В октябре Волгоград посетили двое жителей Франкфурта-на-Майне - Петер и Расмус Фурт. Им давно хотелось познакомиться с Волгоградом и его достопримечательностями, связанными со Сталинградской битвой. После трехдневного пребывания, гости покидали город потрясенными - их поразили величие и трагизм Мамаева кургана, раздельное захоронение советских и немецких солдат на кладбище и... обилие еды в магазинах.

Немцы в Волгограде, 75 лет спустя

Волгоградца профессора Ростислава Ковалевского в начале октября попросили взять "под крыло" немецких туристов - им хотелось посмотреть город, но они совершенно не владели русским языком. Петер Фурт, пенсионер и бывший руководитель музея эвтаназии приехал в Волгоград со своим сыном Расмусом – юристом, работающим в одном из крупных банков.

Три дня немцы в сопровождении профессора знакомились с памятными местами Волгограда и окрестностей, посещали наши магазины, рынок, даже побывали на концерте хора Сретенского монастыря.

Реакцию немцев на город Ростислав Ковалевский описал так:

"Увиденное произвело на гостей ошеломляющее впечатление с одной стороны тем, как представлены героизм и трагизм событий Сталинградской битвы в Музее-панораме, на Мамаевом кургане и в других местах, с другой – как широк и разнообразен (в период санкций!) ассортимент особенно продовольственных товаров в магазинах и на рынках, насколько вкуснее наша еда по сравнению с немецкой, как много в городе строящихся объектов, как чисто в магазинах и на улицах, как приветливы и доброжелательны волгоградцы. В то же время гости сожалели о том, что посетить Волгоград жителю ФРГ нелегко, турфирмы не предлагают туров в наш город".

После возвращения домой Петер и Расмус описали свои впечатления в статье, которая будет опубликована в декабре в одной из газет ФРГ. Конечно, они затронули и актуальную проблему российско-германских отношений и их дальнейшие перспективы.

По мнению профессора Ковалевского, личные контакты и развитие туризма могут помочь преодолению политики вражды между нашими странами:

"Наблюдая то, как открываются глаза простого немца, находящегося дома под постоянным воздействием антироссийской пропаганды, на позитивные реальности России, хочется верить, что через развитие туризма, личных контактов, народной дипломатии можно и нужно противодействовать политике вражды и конфронтации".

Далее мы приведем текст статьи, написанной Петером и Расмусом Фуртом, под впечатлением от посещения Волгограда.

Нулевой километр Волгограда

Фото: Петер и Расмус Фурт

Свежее утро, солнце поднимается над фасадом универмага и бросает свои золотые лучи в нашу гостиничную комнату, расположенную напротив. Мы выходим на небольшой балкон и смотрим на просыпающийся город Волгоград.

Смотрим вниз, на площадь Павших борцов, на западном краю которой, перед гранитным обелиском, Вечный огонь желтыми языками пламени поднимается к солнцу в память о павших советских солдатах. В сорока метрах западнее обелиска блестит на мостовой латунная звезда – знак нулевого километра в центре Волгограда.

Сегодня 10 октября 2017 года, но в действительности мы смотрим не на площадь и памятник, а на поворотный пункт в истории.

Нулевой километр Волгограда отделяют:

– 200 метров от бывшего универмага, в подвале которого 31 января 1943 года капитулировала южная группировка окружённой 6-й армии фельдмаршала Паулюса;

– 500 метров от вокзала, который в ходе боёв в центре Сталинграда в средине сентября до 13 раз переходил из рук в руки;

– 1000 метров от берега Волги, где с октября по декабрь 1942 шли ожесточённые бои;

– 2000 метров от мельницы Герхарда и Музея-панорамы у бывшей переправы войск 62-й армии Чуйкова;

– 5000 метров от Мамаева кургана – холма, за который велись самые кровопролитные бои, где сегодня возвышается статуя Родины матери;

– 30 км от Россошки– немецкого и русского солдатских кладбищ;

– и 2480 километров от здания Рейхстага в Берлине и освобождения Восточной Европы и Восточной Германии от фашизма.

На этом 0-ом километре 03.02.1943 закончилось освобождение Сталинграда и началось освобождение Европы от национал-социализма.

С понятием «освобождение» мы, немцы, свыкаемся с трудом.

Сначала у политиков и историков это называлось Zusammenbruch (крах, катастрофа) или Untergang (гибель, крушение), затем более непредвзято Niederlage (поражение), но никогда не определялось как Befreiung (освобождение).

Предположительно лишь немногие немцы 73 года тому назад при вступлении войск союзников чувствовали себя освобождёнными.

Это были выжившие евреи, люди, преследуемые по политическим мотивам, цыгане, инакомыслящие (часто в концлагерях), лица с психическими нарушениями, которым не нужно было больше прятаться. И лишь немногие среди населения Германии втайне радовались этому. То есть, меньшинство немцев 1945-го года.

Вся Европа в различные дни начала мая празднует день освобождения, 8 мая в Западной Европе и 9 мая в России.

И только Германия, только немцы не празднуют этот день.


Петер Фурт (PeterFurth)

75 лет после Сталинградской битвы, пора бы и Германии осуществить исторический и политический переход к понятию «освобождение», учитывая наше признание исторической вины за военные преступления национал-социализма и войну на уничтожение на Востоке.

Ведь здесь началось освобождение Европы!

В ходе прогулок и поездок знакомимся с отдельными памятными местами Волгограда.

Мы стоим перед могилой Неизвестного солдата: обелиск, Вечный огонь в обрамлении из красного мрамора. Девушки и юноши в военной форме несут караул у Вечного огня. 

Фото: Кирилл Брага

У этого памятника задаёшь себе вопрос о числе погибших в Сталинградской битве. Германские источники и доступная литература исходят из 400 000 убитых солдат, немцев и русских, и 40 000 гражданских лиц, погибших при налётах немецкой авиации с 23-го августа. Часто можно встретить лишь подсчёты жертв с немецкой стороны.

Русские исходят из 2 миллионов погибших в Сталинграде. Эти данные противоречивы. Но помогут ли нам эти числа понять страдания, печаль и горе отдельных людей? Или они ведут лишь к «подсчётам» и «измерению» без должного понимания и искреннего сострадания?

Мы в музее «Память». Капитуляция, бои в котле, Рождество в Сталинграде с рисунком Сталинградской мадонны Курта Ройбера наглядно представлены здесь документами и реконструкциями. Мы видим диораму командного бункера и личных помещений командующего 6-й армии генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса.

Музей "Память", фото: Александр Фолиев

В «Сталинградских протоколах» Йохена Хельбека советские очевидцы сообщают, что обстановка, царившая здесь при капитуляции и пленении, была ужасна и свидетельствовала о полном распаде: остававшиеся в живых немецкие военнослужащие из-за обстрелов не решались покидать бункер, чтобы справить нужду или убрать мёртвых, а раненые не получали больше никакой помощи. Зловония, звуки безмерных страданий, невообразимое количество смертей трудно себе сегодня даже представить.

Мы на берегу Волги. Река здесь около 1,5 километров шириной. На другом берегу – пляж. В сентябре, октябре и ноябре 62-я армия была оттеснена на узкую полосу берега, которая местами достигала лишь нескольких сотен метров. Всё обеспечение войск и отправка раненых осуществлялись через Волгу под постоянным немецким обстрелом. Средняя продолжительность жизни советского солдата, переправленного через Волгу, составляла 48 часов.

Волга. Фото © ИД «Волгоградская правда»/архив 

Гитлер и командование вермахта жаждали объявить о падении Сталинграда, но им так и не удалось захватить весь город.

Это было сражение за каждый дом, за угол каждой улицы, за каждую груду развалин. «За Волгой для нас земли нет» ‒ этим руководствовались советские солдаты, бросаясь на атаковавших их немцев.

Мы на площадке Музея-панорамы. Мельница Герхарда. Разбомбленное четырёхэтажное здание принадлежало немцу. В ста метрах напротив ‒ дом Павлова. Сержант Павлов защищал этот дом всего с 12 бойцами. Здесь был фронт. Бои за один дом. Эти бои вошли в литературу. Бойцы и их жизнь, героизм и борьба, самоорганизация и солидарность оживают в романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба».

Вот вооружение, использовавшееся во Второй мировой войне. На открытой площадке перед музеем мы видим «сталинский орган» («катюшу») на российском ЗИСе. «Катюши» часто устанавливались на «студебеккерах» из США, которые поставлялись в СССР по Ленд-лизу.

Выставка вооружения на площадке у музея-панорамы "Сталинградская битва". Фото © ИД «Волгоградская правда»/архив 

В музее выставлен меч, который был изготовлен по поручению короля Англии Георга и передан Сталину после Битвы. Рядом с оружием, знамёнами, орденами, фотографиями видим необычную конструкцию: индивидуальный защитный цилиндр в форме авиабомбы, служивший рабочему у станка убежищем при обстреле цеха. Во время боёв рабочие продолжали стоять на своих рабочих местах и производили вооружение, которое тут же использовалось в бою.

На верхнем уровне музейного здания огромное панорамное живописное полотно размером 30 000 м2, представляющее реконструкцию битвы на 26.01.1943 года – круговой обзор с Мамаева кургана ‒ борьба и смерть…

На следующий день мы на Мамаевом кургане. Солнце сияет в голубом небе и лишь немногие облачка проплывают на нём. Ветер ласково шепчет в ещё зелёной листве деревьев. Мы поднимаемся с восточной стороны по широкой лестнице к 85-метровой статуе Матери Родины, которая, подняв меч, призывает народ к отпору фашистским захватчикам. Дорогу к вершине кургана обрамляет монументальные реалистичные фигуры советских солдат, которые со стальным взглядом противостоят врагу. Здесь же раздаются звуки боя, артиллерийская и пулемётная стрельба, «катюши» с воем посылают врагу свои ракетные залпы.


Один из авторов текста д-р Расмус Фурт (Dr.Rasmus Furth) на Мамаевом кургане. Октябрь 2017

Заходим в Зал Славы. На стенах длинные списки имён, одно за другим… В центре – факел с Вечным огнём. Мы слышим хоровое исполнение «Грёз» Шумана. Произведение немецкого композитора исполняется на главном памятнике Волгограда. Мы останавливаемся и слушаем – слушаем несколько минут. Мелодия и пламя Вечного огня напоминают о боли и страданиях людей.

Едем в Россошку. Коровы на дороге, вдоль дороги развалы овощей и фруктов. Плоская и пыльная равнина. Это степь.

Нас приветствует работник германского Союза по уходу за могилами жертв войны. Слева – захоронение русских солдат в отдельных могилах, что не характерно для русских захоронений.

Справа – немецкие солдаты в братских могилах – 64 000, хотя немецкая сторона предпочитала отдельные захоронения идентифицированных погибших.

Немецкие и русские солдаты и после смерти покоятся с миром не совместно. Каждая сторона придерживается своей культуры захоронения, но здесь всё совсем наоборот.

Кладбище советских солдат в Россошках. Фото © ИД «Волгоградская правда»/архив 

Сейчас из Германии Россошку посещают 5-7 человек в год. Не бывают здесь больше молодёжные группы, нет и совместных молодёжных лагерей.

Очень печально видеть 50 базальтовых кубов с именами стольких погибших. При этом такие фамилии немецких солдат как Леви и Блуменштайн однозначно указывают на их еврейское происхождение. Печально и то, что нет действительно совместного кладбища.

С тяжелым сердцем возвращаемся в Волгоград…

В заключение

Мы глубоко взволнованы и опечалены тем, что после битвы, этой невероятной бойни, над могилами павших не возникла дружба народов, а от вымученной насильственной дружбы ГДР не осталось и следа.

В 2015 году во время 70-летия Сталинградской битвы германский министр иностранных дел Франк Вальтер Штайнмайер вместе с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым посетили Волгоград. Помог ли этот визит установлению дружбы между немцами и русским? Стало ли это её началом, или для этого необходимо что-то большее?

 Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров. Волгоград, 2015. Фото: Сергей Григоренко

Если 75 лет назад Сталинградская битва положила начало освобождению Европы от фашизма, то, возможно, во времена, когда набирают силу национальный эгоизм и враждебное отношение к «чужакам», нужен более сильный знак для дружбы и взаимопонимания народов?

Что бы произошло если бы Франк-Вальтер Штайнмайер уже как нынешний германский Федеральный Президент 2-го февраля 2018 года послушал на Мамаевом кургане «Грёзы» Шумана и преклонил там свои колени?

Поняли бы люди, что, несмотря на актуальные конфликты и различия, возможна дружба немецкого и русского народов?

В настоящее время она более необходима, чем символический акт больших политиков, чем восстановление и поддержка культурных, молодёжных и студенческих обменов. Как говорил немецкий историк Михаэль Штюрмер: между Россией и Германией лежит большая история. И для того, чтобы эта история не только разделяла, но и связывала, должно быть сделано всё, независимо от нынешних политических различий.

Петер Фурт и д-р. Расмус Фурт (Dr. Rasmus Furth und Peter Furth).  Кассель, Франкфурт-на-Майне, Германия, октябрь 2017.

Текст перевел профессор Ростислав Ковалевский.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Утром 4 августа 1942 года самолет будущего маршала Советского Союза приземлился в аэропорту Сталинграда. Температура воздуха на тот момент была уже 30 градусов по Цельсию. Свеженазначенного командующего Юго-Восточным фронтом никто в то утро не встречал, кроме шофера, который должен был отвезти его в штаб.
8 мая 2010 года в Ахтубинске (Астраханская область) открыли памятник «Мы победили». Памятник необычный – вместе с фигурой солдата с орденом Отечественной войны и медалями на груди изображены два баскунчакских верблюда – Мишка и Машка. Считается, что знаменитые верблюды прошли с боями от Волги до Берлина – в составе 902-го стрелкового Берлинского ордена Кутузова полка 248-й Одесской Краснознаменной стрелковой дивизии.