30 января 1943 года

30 января 1943 г.

Донской фронт РККА.

Войска 64-й и 57-й армий, расчленив южную группу противника, вплотную подошли к центру города. 21-я армия наступала с северо-запада. 38-я мотострелковая бригада очистила от немецко-фашистских войск площадь Павших борцов.


Сообщение Совинформбюро от 30 января 1943 года.

29 января частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 180 немецких автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 10 артиллерийских батарей, разбито 8 паровозов, взорваны 3 склада боеприпасов и 2 склада с горючим, потоплено четыре транспорта общим водоизмещением до 35 тысяч тонн, рассеяно и частью уничтожено до трёх батальонов пехоты противника.

Сообщение Совинформбюро от 30 января 1943 года.

Войска Донского фронта продолжали истреблять разрозненные группы гитлеровцев. Ближе к центральной части города советские подразделения полностью очистили от немцев несколько улиц. Севернее Сталинграда наши бойцы добивали остатки вражеских частей, зажатых в тесном кольце. В течение дня на всех участках взято много пленных. В числе пленных 206 немецких офицеров. Отпущенный в свою часть один пленный в тот же день вернулся обратно и привёл с собою 120 немецких солдат, решивших сдаться в плен. На другом участке два немецких военнопленных, отпущенных в свою часть, привели в расположение наших войск 300 немецких солдат, сложивших оружие.


Войска Южного фронта продолжали наступление. Части Н-ского соединения, преодолев упорное сопротивление немцев, заняли два населённых пункта. На другом участке бойцы Н-ской части отбили контратаку пехоты противника и уничтожили свыше 400 немецких солдат и офицеров.


Ниже публикуются выдержки из писем немецких солдат, подобранных на поле боя в районе Сталинграда. Эти письма написаны в первой половине января месяца.

Обер-ефрейтор Иоахим Бауман писал: «За Сталинград пролито громадное количество немецкой крови, но мы ничего не достигли... От нашей дивизии осталось несколько десятков человек... Раньше солдаты говорили, что путь в Германию лежит через госпиталь. Теперь, когда мы находимся в мерзком окружении, ничто не может облегчить судьбу солдат. Все дороги на родину наглухо закрыты».

Унтер-офицер Куне пишет: «К нам самолёты уже не прилетают... Лошадей съели. У Иозефа Росса была собака. Её тоже съели. Поверь, это не шутка».

Солдат Отто Зехтиг пишет: «Тут, в Сталинграде, я зарезал и съел трёх кошек».

Солдат Гейнц Манус жалуется в письме: «Наиболее ужасными являются уличные бои, в которых русские большие специалисты. В моём подразделении было 140 человек. Сейчас осталось только 6. Остальные ранены или убиты».

Отчаяние звучит в письме Генриха Мейзеля: «Боюсь, что нам не удастся вырваться. Русские тоже умеют воевать, и они никого не выпустят из этого котла. Но наши господа ничего знать не хотят и требуют, чтобы мы сопротивлялись до последней капли крови, хотя это совершенно бессмысленно».

 

Источники: Сводки, сообщения Совинформбюро и Приказы Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами СССР. 1941—1945 гг.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!