«Стоять насмерть» – так названа всемирно знаменитая скульптура на Мамаевом кургане. 96‑летний волгоградец Василий Григорьевич ЖИЛКИН – один из тех, кому она посвящена. Летом-осенью 42‑го он был в числе бойцов, стоявших насмерть на подступах к Сталинграду. О тех сражениях ветеран рассказал нашему обозревателю Александру ЛИТВИНОВУ.

Полковая школа

Орловка. Роковым образом это географическое название оказалось связано с судьбой Василия Жилкина. В деревне с этим названием, в Воронежской области, в 1921 году он родился. А более чем двадцатью годами позже уже сражался с гитлеровцами близ другой Орловки – той, что недалеко от Сталинграда.

Долго Василия не призывали на фронт, хотя в 41‑м ему уже 20 исполнилось. Возможно, потому, что остался единственным сыном у родителей – братья Иван и Илья погибли. Но когда фашисты подошли к Воронежу, все последние силы страны были брошены против врага.

– Тогда призвали и меня, – вспоминает Жилкин. – Направили в Тамбовскую полковую школу. Осваивал там дисковые автоматы ППШ, автоматические винтовки Токарева, противотанковые ружья. Занимались, впрочем, мы недолго, около трех месяцев. По окончании ускоренного курса всем нам присвоили звания сержантов.

Боевое крещение

А почти сразу после этого у курсантов была объявлена тревога. Думали – учебная, оказалось – боевая.

– На машинах нас отправили под Пензу, на железнодорожную станцию Бессоновка, – вспоминает фронтовик. – Там впервые встретились мы с врагом, приняли боевое крещение.

Отличившиеся в этих боях вчерашние курсанты спешно были произведены в младшие лейтенанты. Им выдали офицерское обмундирование и распределили по боевым точкам. 104‑й полк, где служил Василий Жилкин, отправили под Сталинград.

– До Камышина шли пешком, – рассказывает он. – Уже возле города в воздухе стал чувствоваться запах гари, смрад стоял, небо было подернуто дымом. В Сталинграде бойцы заняли свои позиции на месте, вошедшем в историю великого сражения на Волге как Орловский выступ.

«Катюша» против «ванюши»

В современном Волгограде в самом северном районе, на Спартановке, есть две балки под названием Мечетки – Сухая и Мокрая.

– В Мокрой Мечетке, – рассказывает Василий Григорьевич, – в пору разлива талая вода по ее дну как бы два желоба пробила, по ним она стекала в Волгу. По этим вот природным желобам немцы и пускали свои танки в направлении на Сталинградский тракторный завод. Им там была необходима база для ремонта.

Главной задачей 104‑го полка под командованием полковника Максимовича было не пропустить немецкие танки на тракторный завод сквозь огневые порядки. Жилкин командовал взводом автоматчиков, располагавшимся в Мокрой Мечетке.

Держали оборону возле командного пункта штаба части. Но в сентябре убило командира роты, старшего лейтенанта. После его гибели командование ротой принял Василий Жилкин.

– Фашисты бомбили нещадно Спартановку, день и ночь покоя не давали, били по нам из шестиствольных минометов, мы их называли «ванюшами», – объясняет ветеран. – Внешне они напоминали бочку, а при стрельбе трещали громко, поэтому наши именовали также их «трещотками». Самолет-разведчик немцев «фокке-вульф» – мы называли его «рама» – летал над нами почти беспрерывно, вел корректировку огня. На помощь время от времени приезжали «катюши» – дадут несколько залпов по врагу и сразу уедут обратно. 

Так продолжалось около трех месяцев. А в середине октября младший лейтенант Василий Жилкин был сам изранен минными осколками.

Раненых вывозили ночью

Из каждых пяти бойцов 104‑го полка в боях за Сталинград четверо выбыли из строя, были ранены либо убиты. Василий Жилкин выжил, но получил тяжелое ранение.

– Две минометные мины одновременно, сзади и спереди, возле меня разорвались, – рассказывает он. – Ранило в живот и в спину. Один из тех осколков по сей день в моей спине, возле правой лопатки.  Хирурги удалять его не стали, слишком это было сложно и опасно.

Да и в госпиталь вывезли его не сразу. Днем из Мечетки ни раненых, ни убитых не выносили, ходить по ней в светлое время суток запрещено было приказом командования.

– Нам рекомендовали только глубже зарываться при обстреле в землю, – вспоминает ветеран. – Погибших хоронили там, где убило, раненых, по возможности, выносили только ночью. Меня же спрятали до наступления темноты в нишу, вырытую в склоне балки.

Так для Василия Жилкина закончилось участие в сражении за Сталинград.

Горящий смоленск

Оправившись от ран в госпитале города Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области, Василий Жилкин вернулся на передовую. Он продолжил сражаться на Западном фронте.

Осенью 43‑го Жилкин участвовал в освобождении Орши, Смоленска, Дрогобужа. 2 декабря в тяжелых боях был ранен повторно, на этот раз – в правую руку.

– Тогда направили меня на лечение в Москву, там сделали несколько операций, хирурги раненую руку собирали косточка за косточкой, – вздыхает фронтовик. – Спасли они мне тогда руку от ампутации.

Несмотря на полученные увечья, Василий Жилкин все‑таки остался в армии. Но уже не на фронте – попал в пехотное училище, обучать молодых солдат знанию матчасти стрелкового оружия. И только в мае 45‑го Василий Григорьевич был уволен по состоянию здоровья.

Как солдат стал учителем

Вернулся Василий Жилкин в родные края, в Воронежскую область. Окончил лесной техникум, затем – факультет физвоспитания в институте.

Выбрал профессию учителя, преподавал физкультуру и начальную военную подготовку. Сперва – в Борисоглебске.

А в начале 60‑х Жилкин  переехал в Волгоградскую область. Многие годы он трудился в школе поселка Гумрак, то есть почти там же, где воевал в 42‑м. Потом еще 20 лет трудился в одном из волгоградских НИИ.

На заслуженный отдых ушел только в 2002‑м, в 80 лет. Тогда же, как ветеран Великой Отечественной войны, в соответствии с указом президента Путина, получил Жилкин очередное воинское звание – лейтенант.

Памятью о былых сражениях стали для Василия Григорьевича орден Отечественной войны, медали «За оборону Сталинграда» и «За победу над Германией». А за доблестный труд в мирное время он был отмечен почетным званием «Ветеран труда».

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Как безымянная высота 115,2 в Староклетском районе получила имя в честь своих защитников.
8 мая 2010 года в Ахтубинске (Астраханская область) открыли памятник «Мы победили». Памятник необычный – вместе с фигурой солдата с орденом Отечественной войны и медалями на груди изображены два баскунчакских верблюда – Мишка и Машка. Считается, что знаменитые верблюды прошли с боями от Волги до Берлина – в составе 902-го стрелкового Берлинского ордена Кутузова полка 248-й Одесской Краснознаменной стрелковой дивизии.