20 сентября 1942 года

20 сентября 1942 г.

Юго-Восточный фронт РККА.

Ночью войскам 62-й армии был дан приказ на продолжение 20 сентября наступления всеми имеющимися силами. Этим приказом Военный совет армии требовал от войск выполнения задач, которые не были выполнены накануне: «Требуем от всех войск величайшего напряжения и героизма, от всего командного состава — непосредственного руководства в бою. Пусть не дрогнет рука ни у одного воина в этой великой битве. Трусам и паникерам нет места в наших рядах. Общая задача всех родов войск — уничтожить врага под Сталинградом и положить начало его разгрома и очищения нашей страны от кровавых захватчиков». 


Сообщение из немецкого штаба.

Генерал Гальдер Франц. У Клейста на Тереке отрадные успехи. В Сталинграде начинает постепенно чувствоваться усталость наступающих [немецких] войск. Под Воронежем заметно облегчают положение пикирующие бомбардировщики; атаки на северном участке фронта отбиты. На остальном фронте из-за неблагоприятной погоды и распутицы спокойно. В районе Нелидово что-то заваривается…

Юго-Восточный фронт РККА.

 

В.И. Чуйков: «На участке 13-й гвардейской стрелковой дивизии Родимцева обстановка сложилась для нас очень тяжёлая. В полдень 20 сентября в район центральной переправы просочились автоматчики противника. Командный пункт дивизии обстреливался автоматным огнём. Часть подразделений 42-го гвардейского полка дивизии находилась в полуокружении, связь работала с большими перебоями. Штабные офицеры связи армии, посылаемые в штаб к Родимцеву, гибли.

Полк Елина, направленный к центральной пристани, запаздывал: в пути его заметила авиация врага и непрерывно бомбила. Армия могла помочь этой дивизии только артиллерийским огнём с левого берега, но этого было явно недостаточно. Левее дивизии Родимцева, на реке Царица, всё время шли жестокие бои. Там сражались батальоны 42-й стрелковой бригады М. С. Батракова, 92-я стрелковая бригада моряков-североморцев и полк дивизии Сараева. Связь с ними часто рвалась, и нам трудно было установить положение дел на этом участке, однако ясно было одно — противник подтянул свежие силы н стремится во что бы то ни стало прорваться к Волге в центре нашей обороны, расширяя прорыв. Поэтому надо было продолжать контратаки в районе Мамаева кургана. Если бы мы ослабили удары здесь, то тем самым у противника были бы развязаны руки и он всеми силами обрушился бы на наше левое крыло и раздавил бы наши части, оборонявшиеся в центре города».


20 сентября (воскресенье) немецкая авиация полностью разрушила вокзал Сталинград-1. Советские воины заняли рощицу Коммунистическую у привокзальной площади и здесь окопались. Вечером, сосредоточив большие силы в районе Дар-Горы, противник открыл сильный артиллерийский и миномётный огонь по волжским переправам. Немецкие автоматчики прорвались на левый берег р. Царицы и к переправам через Волгу, но были выбиты оттуда контратакой 42-й бригады под командованием полковника М. С. Батракова.

На южной окраине Сталинграда с 17 по 20 сентября шли бои за самое высокое в этой части города здание элеватора, который защищал батальон гвардейцев 35-й дивизии. Не только элеватор в целом, но и отдельные его этажи и хранилища по нескольку раз переходили из рук в руки.

Полковник Дубянский докладывал по телефону генералу Чуйкову: «Обстановка изменилась. Раньше мы находились наверху элеватора, а немцы внизу. Сейчас мы выбили немцев снизу, но зато они проникли наверх, и там, в верхней части элеватора, идёт бой». Таких упорно оборонявшихся объектов в городе были десятки и сотни; внутри них с переменным успехом неделями велась борьба за каждую комнату, за каждый выступ, за каждый марш лестничной клетки.

 

Источники: Бешанов В. В. Год 1942 — «учебный» — Мн.: Харвест, 2002; Чуйков В. И. Сражение века. — М.: Советская Россия, 1975; Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971; Самсонов А. М. Сталинградская битва, 4-е изд., испр. и доп.— М.: Наука, 1989.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!