«Сталинградский бронепоезд» – этим материалом в ноябре минувшего года наша газета открыла еще одну, не очень известную страницу великой битвы на Волге: речь шла о подвиге тех, кто создавал бронепоезда и кто на них отважно сражался с фашистами. И сразу же в нашу редакцию пришли отклики, в том числе от краеведов, изучающих эту часть героической Сталинградской летописи. Благодаря нашим неравнодушным читателям история подвига бронепоездов во время Великой Отечественной войны дополнилась новыми фактами и свидетельствами.

Паровоз против самолета

– 28‑й отдельный дивизион бронепоездов был сформирован в начале 1942 года в Оренбурге, – рассказывает краевед Александр Смирнов. – В феврале 1942‑го командиром назначили капитана Могилевцева, который прошел с дивизионом всю войну.

Составы бронепоездов строил Ташкентский паровозоремонтный завод: боевые поезда № 1 (с 5 декабря 1942 года – новый № 677) «Узбекистан» и № 2 (новый № 708) «Комсомол Узбекистана». Эти боевые платформы  дивизион получил в апреле 1942‑го.

Лейтенант Андрей Погребной (справа на фото – во время битвы, слева – после войны)
 в перерывах между боями в Сталинграде познакомился с девушкой по имени Юлия, с которой взял обещание писать ему. Эта встреча среди бомбежек и обстрелов стала для бойца любовью на всю жизнь. Воспоминания Погребного о Сталинградской битве вошли в книгу мемуаров «И в бою, и в труде».

Командиром первого стал лейтенант Иванов, потом – старший лейтенант Коныгин. Второй бронепоезд возглавил старший лейтенант Грешнов.

– В известной книге «Бронепоезда в Великой Отечественной войне» наши составы упомянуты лишь вскользь, поэтому я считаю исключительно важным  дополнять историю с использованием новых фактов, – считает историк-краевед.

23 июля 1942 года состав под номером 1 принял боевое крещение – своими зенитками отражал воздушную атаку фашистских самолетов, которые бомбили наши эшелоны на станции Арчеда.

Железнодорожное полотно оказалось усеяно воронками от бомб, но дорогу восстановили, и бронепоезд № 1 отправился на участок Калач-Карповская. Там он поддерживал легендарную 62‑ю армию Чуйкова.

5 августа состав перебросили на помощь 64‑й армии Шумилова, которая в это время сдерживала наступление 4‑й танковой армии Гота. Жестокие бои шли в районе Абганерово – разъезд 74‑й километр – Тингута – Тундутово – Сарепта.

8 августа бронепоезд № 1 выдержал 14 (!) налетов вражеской авиации в районе станции Тингута. Была полностью разрушена бронеплощадка, погибло семеро бойцов, 15 оказались тяжело ранены.

Но бронепоезд ответным огнем смог сбить два бомбардировщика противника. Наших убитых героев привезли на разъезд Чапурники и на следующий же день похоронили там в братской могиле.А бронепоезд поставили на ремонт. Его восстановили всего за два дня и снова отправили сражаться.

На братской могиле в Чапурниках

Переправа на плотах

10 августа страшному налету фашистской авиации подвергся бронепоезд № 2 – погиб один солдат, двое были ранены.

26 августа, дополняет рассказ коллеги кандидат исторических наук, заведующий Волжским музейно-выставочным комплексом Максим Опалев, по личному распоряжению командарма Толбухина 28‑й дивизион бронепоездов сделал огневой налет на скопление противника в балке Песчаная. 

В этом районе готовились к наступлению части 14‑й танковой и 94‑й пехотной дивизий немцев. По докладу разведки результаты стрельбы были успешными, немецкая атака сорвалась.

29 августа в связи с серьезным положением на фронте все имущество базы дивизиона на самодельных плотах переправили на левый берег Волги, откуда бронепоезда снабжались всем необходимым.

Для этого дивизион имел свою лодочную переправу через новое и старое русла и таким образом не зависел от армейских переправочных средств.

12‑14 сентября 1942 года сталинградские бронепоезда поддерживали части 138‑й стрелковой дивизии в районе Бекетовка-Купоросное, израсходовав при этом 1090 снарядов.

Дивизион имел свой наблюдательный пункт и постоянную связь с командирами полков. Это позволяло нашим бронепоездам успешно действовать, несмотря на то что железную дорогу постоянно разрушала артиллерия врага, и ее приходилось ежедневно восстанавливать.

2 октября части 64‑й армии перешли в наступление с задачей сковать южный фланг сталинградской группировки противника.

Дивизион двумя бронепоездами вел огонь по району Зеленой Поляны, где располагались немецкие батареи. Всего за октябрь 1942 года совершено 14 (!) налетов в поддержку 422‑й стрелковой дивизии, которая сражалась за Купоросную Балку и Купоросное.

При этом часть атак – например, 25 октября –  велись с открытых позиций, что требовало  особого мужества.

– Два месяца бронепоезда действовали на одном участке Бекетовка-Купоросное, открытом на всем протяжении и постоянно обстреливаемом немецкой артиллерией и минометами, – рассказывает Максим Опалев.– Выжидательные позиции находились в районе Лесобазы среди разбитых и сгоревших вагонов.

В период с 24 ноября по 12 декабря дивизион вел бои совместно с частями наступавшего 7‑го стрелкового корпуса.

И действовал дивизион  весьма активно – только за один день 8 декабря произвел 10 (!) налетов и уничтожил до 50 солдат противника, 2 дзота, 8 блиндажей и рассеял группу из 15 танков.

На братской могиле в Чапурниках

Всего за время боев под Сталинградом бронепоезда 28‑го дивизиона произвели 91 огневой налет, израсходовав около 10 тыс. снарядов. Было уничтожено 3 минометных батареи, 24 пулеметные точки, 4 склада, 10 дзотов, 19 блиндажей, подавлен огонь 14 минометных и 10 артиллерийских батарей, рассеяны до 8 рот пехоты и группа танков, сбито 2 самолета.

По итогам боев отмечалось, что «умелая маскировка и применение бронепоездов к местности, а также постоянное маневрирование дали возможность бронепоездам избежать больших потерь в материальной части и личном составе от огня артиллерии и авиации противника».

Передохнуть не дали

Во время сражений с участием сталинградских бронепоездов было много примеров настоящего героизма. Вот лишь одна история. Ее рассказала нам волгоградка Татьяна Рачина, долгое время проработавшая в заводской многотиражке «Каустика».

Наша коллега собрала сведения о славной судьбе работника волгоградского предприятия Андрея Погребного, воевавшего на бронепоезде во время Сталинградской битвы.

Его воспоминания вошли в книгу мемуаров ветеранов-химиков «И в бою, и в труде», вышедшую в 2007 году. Татьяна Рачина участвовала в ее подготовке и сохранила копию статьи из газеты «Правда» от 16 января 1943 года о подвиге Погребного.

В начале 1942 года после окончания Бакинского зенитно-артиллерийского училища его направили в Оренбург в запасной артиллерийский полк. Там формировался бронепоезд, нужен был командир взвода. Набрав команду, грозный состав отправился на защиту Москвы, но к основным боям не успел. Тем более что в Коломне на бронепоезд нужно было поставить пушки и другое вооружение. Вот как об этом вспоминал сам Андрей Погребной:

«...В это время разворачивалась битва на Волге. И уже в конце июля мы приняли участие в боях под Сталинградом – в районе Абганерово, Тингуты.

Перед нашим дивизионом была поставлена задача – держать оборону и не дать противнику пройти к Волге, но так как бронепоезд «привязан» к железной дороге, район действий был ограничен отрезком от Горной Поляны до Тундутово (ныне станция Канальная. – Прим.авт.). Особенно страшные бои шли в тех местах, где сейчас расположен профилакторий. Здесь погибло много наших воинов...».

9 августа бронепоезда выехали на огневые позиции, связались с пехотой и с помощью полученной информации подавили огневые точки противника. Однако и сами были подвергнуты налету вражеских бомбардировщиков, понесли потери. Но с помощью зенитных пулеметов, которыми был оснащен их бронепоезд, удалось сбить два самолета. 

Обелиск солдатам, сражавшимся в Сталинграде на бронепоездах.

Это было мощное преимущество бронепоезда перед танками, которые не могли сопротивляться атакам авиации в первой половине войны. Из мемуаров Погребного:

«...Кончилась вода – тяга‑то паровая! – и нам нужно было идти на заправку. Водонапорная башня в Тингуте оказалась разбита, в Чапурниках тоже. Заправиться водой мы смогли только в речпорту. День практически закончился.

На обратном пути часов в семь вечера встретили свой второй бронепоезд: в результате прямого попадания в башню он вышел из строя, были убитые, раненые. На следующий день почти то же самое повторилось уже с нашим бронепоездом...».

После завершения боев на южной окраине состав перебросили в Бекетовку – дальше к центру города пути были разбиты. Оттуда вели огонь по Ельшанке, кожзаводу – помогали 62‑й армии.

После войны коллектив  «Каустика» установил обелиск героям, сражавшимся на бронепоездах.

– Вместе с жителями Светлоярского района ухаживаем за братской могилой воинов, – говорит член совета ветеранов «Каустика» Василий Икленков.– И дважды в год – 19 ноября и 2  февраля – приезжаем в Чапурники со школьниками  отдать дань памяти героям.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

43-го в Сталинграде генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса породило множество мифов, многие из которых живы и по сей день. Как считает наш военный обозреватель Александр Фолиев, связано это, вероятно, с тем, что в основном о событии рассказывали очевидцы – простые солдаты, а не офицеры – непосредственные участники. Между тем в нашем распоряжении оказался уникальный архивный документ. Его волгоградские историки обнаружили недавно, и он еще нигде не публиковался. Речь о материалах комиссии по истории Великой Отечественной войны, известной как комиссия академика Минца.
В одной из публикаций мы рассказывали о героях очерка Василия Гроссмана «Сталинградская армия». В частности, упоминали об одном из них – сержанте Илье Брысине. Гроссман описывал его как «красивого, смуглого, не ведающего страха в своем буслаевском удальстве, дравшегося один против двадцати в пустом двухэтажном доме». Нам удалось узнать некоторые подробности биографии героя.