19 марта 1906 года императором Николаем II был издан указ «О классификации военных судов российского императорского флота». В соответствии с ним были созданы подводные силы Балтийского флота с базированием первого их соединения на военно-морской базе Либава (Латвия). День этот, 19 марта, отмечается теперь в стране как День моряка-подводника. Многие наши земляки служили на подводном флоте СССР и России. С одним из них, капитаном третьего ранга Андреем АНАНЬЕВЫМ, встретился обозреватель «Сталинградской правды» Александр ЛИТВИНОВ.

Под впечатлением фильма и книги

- Первоначально, - вспоминает Андрей Анатольевич, - я не собирался быть не только подводником, но и военным вообще – дед и отец железнодорожниками были. Но когда учился в десятом классе, отец как-то принес мне книгу, посвященную подводным лодкам. А в кинотеатрах как раз в это время с большим успехом шел фильм о подводниках военного времени под названием «Командир счастливой «Щуки». Под впечатлением просмотренного кинофильма и прочитанной книги  я  решил стать подводником.


Андрей Ананьев, курсант первого курса

В военкомате попросился служить на морфлот, на три года. Мне там предложили пройти сначала обучение в морской школе при ДОСААФ. После ее окончания меня  забрали на Северный флот. Но не на подлодку, а в воинскую часть, занимавшуюся перезарядкой атомных реакторов подводных лодок, хранением и утилизацией отработанных радиоактивных отходов.

- Это, должно быть, работа опасная?

- Мне, например, довелось стать участником ликвидации радиационной аварии, случившейся на нашей базе, которая долгое время была засекречена. На территории базы, в специальном здании, находились два наливных бассейна, в них хранились отработанные топливные элементы атомных реакторов.

- Что они представляли собой?

- Это подвешенные на цепях в воде чехлы, в которых находились стержни тепловыделяющих элементов. Но сначала в одном, а затем и во втором бассейнах началась течь – уровень воды понизился, чехлы оголились. Резко возросла радиационная активность стержней. Я должен был каждые четыре часа заходить в зону аварии, замерять уровень радиации, выгружать из бассейнов аварийные чехлы.

Андрей Ананьев в ракетном посту, 1993 год

«Убийцы авианосцев»

- Когда же вы стали курсантом-подводником?

- В 1984 году, на втором году  срочной службы, успешно сдал экзамены в расположенное в Севастополе Черноморское высшее военно-морское  ордена Красной Звезды училище имени П.С. Нахимова, на факультет подводников, через пять лет окончил его.

- И куда были распределены по окончании учебы?

- По моему желанию - в Западную Лицу, на 1-ю Флотилию атомных подводных лодок Северного флота, где я ранее проходил срочную службу. Я знал, что именно туда приходят самые современные подводные лодки нашей страны, потому и хотел там служить.

Мест для прохождения службы на подлодках там, увы, не оказалось, и меня поначалу на берег направили, на ракетно-техническую базу. Около двух месяцев там прослужил, но, как только открылась вакансия, сразу же перешел на подводную лодку. Так был зачислен в одиннадцатую дивизию, на подлодку 949-го проекта «А» – это атомные подводные крейсеры, оснащенные 24 сверхзвуковыми крылатыми ракетами «Гранит». На флоте эти подводные лодки называют «убийцами авианосцев».

Фотография на память о ракетных стрельбах, 1993 год

- То есть, на этой подлодке вам пришлось осваивать крылатые ракеты?

- А я и был ракетчиком по специальности, этот ракетный комплекс еще в училище осваивал, на стажировке. Он поразил меня еще тогда своими возможностями - на борту каждой ракеты  находилась собственная вычислительная машина! То есть, у ракет, можно сказать, был свой  интеллект – они могли, находясь в воздухе, общаться между собой, передавать друг другу информацию о целях, перераспределять их между собой. Служить мне было интересно, вся мощь нашего подводного флота была мне там воочию видна.

 

«Орел», брат «Курска»

За плечами у меня – шесть учебных стрельб ракетным комплексом «Гранит». Стреляли обычно на учебных полигонах, расположенных в акватории Баренцева моря, по морским мишеням . Стрельба велась учебными ракетами, не имеющими боевых частей. Но «Гранит» - настолько мощное оружие, что наши ракеты, силой их кинетической энергии, и без боевых частей пробивали цели насквозь – они разламывались и тонули.

Сентябрь 1991 года, на мостике подводной лодки К-442

- Андрей, а бывали вы в дальних походах?

- В 1991 году нашему экипажу поставили задачу перегнать на Камчатку новую атомную подводную лодку К-442 проекта 949 «А», построенную для Тихоокеанского флота. За три месяца мы ее приняли, загрузили оружием, затем отправились в поход. Шли Северным морским путем, через Берингов пролив. На подходе к нему, находясь в подводном положении, нам приходилось маневрировать в узком пространстве между дном и льдами, находящимися сверху. Сам Берингов пролив прошли в надводном положении, но потом опять ушли под воду и всплыли уже у берегов Камчатки. Корабль был точно по плану передан морякам Тихоокеанского флота.

В 1993 году наш экипаж, один из самых опытных и профессиональных на Северном флоте, назначили  основным экипажем подлодки К-266 «Орел» - одной из первых именных атомных подводных лодок подводного флота страны.

Подводная лодка Орел в настоящее время

- Насколько понимаю, это практически такая же подлодка, как и потерпевший аварию «Курск»?

- Да, подлодка такого же проекта. А всего за время службы мне приходилось выходить в море на шести  кораблях данного проекта 949 «А».

- И у вас тоже бывали аварии?

- Случались аварийные ситуации – задымление, воспламенение, поступление морской воды на борт, воздуха высоко давления, заклинки рулей управления. Но профессионализм нашего экипажа позволял справляться с ними в течение считанных минут или даже секунд. Да и корабли наши очень надежные.


Андрей Ананьев в наши дни

Сын сменит отца

Со временем командование предложило мне перевестись в формировавшийся в то время экипаж строящегося на заводе в городе Северодвинске  корабля К- 135 «Волгоград». Но начались трудные времена в стране. Нам объявили, что за неимением средств строительство новых кораблей в России заморожено. Мне предложили либо увольняться, либо самостоятельно место для службы искать. К тому времени вернуться на «Орел» у меня уже не было возможности. Посоветовавшись с семьей, решил увольняться с флота.

- Андрей, годы вашей военной службы пришлись на пору, когда российский подводный флот переживал момент своего высшего могущества…

- На пирсах нашей базы тогда стояли десятки подводных красавцев-кораблей. Когда мы, в пору моей учебы в училище, ходили в учебное плавание через черноморские проливы в Средиземное море и вокруг Европы, у меня и моих однокурсников был интерес посмотреть на иностранные суда. Но  почти повсюду нам встречались только наши корабли – как торговые, так и военные!  Жители прибрежных стран к нам относились хорошо – приветствовали нас, махали нам руками.

Переход на Камчатку Северным морским путем подо льдами Арктики, август 1991 года, подлодка К-442

Был тогда случай у берегов Африки – пираты захватили наше торговое судно. Из Министерства обороны СССР было дано указание подойти к нему одной из наших подводных лодок. Так вот, как она только всплыла возле этого судна и показала пиратам свои выдвижные антенны – сразу же судно было освобождено.

- Но сейчас подводный флот России возрождается.

- Да, приходят к пирсам новые корабли, гораздо более мощные, с современным вооружением. А мне до сих пор снится служба на флоте – ребята наши снятся, снится гарнизон. Хотя и двадцать лет прошло уже.

Андрей Ананьев с сыновьями - Евгений и Анатолий. Севастополь, училище имени Нахимова, август 2017 года

Сам я теперь военный пенсионер. А в Черноморском высшем военно-морском училище имени Нахимова, которое я сам в свое время оканчивал, учится теперь мой старший сын Евгений…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Петр Войцехович Филютович родился 17 июня 1922 года в Сталинграде. С 1942 года в рядах Красной Армии служил санинструктором. Боевой путь начал с обороны родного города. Вынес с поля боя 17 тяжелораненых бойцов и командиров – 11 непосредственно в ходе Сталинградской битвы. После войны строил Волжскую ГЭС, написал несколько книг. По просьбе «Сталинградки» ветеран рассказал о самом памятном в его жизни.
«Сталинградка» продолжает публикацию материалов, посвященных 100‑летию Северо-Кавказского (и его наследника и продолжателя славных традиций – Южного) военного округа. Напомним, дата будет отмечаться 4 мая 2018 года. О первых командующих войсками СКВО, а ныне – ЮВО, нашему военному обозревателю Александру ФОЛИЕВУ рассказала сотрудник музея истории СКВО-ЮВО из Ростова-на-Дону Марина АНТИПОВА.