О довоенной жизни героя-летчика нам известно немного – родился в крестьянской семье, в деревне Борки Могилевской области. Окончил школу-семилетку, с юных лет пошел работать на мясоконсервный комбинат.

В 1940-м году Николай решил поступить на службу в армию – стать летчиком. Едва лишь окончил Одесскую военную авиационную школу, как началась война.

С первых ее дней лейтенант Карначёнок был в строю. Воевал в 434-м авиаполку особого назначения, том же самом, где служили братья Микоян. В июне 1942 года полк направили на Сталинградский фронт.

Лейтенант Н. А. Карначёнок у своего Як-1.  434-й ИАП, 1942 год. Источник: http://airfighters.ru

А.Я. Баклан, известный летчик-истребитель, служил  в ту пору в одном полку с Карначёнком. Он вспоминал обстановку под Сталинградом так:

«Над Сталинградом носились стаи самолётов – наших и немецких. Тут и там "закручивались карусели" воздушных схваток. Самолёт за самолётом поочерёдно начинали гоняются друг за другом, но сбить противника в такой обстановке очень сложно. Только выберешь себе удобную цель, начнёшь сближаться и прицеливаться, как к тебе самому уже тянется трасса противника. И сам не успеваешь открыть огонь. Ведомый тебя подстраховывает – защищает твою заднюю полусферу, но ведь и его тоже атакуют. Продолжать начатую атаку становится невозможно, того и гляди самого собьют. Приходится делать разворот в ту сторону, где меньше самолётов, чтобы не столкнуться ненароком».

Именно эта трагическая случайность и произошла с Николаем Карначёнком и Владимиром Абросимовым 22 сентября 1942 года в районе поселка Котлубань – они, погнавшись за немецким истребителем, столкнулись в воздухе. Ведущий пары Николай, выйдя из виража, успел стабилизировать в воздухе свою машину, ведомый Владимир –  нет. Он не смог сманеврировать и снизу врезался в самолет Карначёнка. Итог – два взрыва, два падающих самолета, два погибших летчика.

В тот день накануне Николай в составе шестёрки истребителей под руководством капитана И.И. Избинского совершил успешный боевой вылет. Летчики на подходе к линии фронта перехватили немецкие бомбардировщики и заставили их сбросить бомбы на свои же войска. Недолго длился воздушный бой и закончился он уверенной победой советских асов – Карначёнок, Михаил Гарам и Шишкин сбили три вражеских бомбардировщика.

Никто не мог и предположить, что в тот же день Николай погибнет – ведь он был очень опытным пилотом, совершил  349 боевых вылетов, лично сбил 12 самолётов противника и 11 – в группе с товарищами.


Вырезка из газеты, посвященная Николаю Карначёнку. Источник: http://airfighters.ru

Два месяца спустя Николай Карначёнок был удостоен звания Героя Советского Союза посмертно.

Мать Николая не узнала о гибели сына и о присвоении ему высшей награды – в то время белорусская деревня Борки находилась под оккупацией. Ксению Савельевну Карначёнок убили фашистские каратели. В деревне шептались: «За сына-лётчика погибла. Сдали местные полицаи».

Имя Героя носит Оршанский мясоконсервный комбинат, на котором до войны работал Николай. Там установлен бюст летчика.

На родине ежегодно проходят республиканские турниры по вольной борьбе памяти Николая Карначёнка, в которых принимают участие борцы как Беларуси, так и России.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Ни один эпитет не выразит в полной мере того кромешного ада, что творился в Сталинграде в октябре 1942 года. Дни, которые приносили обоим воюющим сторонам громадные потери. Когда каждый дом, каждая улица, каждый клочок земли становились местом смертельных боев двух выбивающихся из сил противников. И если для советских людей эта война была священной, праведной, войной за дом и свободу, то гитлеровцы пришли захватывать, грабить и утверждать свое мнимое "арийское превосходство". И совсем скоро этот фактор станет решающим, переломным в битве, когда в ноябре 1942 года начнется контрнаступление советских войск.
Вскоре наши соседи покинули свои жилища. У кого дом разрушило, кто двинулся в более безопасные места. Удивительно устроена психика человека. После первой бомбежки все были настолько подавлены, что никто и думать не хотел, как жить дальше. Но постепенно перед каждым встал этот вопрос.