О становлении экспертно-криминалистической службы в Волгоградской области рассказал руководитель общественной организации ветеранов экспертно-криминалистической службы ГУВД региона Владимир Павлов, который посвятил криминалистике почти всю свою жизнь.

На вооружении тех, кто работает с уликами, сегодня самые современные методики и оборудование. А между тем служба прошла путь от простого монокулярного микроскопа до современных электронных приборов, от несложной дактилоскопической экспертизы до высокотехнологичных экспертиз современности. Сейчас сотрудники одной из важнейших служб МВД России ежедневно решают сложнейшие задачи, восстанавливают картину преступления, помогают найти преступников по еще не остывшим следам. На плечах этих людей ответственность за человеческие судьбы. Заключение эксперта часто дает ответ на вопрос – виновен человек или нет.

Боевое крещение

– Владимир Михайлович, помните свою первую экспертизу?

– Дело было в 1967 году, когда мы в московской школе сдали экзамены по юридическим дисциплинам и нас отправили на практику в Ригу. Каждого студента прикрепили к специалисту-эксперту. Однажды в лабораторию с военного объекта привезли материалы для экспертизы. Было подозрение на теракт (в то время редчайший случай).

Между пусковой установкой зенитно-ракетного комплекса и станцией наведения прервалась связь. Сотрудники долго искали причину выхода системы из строя. Оказалось, что кто-то забил в кабель связи гвоздь и обрезал сверху шляпку.

Нам поставили задачу – определить, каким из инструментов был перекушен гвоздь в кабеле, а также принадлежит ли он к той партии гвоздей, которую изъяли у подозреваемого. Руководитель стажировки поручил проведение экспертизы мне, поскольку я был знаком с новыми методиками исследования подобных вещественных доказательств.

В результате удалось установить, что этот гвоздь и те, что были изъяты у подозреваемого, изготовлены на одном и том же станке: на поверхности гвоздя просматривался характерный след от станка.

Более того – перекушен кусачками, которые также нашли в ходе обыска. Я выступал в суде, разъяснил методику проведения этой сложной экспертизы и продемонстрировал ее результаты. Суд согласился с выводами. Это было мое боевое крещение.

– А как вы попали в экспертно-криминалистическую службу?

– Признаться, я об этом даже не думал. Когда демобилизовался из армии, знакомые рекомендовали устроиться шофером в МВД. Меня сразу взяли и, на мое счастье, доверили водить машину криминалистической лаборатории. На тот момент я собирался поступать в сельскохозяйственный институт и постоянно читал книги, даже во время выездов на происшествия – готовился к экзаменам.

Один из экспертов заметил мое рвение и предложил поступить в Московскую среднюю школу милиции на отделение подготовки экспертов-криминалистов.

Я согласился, мне нравилось наблюдать, как работают специалисты этой профессии. Так решилась моя судьба.

Найдут по геному

– Вы пришли работать в милицию в 1965 году – какие виды экспертиз тогда уже были?

– Основными – дактилоскопические, графологические (почерковедческие), трасологические и баллистические. В 50‑е годы появились новые методики исследования документов, холодного оружия.

Всего тогда существовало семь традиционных криминалистических экспертиз.

Незадолго до моего прихода на службу, в 1963 году, появилась первая в Управлении охраны общественного порядка (УООП) Волгоградской области лаборатория нетрадиционных, специальных исследований. Благодаря усилиям начальника научно-технического отдела Виктора Самарского была открыта лаборатория физико-химических экспертиз. Первым ее экспертом стала выпускница Ленинградского горного института Светлана Акимова, посвятившая развитию этой лаборатории всю свою жизнь.

– Техническое оснащение сильно изменилось?

– Техника была самая простейшая – проекционный аппарат, монокулярный микроскоп, дактилоскопический набор для выезда на место происшествия, фотокамера Бертильона, фотоаппарат системы «Урбан» с набором объективов и «шведские» спички для фотографирования в ночное время. Сейчас возможностей стало больше, и техника сложнее – электронные микроскопы, приборы и оборудование для исследования ДНК.

Неизменными остаются только средства выявления фиксации. Единственное, порошки модернизируются, раньше только сажей с завода работали. Вместо гипса появились специальные пасты.

Разнообразными стали и кисточки для нанесения средств на поверхность предметов. Чемоданчик для экспертов теперь меньше по размерам, раньше был огромный и тяжелый – приходилось с собой носить. Благодаря новым технологиям все меняется в лучшую сторону.

– А были сложности в открытии лаборатории по исследованию ДНК?

– Да, для нас все это было ново. В 80‑е годы мы могли устанавливать только группу крови человека – всего их, как известно, четыре. Вот и разделите население Волгоградской области на четыре части и ищите среди них преступника. Сейчас все гораздо проще и сложнее одновременно. А началось в 90‑е, когда в одном журнале опубликовали статью о том, что в Англии разработана методика исследования ДНК, благодаря которой можно идентифицировать человека по крови с высокой степенью достоверности (99,9%). Ко мне с этим журналом пришла эксперт-биолог Светлана Евгеньевна Казакова и заявила, что необходимо приобрести оборудование и внедрить новую методику идентификации личности. По указанию начальника УВД я был командирован в Москву на Петровку, 38, где уже была такая лаборатория.

Привез документацию, закупили в Англии лабораторию по исследованию ДНК.

А вот специалиста-эксперта для работы в этой лаборатории подобрать было трудно – в Волгограде таких не было.

Нашел в Москве в Государственном научно-исследовательском институте «Генетика». Это Просвирова Татьяна Юрьевна, кандидат медицинских наук, она согласилась переехать в Волгоград для работы в нашей новой лаборатории. Выбор специалиста оказался удачным. К лабораториям этого вида экспертизы очень высокие требования, главное из них – чистота. Еще эксперт во время работы запирает двери и окна, чтобы никто, не дай бог, не зашел в лабораторию и не принес чужеродную ДНК.

Улики остаются всегда

– Сотрудничали с зарубежными коллегами?

– Да, в 90‑е годы мы ездили для обмена опытом в Америку. В нашей стране в то время была сложная оперативная обстановка. Передел собственности нередко сопровождался применением взрывных устройств. Вот нас и послали в Штаты, чтобы мы научились проводить осмотры мест использования взрывных устройств и исследования следов взрыва.

Мне очень понравилось техническое оснащение экспертных служб полиции, особенно аэрозольные средства выявления следов рук.

Во время осмотра взорванных машин их поверхности обрабатывают аэрозольной пеной, затем смахивают пену кисточкой, и все следы отлично проявляются. У нас таких средств не было, мы работали с сажей и другими порошкообразными веществами.

– Какими качествами должен обладать эксперт–криминалист?

– Прежде всего – внимательность, неторопливость, усидчивость, умение анализировать. Излишне подвижным людям в экспертной службе сложно, они лучше работают в оперативных службах, где требуется быстрота принятия решения и скорость его реализации. Профессия эксперта-криминалиста вырабатывает усидчивость, внимание. Эти качества – залог успешной работы эксперта.

По стопам отца и деда

– В наши дни профессионализм экспертов растет?

– В наш век современных технологий работать приходится со сложнейшей техникой. Начиная с 1977 года мастерство волгоградских экспертов-криминалистов только растет. 15 специалистов экспертно-криминалистического отдела (управления) УВД Волгоградской области защитили кандидатские диссертации и стали преподавателями Высшей следственной школы МВД России.

– Удалось передать любовь к профессии детям и внукам?

– Да, я, без преувеличения, стал основателем целой династии. До меня в семье никто не работал в органах внутренних дел. Потом появились последователи среди внучек и племянников.

Внучка Анна с золотой медалью закончила факультет подготовки экспертов-криминалистов Высшей следственной школы МВД России. Этот же вуз окончили и трое моих племянников, которые трудятся в полиции. Вторая внучка Татьяна тоже эксперт-криминалист. Ее мама Наталья – начальник отделения почерковедческих экспертиз Главного управления МВД России по Волгоградской области. Так постепенно разрастается семейная династия полицейских.

– Что пожелаете молодому поколению криминалистов и их руководителям?

– Руководству службы – не останавливаться на результатах, достигнутых их предшественниками, и продолжать развивать экспертную службу Волгоградской области. Всему личному составу экспертно-криминалистических подразделений региона желаю крепкого здоровья, успехов в служебной деятельности и в работе над повышением своего профессионального уровня.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

10 ноября 1942 года летчик Петр Дымченко погиб в неравном бою, оставаясь до последнего вздоха на охране переправы через Дон.
Участник Сталинградской битвы Иван Прохорович Мальцев мастер на все руки – и клубничное варенье сварит, и помидоры засолит. Родные сетуют – приходится бежать впереди дедушки, чуть замешкаешься, перегонит и все дела сам переделает. А между тем Ивану Прохоровичу исполнилось 94 года.