История огромной страны могла бы сложиться иначе, не прояви во время битвы на Волге смекалки младший лейтенант госбезопасности, механик гаража УНКВД по Сталинградской области Долгов. Мы решили опубликовать фрагмент его воспоминаний, написанных 20 января 1945 года – оригинал документа хранится в архиве УФСБ по Волгоградской области. Это листки, написанные от руки.

«Во время осады г. Сталинграда 23 августа 1942 года я был послан командиром отделения т. Петраковым, а также рядом других сотрудников с автомобилем № 17-63 в штаб РВС специально для охраны членов правительства т. Хрущева, Маленкова и Малышева на выполнение спецзаданий. Когда приехали на Ворошиловскую улицу и оттуда сопровождали членов правительства КП штаба РВС, на реке Пионерке напротив ватной фабрики нас встретила охрана КП и проводила членов правительства в КП. Но не успели нам выписать пропуска, как нагрянули ровно через 30 минут первые немецкие бомбы. Мы никогда не ощущали такой напасти, поэтому нас пропустили в КП, откуда ночью не приходилось выезжать никуда.

24 августа мне приходилось выполнять правительственное задание – возил командиров Волжской флотилии на Центральную набережную, где памятник Хользунову, и под сильной бомбежкой возвращаться в КП. За трое суток ничего не удалось покушать, потому что базы были разбиты. По прибытии на доклад тов. Хрущеву, и будучи еще на костылях, тов. Хрущев очень чутко отнесся к нам насчет питания и договорился насчет нашего питания.

28 августа я был послан лично тов. Хрущевым к т. Воронину и Чуянову выполнять спецзадание. Было дадено указание наладить связь под сильным ураганным огнем и разрывами бомб, приходилось безукоризненно выполнять задание. В это время было тяжело смотреть, как горели на берегу наши хорошие автобусы, подожженные немецкими самолетами. Но я вернулся и доложил т. Хрущеву о выполнении задания с честью, как настоящий член ВКП (б), не щадя своей жизни.

2 сентября 1942 года поехали сопровождать чл. правительства т. Хрущева, Маленкова и Малышева на завод СТЗ. По дороге 4 раза нас накрывала немецкая авиация. Когда приехали, опять налетела немецкая авиация и бомбила. Т. Хрущев подошел к зенитчикам и стал их ободрять: давайте, товарищи, стреляйте! Но мы ему предложили войти в бомбоубежище.

В 21 час дали команду подъехать к контрольным воротам, в это время немцы уже рвались к тракторному заводу с Мечетки. Мы выехали, и, проезжая по Солнечной улице, я заметил, что на товарной дороге две бензоцистерны. Я решил развернуть машину и предупредить т. Хрущева. Только мы выехали на Смоленскую улицу, как взорвались эти цистерны.

Никита Хрущев (слева) во время Сталинградской битвы

По прибытии в КП РСВ меня вызвали в кабинет т. Хрущева, и т. Хрущев меня спросил, почему я развернулся на Солнечной. Я ответил, что там стояли цистерны с горючим, нам угрожала опасность. Я спросил т. Хрущева: вы слышали сильный взрыв, когда мы свернули на Смоленскую? Да, слышал. Это взорвались цистерны с бензином, сказал я. Т. Хрущев прямо сказал: ты – молодец! И я ушел на свое место…»

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Житель Волгограда Алексей ЛИТЯГО не был узником концлагерей, но еще мальчишкой он прошел через фашистское гетто. О том страшном времени – его рассказ от первого лица.
В Сталинград Люся попала из блокадного Ленинграда. Девочка как раз училась в четвертом классе, когда началась война. Отца призвали на фронт, после окружения города фашистами вскоре заболела мама. Голод и болезнь сделали свое дело – вскоре ее не стало, и Люся осталась совсем одна.