В числе самых драматичных событий битвы на Волге – в августе 1942-го – гибель парохода «Иосиф Сталин», на котором пытались эвакуировать детей и жен сотрудников НКВД и милиции Сталинграда. В архиве УФСБ России по Волгоградской области хранится несколько документов – воспоминаний очевидцев и участников тех событий.

«Добраться было невозможно…»

«...23 августа не успел наш пароход отплыть от пристани, как в семь часов вечера налетели 16 вражеских самолетов на центр города, на переправу. Несколько бомб легло рядом с нашим пароходом, и тогда он отошел в гавань левого берега Волги против завода «Красный Октябрь».

Большая часть пассажиров высадилась на берег, где женщины и дети провели в лесу двое суток. 25-го в ночь нас погрузили на пароход, но примерно сто человек осталось на берегу», – вспоминала жена сотрудника УНКВД по Сталинградской области Клейменова.

Пароход проплыл километров восемь, как с берега стали кричать наши бойцы, что путь опасен, и судно повернуло и встало ниже СТЗ, где опять расположились в лесу. Вот свидетельства очевидцев:

«...В ночь с 26-го на 27 августа пароход вновь пошел в назначенный путь. Но не успели мы пройти и несколько метров, как с правого берега немцы бросили осветительную ракету и увидели нас. А ровно в три часа ночи напротив Латошинского сада они начали шквальный огонь по пароходу, и он загорелся с правой стороны палубы. Мы снимали с себя одежду, чтоб потушить пожар, и в этой операции погибли от пуль четыре подростка, героически пытавшихся сбить пламя...»

Картина была ужасная. Вышло из строя рулевое управление, пароход течением перевернуло на отмель. Женщины с детьми метались, пытаясь спастись от огня и пулеметного обстрела. Кто-то прыгал в воду и тонул, другие спускались в трюм, но там сгорели все, так как от горения верхней палубы раскалились дерево и железо. Вот как это описывали люди:

«...Я с матерью и дочерью находилась на верхней палубе, бросали в воду все, что может помочь не умеющим плавать добраться до берега. Нам же повезло. Один мужчина спустил на воду шлюпку со своей женой, и мы вместе с ними поплыли к отмели, где огонь от горящего парохода освещал группу спасшихся людей…»

Пожар на судне усиливался. Рухнула мачта, похоронив много детей и женщин. Добраться к этому страшному костру было невозможно, а с берега летели пули, убивающие еще живых:

«...Стрельба продолжалась до рассвета. Немцы видели лежащих на острове людей, детей и все же продолжали стрелять в нас. Только утром стрельба прекратилась. Немцы подумали, что с нами покончено…»

На острове остались 75 человек. Почти тысяча погибли.

Спецоперация по спасению

Трудно представить, что испытывали сотрудники НКВД и милиции, узнавшие о гибели парохода, где находились их близкие. И все же, продолжая выполнять свой служебный долг, сражаясь с врагом, они надеялись, что их жены и матери, дети смогли выжить. О том, как происходила операция по спасению уцелевших, рассказал в свое время майор госбезопасности Иван Петраков:

«...Примерно метрах в ста от противника находится тот островок. На его поверхности нет никакой зелени, влажный песок, в длину он достигает примерно метров 20, а в ширину 5-7 метров. И вот на этом крохотном бивуаке наши «робинзоны», вырыв в водянистом песке своими руками ямки, в течение двух суток, израненные и голодные, раздетые, спасали свою жизнь...»

Тут же под покровом ночи наши бойцы рыли могилы и закапывали тела своих близких, умерших от ран. А немцы, видя, что рядом женщины и дети, при их появлении открывали бешеный огонь.

«...Спасать днем, значит, бессмысленно подвергнуть себя и детей расстрелу. Спасать ночью также нельзя, так как сильно светила луна. Было решено операцию по спасению провести с 21-го до 22 часов, когда луна еще не всходила, и было темно», – вспоминал Петраков.

Наконец наступил темный вечер. Бойцы бережно на руках выносят детей, раненых женщин. И вдруг при приближении последней лодки к берегу раненый ребенок вскрикнул: «Мама, больно!»

«...Хоть и слабый, но пронзительный крик ребенка, как гром, раздался по Волге, и сразу лагерь врага ожил. Заговорили пулеметы, автоматы, взлетели светящиеся ракеты. Однако дело было уже сделано. Люди были спешно отведены в укрытие, а мы считали просто излишним отвечать на их стрельбу…» – рассказывал Петраков.

Спасенных накормили кашей и напоили чаем, уложили спать в палатках. «Таким образом были спасены 72 маленьких и больших человека», – так завершил свой рассказ майор Петраков.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Ни один эпитет не выразит в полной мере того кромешного ада, что творился в Сталинграде в октябре 1942 года. Дни, которые приносили обоим воюющим сторонам громадные потери. Когда каждый дом, каждая улица, каждый клочок земли становились местом смертельных боев двух выбивающихся из сил противников. И если для советских людей эта война была священной, праведной, войной за дом и свободу, то гитлеровцы пришли захватывать, грабить и утверждать свое мнимое "арийское превосходство". И совсем скоро этот фактор станет решающим, переломным в битве, когда в ноябре 1942 года начнется контрнаступление советских войск.
Наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ расспросил потомков участников сталинградской битвы о том, как их родные - герои войны рассказывали о победном мае 45-го