В День танкиста, который в этом году пришелся на 9 сентября, на официальном сайте военного ведомства России были представлены новые рассекреченные документы. Они посвящены не только подвигам советских героев-танкистов, но и боевому применению танковых соединений и частей в годы войны. Документы изучил наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ.

Приказ или устав?

Большой интерес у любителей отечественной военной истории, без сомнения, вызовет приказ Народного комиссара обороны СССР от 16 октября 1942 года № 325 «О боевом применении танковых и механизированных частей и соединений». Долгое время он считался документом «для служебного пользования», полностью его опубликовали впервые.

Мало кто знает, что ход боевых действий с самого начала Великой Отечественной ежедневно обобщался Генштабом Красной Армии. Большинство документов с анализом, выводами и конкретными предложениями были секретными. Потому что на их основе принимались важные не только военные, но и государственные решения.

Считается, например, что приказ № 325 «ключевым образом повлиял на организацию» танковых и механизированных

войск, на совершенствование методов и приемов ведения танкового боя. По сути, именно этот приказ стал первым «боевым уставом» советских бронетанковых войск.

Без угроз и наказаний

Вводная его часть чем‑то напоминает знаменитый приказ № 227. В нем также говорится со всей откровенностью: «Практика войны с немецкими фашистами показала, что мы до сих пор имеем крупные недостатки». И эти недостатки перечисляются и анализируются.

А императивная часть в своем роде уникальна – в ней нет угроз, наказаний или чего‑то похожего. Она начинается словами:

«В боевом использовании танковых и механизированных частей и соединений руководствоваться следующими указаниями».

Это означало, что в приказе объективно оценивались танковые бои 1941‑1942 годов и давались указания по успешному применению разных танковых формирований и разных типов бронированных машин в любой обстановке.

Приказ состоит из двух (случай редкий!) больших разделов:

1. Боевое применение танковых полков, бригад и корпусов.

2. Боевое применение механизированных бригад и механизированных корпусов.

В каждом, как принято говорить, расписан порядок действий командиров во всех видах боевых задач. Императивная часть заканчивается словами:

«...настоящий Приказ довести в танковых и механизированных войсках до командира взвода, в стрелковых и артиллерийских частях до командира роты и батареи и принять его к немедленному и точному исполнению...»

Все это дало основание считать этот приказ первым «боевым уставом» бронетанковых и механизированных войск, который действительно вооружил танковых командиров всех степеней.

Легендарный «Тацинский»

«Примером может быть история 2го гвардейского (24го) танкового корпуса.

– Корпус был сформирован в апреле 1942 года на Южном фронте в районе Ворошиловграда, – рассказала заведующая научно-исследовательским отделом музея боевой славы «Третьего ратного поля России» в Прохоровке Светлана Бородина. – 17 декабря 1942го в ходе Среднедонской операции («Малый Сатурн») танковый корпус был введен в прорыв и начал свой легендарный глубокий рейд.

24 декабря корпус ворвался в станицу Tацинскую, где уничтожил один из важнейших аэродромов, с которых снабжалась окруженная группировка немецких войск в Сталинграде.

Танкисты уничтожили крупнейший аэродромный узел немцев с 350 самолетами, железнодорожный эшелон (в нем в разобранном виде находились более 50 новых самолетов), крупнейшие склады с продовольствием и военным имуществом.

За выдающиеся боевые успехи 24‑й танковый корпус был преобразован во 2‑й гвардейский танковый корпус и получил почетное наименование «Тацинский».

От Сталинграда до Кенигсберга

2‑й гвардейский Тацинский танковый корпус участвовал в Курской битве. На период контрудара был передан в оперативное подчинение 5‑й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова в 18.00 11 июля.

Корпус сражался на левом фланге 5‑й гвардейской танковой армии против дивизии СС «Райх». Гвардейский корпус вступил в бой, имея в своем составе 140 танков. В течение дня танкисты уничтожили 31 вражескую машину, среди которых средние Т-IV и тяжелые T-VI «Тигр».

От Сталинграда и Курска 2‑й гвардейский танковый Тацинский Краснознаменный ордена Суворова корпус с боями участвовал в большинстве наступательных операций.

Танкисты корпуса первыми ворвались в Минск и освободили его вместе с частями 5‑й гвардейской танковой армии, а закончили бои, пройдя по фронтам, весной 1945‑го в Кенигсберге.

Впервые именно в этом приказе речь идет об «отдельных полках танков прорыва, вооруженных тяжелыми танками». В это время полки находились в стадии формирования.

Первые, которые уже при формировании стали гвардейскими, направили в армии под Сталинград. Они были укомплектованы новыми – на то время – тяжелыми советскими танками КВ-1С.

Тактика действия ОПТП определилась этим приказом. Ход заключительного этапа Сталинградской битвы, в части этих полков, подтвердил правильность положений приказа № 325.

Но, кроме того, именно на этом, сталинградском, опыте строилась и совершенствовалась тактика боевых действий отдельных танковых полков до конца Великой Отечественной войны.

Получается, что 1942‑й стал не только годом «годом начала коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны», но еще и началом коренной реорганизации Красной Армии. Самым заметным и очевидным для всех, конечно, стало введение новой военной формы и новых знаков различия во всех силовых ведомствах СССР.

Весной 1945-го  Красная Армия  коренным образом отличалась от РККА «образца 1941 года». То есть за годы войны СССР провел одну из крупнейших в отечественной истории военных реформ.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Царицынское общество врачей, императорское музыкальное и даже содружество любителей правильной охоты – об общественных организациях Царицына известно немногое. А между тем эта сторона жизни уездного города была полна ярких событий. Об этом нашему обозревателю Александру ЛИТВИНОВУ рассказала ответственный секретарь Волгоградского областного общества краеведов, кандидат исторических наук Ирина РЯБЕЦ.
Ветеран Великой Отечественной войны Павел Павлович Плотников делится своими мыслями по случаю столетнего юбилея революции 1917 года.