4 декабря 1942 года

04 декабря 1942 г.

Юго-Западный фронт РККА.

Приказ командующего войсками Юго-Западного фронта командующему ударной группой 1-й гвардейской армии на Богучарском направлении о порядке занятия исходного для наступления положения и готовности к форсированию водных преград: «Принять к исполнению следующие указания: 1. Окончательная готовность ваших войск во всех отношениях к исходу 9.12.42 г. 2. Порядок занятия исходного положения [для наступления]...».


Армия вермахта, Сталинградское направление. 

Манштейн Эрих: 4 декабря на участке нижнего Чира начались удары русских, непрерывно следовавшие друг за другом при постоянных изменениях направления главного удара. Противник вновь и вновь пытался прорвать этот фронт, вводя в бой также и значительные силы танков. Обстановка на нижнем течении Чира стала критической. Необходимо было обязательно удержать этот фронт, так как наш плацдарм при слиянии Чира и Дона и восточнее Дона с мостом через Дон у Нижне-Чирской имел решающее значение для деблокирования 6-й армии.

Сообщение Совинформбюро от 4 декабря 1942 года.

В течение 4 декабря наши войска в районе Сталинграда, продолжая наступление, заняли населённые пункты Якты-Юл, Сенышин, Савинский, Лисинский, Попов, Верхне-Чирский, Чепурин, Деев, Паршин и станцию Секретев.


3 декабря частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено 14 немецких танков, до 200 автомашин с войсками и различными грузами, взорвано 2 склада боеприпасов, разбит железнодорожный состав, подавлен огонь 10 артиллерийских батарей, рассеяно и частью уничтожено до батальона пехоты противника.


Опьянённые летними успехами и одураченные лживой брехнёй немецкие солдаты надеялись, что немецкой армии удастся одним ударом захватить Сталинград. Еще в сентябре Гитлер предсказывал скорое падение Сталинграда.

Немецкие солдаты в своих письмах к родным, как попугаи, повторяли хвастливые заявления Гитлера. Обер-ефрейтор Генрих Райф 1 сентября писал:

«Сегодня или завтра Сталинград будет в наших руках. Здесь мы разместимся в тёплых квартирах и, наконец, получим долгожданный отдых». 3 сентября, в четверг, солдат Гергард Хоман писал: «Мы близки к своей цели. Я надеюсь, что в воскресенье мы будем полными хозяевами Сталинграда». Унтер-офицер Вилли Шмидт писал 26 сентября: «Борьба под Сталинградом приближается к победоносному концу. Скоро экстренное сообщение возвестит о падении этой русской твердыни».

Прошло немного времени, и тон писем немецких солдат резко изменился. От былого хвастовства не осталось и следа. Ефрейтор Генрих Даувель писал 27 октября:

«Мы попали в настоящий чёртов котёл. Здесь форменный ад. С каждым днём, с каждым часом наше положение становится всё хуже».

Унтер-офицер Вальтер Гайслер пишет отцу убитого солдата Кунце:

«Сначала всё шло хорошо и мы продвигались. Но чем ближе мы подходили к нашей цели, тем ожесточённее русские сопротивлялись. Мы были вынуждены отступить. Сейчас русские непрерывно атакуют нас. Ваш сын погиб».

Ефрейтор Отто Ереппель писал в середине ноября:

«Сталинград стал нам поперёк горла. В роте осталось лишь 7 человек. Повсюду видны солдатские кладбища. Теперь одно слово — Сталинград — приводит нас в ужас».

 

Источники: сайт http://www.biograph.ru;  Манштейн Э. Утерянные победы. — М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999Сводки, сообщения Совинформбюро и Приказы Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами СССР. 1941—1945 гг..

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!