В Сталинград Люся попала из блокадного Ленинграда. Девочка как раз училась в четвертом классе, когда началась война. Отца призвали на фронт, после окружения города фашистами вскоре заболела мама. Голод и болезнь сделали свое дело – вскоре ее не стало, и Люся осталась совсем одна.

Девочку вместе с другими школьниками эвакуировали в Сталинград. Так она оказалась в детском приемнике. Малышей разбирали по семьям, а они – дети постарше, ждали отправки в детские дома. Хотя здесь ее окружили теплом и заботой, Люся не могла смириться с потерей семьи – ей хотелось отомстить проклятым фрицам. И, когда в приемник пришёл советский офицер набирать добровольцев для работы в разведке, девочка решила воспользоваться шансом. В тот день отобрали шесть детей, в том числе, и Люсю.

Шесть дней их обучали первоначальным навыкам разведки. По альбомам ребята знакомились с техникой врага, видами обмундирования и знаками отличия, условными обозначениями на машинах, как быстро сосчитать количество солдат в колонне и т.д.

На первое задание девочка отправилась в сентябре 1942 года. В тот день ее задачей было перейти линию фронта в районе Мечетки и пробраться в посёлок Рынок  - нужно было определить количество расположенных там немецких танков.

Люся шла, не вызывая никаких особых подозрений, как вдруг заметила в кустах знакомую пионерку Галю – та тоже была на задании. Но вот беда – к галиному укрытию приближалась группа немцев. Нужно было срочно что-то предпринять. По счастью, в небе загудел самолет.

И, хотя это был немецкий самолет, Люся, указывая в небо, изо всех сил закричала:

- Ложитесь! Самолет!

И сама бросилась на землю. Немцы тоже чуть было не упали, поддавшись панике, но вовремя спохватились. Люсе досталось от них – оттаскали девчонку за уши, но Галя была спасена.

Немцы стали спрашивать, куда она идёт и Люся четко, глядя в глаза, произнесла свою легенду – мол, иду на поля, где мы с другими детьми выращиваем картошку, чтобы не умереть с голода.

«Как только я произнесла слово «голод», - вспоминала Людмила Владимировна, - то сразу предстал перед моими глазами Ленинград. Заклеенные окна — будто бы в траурных рамках. Слабые, иногда мёртвые люди на улицах. Стоявшие прямо посреди улиц трамваи. Огромные очереди за хлебом...»

При слове «картошка» немцы оживились – нужно взять девчонку на кухню, пусть помогает обслуживать солдат.

И Люся пошла на кухню работать на немцев. Приходилось целыми днями чистить лук, от чего у девочки щипало в глазах и потоком текли слёзы. В какой-то момент из-за тумана в глазах она вообще перестала что-либо видеть и, выйдя на крыльцо, села на ступеньку. Её стали пинать и таскать за уши: «Рус, ленивая свинья, работать!»

Давали чистить и картошку. Именно картошка помогла Люсе определить количество солдат в части. Девочка прикинула, сколько порций помещается в одном контейнере (с этими контейнерами-ранцами танкисты приходили за едой) и сколько ёмкостей было заполнено во время обеда. Нехитрые арифметические вычисления – и точное количество едоков было определено!

После Люсе удалось сбежать из своего кухонного плена и пробраться к своим. 

Потом юная разведчица не раз ещё ходила на задания. Однажды ей поручили узнать – круглосуточно ли дежурят немцы возле небольшого моста через реку. Слоняться там без дела даже ребенку было опасно – могло навлечь подозрения.

Но находчивая Люся придумала, как появиться несколько раз у моста, не вызывая лишних вопросов. Девочка раздобыла где-то старую балалайку и отправилась прямиком к охранявшим мост фашистам.   

- Концерт, концерт! - закричала она. - Русские песни за хлеб!

Хотя Люся не умела играть – она просто наугад зажимала пальцами струны, зато она умела неплохо петь. Да и трудно было кого-то удивить в то время голодным ребенком, который готов был стать клоуном ради куска хлеба.

Первый раз немцы, посмеявшись над ней, прогнали Люсю, не дав ей ничего. Но в следующий раз, вечером, когда она появилась на мосту, подозвали и, показывая девочке кусок хлеба, приказали: «Русский песня!».

Люся старательно пела и тренькала на балалайке, и получила в награду свой  хлеб. Но ночью, когда она пришла снова, фашисты сразу прогнали её. По их нетерпеливому и раздраженному настроению, Люся поняла, что скоро они или лягут спать, или уйдут. Тогда юная разведчица забралась на дерево и стала оттуда наблюдать за постом. Пост сняли в три часа ночи. А через несколько дней мост взорвали.

Был ещё один случай, когда Люся вновь проявила находчивость и мужество. Это было после очередной разведывательной вылазки. Стояла тёмная непроглядная ночь… 

«Вдруг на дорогу вышел человек. Замерло сердце. Я присела к земле и стала наблюдать». – позже вспоминала этот случай сама Людмила Владимировна.

«Когда он поравнялся, я увидела, что это командир Красной Армии. Через минуту мы были уже знакомы. Я узнала, что при выполнении боевого задания командир шёл к своим, но сбился с пути. Я вызвалась ему помочь. Мы долго передвигались, часто ползком. Вдруг ноги скользнули куда-то вниз, мой спутник тоже потерял опору. Мы скатились на дно глубокой ямы. Я сказала:
- Встаньте ко мне на плечи, я сильная. Я-то ведь вас не вытащу, если выберусь первой.

Он не хотел слушать меня, но я чуть не расплакалась. Наконец согласился. С трудом устояла я на ногах, была почти в бессознательном состоянии. К рассвету мы вышли к селу. Командир еле стоял на ногах: он не ел несколько дней. В селе мне удалось раздобыть кружку молока. Сама пить не стала, всё отдала ему. Ночью перешли линию фронта. Командир встретил своих...»

А в ноябре 1942 года разведчица Люся заболела брюшным тифом. Её отправили на лечение в госпиталь. После выздоровления девочка не сомневалась, что вернется в свою родную часть в  3-е отделение разведотдела штаба 62-й армии. Но судьба распорядилась по-другому – ей вручили пакет, который нужно было доставить в глубокий тыл. В этом пакете вместо секретных документов лежало … её направление на учёбу в пятом классе.

За проявленное мужество девочку наградили медалями «За отвагу» и «За оборону Сталинграда».

Строки из наградного листа на Людмилу Радыно

После войны Люся вернулась в Ленинград, где поступила в институт, потом вышла замуж.


Людмила Владимировна  Бесчастнова

Всю жизнь Людмила Владимировна Радыно (в замужестве Бесчастнова) проработала учителем младших классов в Гродненской школе №17. Она ушла из жизни в 2001 году.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Летом 1942 года летчик-штурмовик Иван Пстыго отправился с товарищами на «свободную охоту». Это было время активного наступления немцев под Сталинградом и перед летчиками стояла задача с воздуха обнаруживать и уничтожать вражеские колонны с техникой. Боевых товарищей ждал неожиданный успех – сотни автомобилей, бензозаправщиков, мотоциклов, которые стояли вокруг небольшого озера, а само озеро кишело «головешками» - немцы, разморенные июльской жарой, решили искупаться. «Ну, будет вам сейчас курорт! Устроим вам русскую баню!» - решил старший лейтенант Пстыго и велел своей группе пикировать на озеро.
76-мм дивизионная пушка образца 1942 года ЗИС-3 - советская дивизионная и противотанковая пушка. В этом предназначении использовалась в Сталинградской битве.