Наверняка каждый волгоградец знает о легендарном подвиге Михаила Паникахи. Бывший морпех уничтожил вражеский танк бутылкой с зажигательной смесью. Эти бутылки, известные всему миру как «коктейль Молотова», оказались действенным средством борьбы с бронетехникой в ближнем бою. Что мы о них знаем и какой вклад это, на первый взгляд, простое, а на деле грозное оружие внесло в победу над фашистами? Как оказалось – весьма весомый.

Стеклянная артиллерия

Как известно, с первых дней войны бойцам Красной Армии катастрофически не хватало оружия. Склады, сосредоточенные у границы, были уничтожены или захвачены противником. У пехоты часто не было даже противотанковых гранат. Ребром встал вопрос – как  бороться с немецкими танками? Тогда солдаты и командиры, прошедшие школу испанской войны и зимней финской кампании, вспомнили о бутылках с зажигательной смесью, и уже в первую неделю боев «стеклянная артиллерия» Красной Армии нанесла танковым войскам вермахта значительный урон.

В Сталинграде в бутылки заливали жидкость КС (тип зажигательной жидкости, применяемый в огнеметах, зажигательных ампулах и «коктейлях Молотова»), которая самовозгоралась на воздухе. Горела жидкость полторы-три минуты ярким пламенем с большим количеством белого дыма, создавая температуру порядка 800‑1000 градусов по Цельсию.

Батальоны химической защиты создавали целые поля противотанковых огневых бутылочных заграждений. Сведения об этом есть в наградном листе начальника военно-химического управления Южного фронта полковника Федора Михайлуса, под личным руководством которого батальоны химзащиты создали перед передним краем 57‑й армии и на левом фланге 64‑й 23 поля противотанковых огневых бутылочных заграждений.

«В короткий срок на базе местной промышленности произвели тысячи зажигательных бутылок и подвезли непосредственно в части. Благодаря этим мероприятиям огнеметно-зажигательными средствами уничтожено 172 танка, 8 бронемашин, 40 транспортных машин и до 700 солдат и офицеров противника».

Генерал Федор Михайлус. Бутылка с зажигательной смесью в экспозиции музея-панорамы «Сталинградская битва».

Грозный огонь фугасов

Считается, что огневые заграждения, или  «миноогнефугасы», широко применялись на Западном фронте в 1941 году, в ходе битвы за Москву. Обычно они представляли собой ямы, отрытые перед передним краем обороны или на танкоопасных направлениях, в которые укладывались по два-три десятка зажигательных бутылок.

В действие огневые заграждения приводились подрывом небольших зарядов или при наезде на препятствие танка или автомобиля.

Такой миноогневой фугас мог дать столб пламени до 8 метров, поражая при этом горящей жидкостью площадь до 300 квадратных метров – в зависимости от количества применяемых зажигательных бутылок.

Производство жидкости КС даже в дни битвы на Волге велось на Сталинградском химическом заводе НКТП, ставшем впоследствии «Химпромом». Ко 2 февраля 1943 года завод выпустил для нужд армии порядка 150 тысяч бутылок с зажигательной смесью.

Понятно, почему огневые заграждения применялись прежде всего в 64‑й и 57‑й армиях, которые защищали южные районы города-героя.

А летом 1943 года войска 4‑го Украинского фронта под руководством генерал-майора Федора Михайлуса при обороне на реке Миус поставили миноогневые фугасы из 1  287  000 зажигательных бутылок.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

О том, что такое война, Андрей Торбин, замдиректора Волгоградского авиационно-спортивного клуба «Юный ястреб», знает не по фильмам. Около двух десятков лет назад ему, военному разведчику, довелось на бронетранспортере, пешком, а то и ползком пройти чуть ли не всю Чеченскую Республику, где в те дни полыхала война. По давней традиции все мужчины в семье Андрея Торбина носят военную форму. Вот и Андрей, отслужив срочную службу в ВДВ, поступил, уже будучи прапорщиком, в военное училище в Алма-Ате. О службе в разведке – его рассказ от первого лица.
С середины 50-х годов в СССР стала осуществляться политика восстановления справедливости в отношении пострадавших от репрессий. В том числе, это касалось и советских офицеров, побывавших в немецком плену. Некоторые из них, правда, до этого дня не дожили.