Этот визит американской делегации под руководством генерала Патрика Хэйли, личного представителя президента США – одно из малоизвестных событий. Причина проста. Советская пресса в 1942 году его попросту не освещала – поездка союзников была секретной. Цель миссии – познакомиться со стратегией Красной Армии, посмотреть, как она ведет боевые действия, изучить советскую систему снабжения и транспортные средства. Интересно, что прибыли американцы уже после того, как под Сталинградом советские войска перешли в контрнаступление. Шла активная фаза операции «Уран».

Под наблюдением чекистов

Лишь в 2013 году известный историк спецслужб, профессор, член-корреспондент РАН Василий Христофоров в статье, вышедшей в «Трудах Института российской истории», подробно описал маршрут этой поездки.

Почему об этом рассказал именно историк спецслужб? На этот вопрос отвечает сам Василий Степанович:

«...В течение всей поездки американцы находились под наблюдением сотрудников НКВД, что было связано, вопервых, с обеспечением их безопасности, так как поездка во фронтовую полосу была сопряжена с различными потенциальными и реальными угрозами, а вовторых – с необходимостью контроля за иностранцами и анализа их реакции на увиденное и услышанное...»

Известно, что во время этой поездки в район Сталинграда американцев ознакомили с детальными планами боевых операций. Им было предложено задавать любые острые вопросы, на которые они получали откровенные ответы. В общем, все было так, как и полагается настоящим союзникам.

Спецрейс «Дугласа»

Визит начался 28 ноября 1942‑го – в 14.00 на полевом аэродроме около станицы Новоаннинской приземлился транспортный «Дуглас».

На Юго-Западный фронт прибыла американская военная делегация во главе со специальным представителем президента США бригадным генералом Патриком Дж. Хэрли.

Это был первый визит представителей стран антигитлеровской коалиции на советско-германский фронт с начала войны, делегация была всего из трех человек: генерала сопровождали помощник американского военного атташе в СССР подполковник Ричард Парк (был переводчиком) и майор Джон С. Генри.

Сразу с аэродрома американцы в сопровождении наших офицеров направились на двух легковых ГАЗ-М. Делегация побывала в станице Кумылженской и городе Серафимовиче.

В последнем они повсюду видели следы недавних бомбардировок. Автомобильное движение в городе было сведено к минимуму: важно было затруднить воздушной разведке немцев обнаружение штаба фронта.

В Серафимовиче генерал Хэрли встретился с командующим Юго-Западным фронтом генерал-лейтенантом Николаем Ватутиным.

На встрече были генералы и офицеры штаба фронта. Ватутин подробно, с использованием боевых карт рассказал о действиях в период контрнаступления.

Около 15.00 делегация выехала в штаб 21‑й армии. В Серафимовиче им предоставили усиленную охрану и сопровождение. По дороге встретили колонну «удрученных и испуганных пленных румын». В хутори Базки, в 20 км южнее, они увидели эффективность работы советской артиллерии и склад трофейного вооружения и имущества.

Еще один склад с трофеями делегация наблюдала в станице Распопинской. Как отметили американцы, «в основном это было поставлявшееся в румынскую армию вооружение германского производства устаревших образцов».

Далее делегация продолжила движение к станице Голубинской. Там состоялась встреча с командующим 21‑й армией генерал-майором Иваном Чистяковым, а также генералами и офицерами его штаба.

21-я армия наступала из района Клетской, главный удар наносила на фронте протяженностью 14 км от Клетской до высоты 163,3 восточнее станицы Распопинской.

В беседе с командующим и его офицерами американцы объяснили цель миссии – познакомиться со стратегией Красной Армии, посмотреть, как она ведет боевые действия, изучить советскую систему снабжения и транспортные средства.

Генерал Хэрли подчеркнул, что получил от Сталина «разрешение на поездку на фронт с осмотром всего, чего пожелает, в том числе возможность познакомиться с бойцами и командирами Красной Армии».

Тогда генерал Чистяков показал штабные карты с нанесенной обстановкой и подробно рассказал об участии своей армии в контрнаступлении под Сталинградом. Так что делегация союзников получила детальную картину происходящего на Юго-Западном фронте.

На передовых позициях

Утром 1 декабря группа генерала Хэрли выехала из Голубинской в штаб 51‑й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Николая Таварткиладзе. Здесь их встретил почетный караул. Американцев не только ознакомили с результатами боевых действий в самом штабе – комдив лично провел делегацию по передовым позициям.

Окопы были вырыты на гребнях оврага и обогревались кострами, несли дежурство снайперы: «Его бойцы безрассудно отважны, неутомимы и в хорошей форме, их моральное состояние превосходно, и они жаждут воевать», – скажут потом американцы.

Гостей особо поразило, что в дивизии служат «более 50 национальностей: татары, казахи, грузины, азербайджанцы, таджики, киргизы, армяне и другие, более 800 человек награждены, и каждый носит на правой стороне груди гвардейский значок».

Затем делегация возвратилась в штаб 21‑й армии для второй встречи с генерал-майором Чистяковым и офицерами его штаба, в частности они беседовали с начальником артиллерии 21‑й армии, Героем Советского Союза Дмитрием Турбиным.

Речь шла о нашем артиллерийском вооружении, тактике действий и ремонте поврежденных орудий. Американцы не забыли упомянуть, что минами к немецкому 81‑мм миномету можно вести огонь из 82‑мм советского миномета. Но вот советские мины не подходят к немецким. (К слову, такое положение с отечественными и иностранными минометами сохраняется до сих пор – Прим.авт.)

А утром, 2 декабря, делегация Хэрли выехала на аэродром в станицу Новоаннинскую и благополучно вернулась в Москву, получив объективные данные о том, как идут боевые действия под Сталинградом.

КТО ВОЗГЛАВЛЯЛ АМЕРИКАНСКУЮ ВОЕННУЮ МИССИЮ?

Патрик Джей Хэрли родился в 1883 году. Свою карьеру начал в 1908м с адвокатской практики. Во время Первой мировой дослужился до полковника. В 1929м назначается помощником военного министра. После смерти Джеймса У. Гуда именно он был назначен 51м военным министром и работал в кабинете президента Гувера до 1933го. Звание бригадного генерала Хэрли получил в 1941 году, когда США вступили в войну. Выполнял различные задания в качестве личного представителя президента Франклина Д. Рузвельта. В 1944‑45 годах был послом США в Китае. После войны трижды – в 1946м, 1948м и 1952м – неудачно выставлял свою кандидатуру в сенаторы от штата Нью-Мексико от республиканцев. Патрик Дж. Хэрли умер в 1963 году.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Эти рисунки сделали школьники, самым младшим – 7 лет, старшим – 15. Так они видят Великую Отечественную войну и героический Сталинград. Со дня победы под Сталинградом прошло уже 77 лет. Целая человеческая жизнь. Зарастали травой окопы, рождались и росли дети. Сегодняшних подростков от того светлого и морозного 2 февраля 1943 года отделяют несколько поколений – уходили на фронт и воевали даже не деды их, а прадеды. Ребята это знают и помнят. В своих рисунках они делятся чувствами и мыслями о военном прошлом.
23 февраля 1991 года, в День Советской армии, на позиции сирийских ПВО приехали мухабаратчики – сотрудники особого отдела армии этой страны. Троих советских военных советников они без всяких объяснений доставили в Дамаск, в кабинет министра обороны генерал-майора Мустафы Тласа. Там же находился президент Сирии Хафез Асад. По его поручению Тлас зачитал указ о присвоении этим троим советским офицерам званий Героев Сирии. Одним из них был волгоградец майор Валерий Стариченко.