэропорт, – вздыхает Кашуба. – Организовал прощание и на «черном тюльпане» – транспортном самолете, перевозившем из Афганистана тела, гроб был доставлен в Союз.

Личный состав особого отдела 108-й дивизии. Во втором ряду четвертый справа – Евгений Кашуба. Афганистан.

Афганский пленник

На войне как на войне – утром встал, а ляжешь ли сегодня спать живым, никто не знает. Но после болезней и легких ранений, по воспоминаниям Евгения Кашубы, люди, как правило, не возвращались в Советский Союз – уезжали только тяжелораненые.

Причем люди обычно сами не хотели уезжать, бывало, что улетали домой, но возвращались – так хотелось вновь оказаться в боевой обстановке.

– Я очень высокого мнения о командире 108‑й дивизии генерале Василии Исаеве, – говорит Евгений Кашуба. – Большой души был человек, погиб в ДТП уже после возвращения из Афганистана. В его честь была сложена песня.

Подчиненный Евгения Кашубы, старший оперуполномоченный контрразведчик Борис Соколов, обеспечивал разведывательный батальон, который возглавлял Адам Аушев – старший брат будущего президента Ингушетии Руслана Аушева.

Борис Соколов совершил в Афганистане больше всех среди прочих офицеров выходов на боевые задания, был ранен, контужен, но даже получив звание Героя Советского Союза, решил остаться там, в Афганистане. Соколов сказал, что должен отслужить за тех ребят, которые погибли.

Доводилось Евгению Кашубе спасать и наших пленных.

– Освобождал их не только я, – рассказывает он. – Но я был в этой группе старшим по линии военной контрразведки. Однажды мы обменяли одного сержанта, который находился в плену девять месяцев.

Наши знали, где именно его искать, поскольку в банде, где держали сержанта, был агент.

– Продуманный главарь банды, чтобы сержант не сбежал, отдал ему в жены одну из своих дочерей, – рассказывает Кашуба.

Переговоры об освобождении сержанта велись долго. В итоге решили обменять на сына главаря банды, который, как узнали наши оперативники, находился в Кабуле.

Его арестовал царандой – афганская народная милиция.

– Во время обмена нас прикрывали два бронетранспортера и вертолет, – рассказывает Евгений Кашуба. – Сержант за время пребывания в плену свободно овладел языком дари. Да так, что уже родной язык стал забывать – мы его после освобождения учили русской речи.

Евгений Кашуба (второй слева) в Афганистане.

Помогать тем, кто выжил

Части и подразделения 108‑й мотострелковой дивизии провели в Афганистане свыше 220 боевых операций, в ходе которых были уничтожены более 37 тысяч афганских мятежников.

9 военнослужащих дивизии стали Героями Советского Союза, тысячи были награждены орденами и медалями. Волгоградец Евгений Кашуба находился в Афганистане вплоть до 30 сентября 1985 года. Его командировка длилась два года и три месяца.

Через несколько лет после возвращения на родину Евгений Николаевич Кашуба вышел в отставку в звании полковника госбезопасности и сейчас занимается общественной работой.

Евгений Кашуба – ветеран военной контрразведки, председатель попечительского совета общественной организации «Ветераны военной контрразведки в Волгоградской области».

Кроме ордена Красной Звезды, его китель украшают 26 медалей.

– Счастлив, что судьба свела меня в Афганистане с замечательными боевыми офицерами – контрразведчиками, проявившими на поле боя мужество и стойкость, – говорит Евгений Кашуба.

Сейчас работа общественников заключается в том, чтобы оказывать помощь тем боевым товарищам, кто рисковал жизнью 30–40 лет назад, кто отважно сражался на той войне.

– Да, сейчас мирное время, но в силу возраста и болезней им приходится непросто, – говорит Кашуба. – Мы поддерживаем их как можем. Работы у нас много – для тех, кто воевал и вернулся, кто продолжает жить!

Прочитать ещё

Многие участники великой битвы, оставшиеся в живых на войне, сегодня уже не с нами...героическое поколение уходит, Но мы никогда не забудем того, что они сделали для нас. В Музее Героев Советского Союза и России есть уникальное фото – Василий Петрищев, ветеран, участник Сталинградской битвы, преклонив колено, целует знамя 960‑го стрелкового полка на Мамаевом кургане. Что знаем мы об этом бойце? Как сложилась его судьба, выяснил наш военный обозреватель Александр Фолиев.
В 7.30 19 ноября 1942 года артиллерийские залпы возвестили всему миру о начале коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Под «грохот сотен батарей» в то туманное утро разворачивалось легендарное контрнаступление советских войск под Сталинградом. Подборку материалов, посвященных 79-й годовщине этого исторического события, мы решили начать с обзора состояния нашей артиллерии в битве на Волге.