Для ветерана советско-японской войны Владимира Степановича Лупейко День Победы –праздник вдвойне. 9 мая, кроме главного для нашего народа торжества, фронтовик отмечает и свой день рождения. А в нынешнем 2022 году у него красивая дата – 100 лет!

Бои в приморье

Владимир Лупейко родом из Курска, там окончил среднюю школу, а в 1940‑м его призвали в армию. Службу начал в Приморье, в железнодорожных войсках.

А весной 45-го его назначили командиром минометного взвода в бригаду, стоявшую в укрепрайоне на границе с Маньчжурией.

Через ущелье от него, на сопке, был уже другой укрепрайон – японский. Однако до перестрелки дело не доходило – приказом Сталина нашим бойцам было запрещено вести стрельбу по японским позициям. В мае 1945‑го в этом укрепрайоне Владимир Лупейко и встретил весть о Победе над гитлеровской Германией.

Но для него и его товарищей она еще не означала окончания войны: из Москвы их часть получила новый секретный приказ – готовиться к войне с Японией.

Бригада скрытно выдвинулась в район на границе с Маньчжурией, к югу от озера Ханка. Дальше перед ней находились считавшиеся непроходимыми топи. Нашим бойцам пришлось прокладывать бревенчатые гати, бревна для которых они собственноручно заготавливали в тайге.

Бросок через топи

В ночь на 9 августа 45‑го воины получили приказ – перейти в наступление.

Разведчики бригады проникли под покровом темноты на ближайшие японские погранзаставы и взяли их без лишнего шума.

Затем по только что проложенным гатям бригада перешла границу.

– Мы продвигались по направлению к городу Мулин, – вспоминает Владимир Степанович. – Японские военные были настолько ошеломлены внезапным появлением наших войск, что практически не оказали сопротивления.

Мулин был захвачен так стремительно, что спланированный ранее бомбовый удар советской авиации был нанесен, когда в городе уже были советские войска.

– Мы сообщали нашим летчикам по рации: «Не бомбите Мулин, здесь уже наша бригада находится!» – вспоминает ветеран. – А они в ответ: «Так вы, япошки, уже по‑русски научились говорить?»

Развивая наступление, бригада преодолела сопротивление дивизии японских камикадзе – воинов-смертников.

Обвешавшись взрывчаткой, они бросались под гусеницы советских танкеток. Были среди смертников и снайперы. Один убил комбата и его заместителя.

Однако метким огнем наших минометчиков японских камикадзе подавили.

Смертник, убивший комбата, когда был окружен нашими, совершил харакири – чтобы не сдаваться в плен.

Вернулись с триумфом

По плану наступления нашим войскам следовало продвигаться к городу Муданьцзян, населенному по большей части бывшими русскими белогвардейцами.

Однако его штурмовать не пришлось: на подходе радисты бригады получили сообщение о капитуляции Японии.

– Эта война была хоть и короткой, но кровопролитной, – вспоминает Владимир Степанович. – Менее чем за месяц боевых действий в Маньчжурии мы потеряли ранеными и убитыми треть своих солдат и офицеров. И даже после капитуляции отдельные группы вооруженных японцев, скрывавшиеся в тайге, продолжали оказывать сопротивление, мы воевали с ними еще целый месяц.

Когда закончились бои в Маньчжурии, советские бойцы по той же знакомой дороге вернулись в Приморье. Народ встречал их как победителей.

После войны Владимир Лупейко окончил окружные курсы усовершенствования офицерского состава в Уссурийске, затем – военно-инженерную академию им. Куйбышева в Москве и почти 40 лет отдал воинской службе. Уволился из армии в 1972 году в звании полковника.

А около 10 лет назад, когда он был уже в почтенном возрасте, жизнь преподнесла Владимиру Лупейко еще один сюрприз – приятный, даже поразительный: он встретил сына, о существовании которого не знал больше 60 лет!

Сын ветерана Сергей Владимирович Лупейко принял эстафету от отца, он ветеран боевых действий в Афганистане.

Встреча с сыном

Если точнее, сын Владимира Степановича сам разыскал его. До поры до времени Сергей и знать не знал, кто именно его родной отец, жив ли он.

В свидетельстве о рождении явно были подправлены фамилия и отчество, но в юности парень не особо об этом задумывался.

Однако со временем, когда его мамы уже не было в живых, он решил разобраться в семейной тайне. Послал запрос на Дальний Восток, в загс города Большой Камень, где в послевоенное время жила его мать и где он сам родился в 1947 году.

Вскоре Сергея Владимировича пригласили в загс – но только... в Волгограде.

Оказалось, что настоящая фамилия Сергея – Лупейко. Тогда он стал искать родного отца. И нашел!

А ветеран Владимир Степанович Лупейко обрел большую семью – у него теперь не только сын, но еще и 11 внуков и 12 правнуков!

– После войны с Японией часть, в которой служил мой отец, перебросили на берег бухты Ольги, – рассказал Сергей Лупейко. – Условий для нормальной жизни там не было – палатки, вокруг тайга. Супруга его, моя мама, жила отдельно в городе. Лишь в 1946 году отец смог ненадолго приехать и снова вернулся в свою часть.

Так жизнь развела пару – супруга Владимира Лупейко встретила другого человека, и он увез ее с сыном в Сталинград. Здесь по ее просьбе и переписали фамилию мальчика – стал он Быковым.

Но теперь сын живет в одном городе со своим родным отцом, их дом – в городе-герое Волгограде. Ветеран считает себя очень счастливым человеком – выжил на войне, а спустя столько лет обрел сына и большую семью. Это придает сил фронтовику. Хотя закалка у него и так крепкая.

До сих пор, в свои почти 100 лет, он каждый день делает физзарядку, занимается также водолечением. Книги читает без очков, интересуется литературой по здоровому образу жизни и долголетию.

Как память о боевом прошлом его полковничий китель украшают два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны и множество медалей. Кстати, сын Сергей, не зная об отце-фронтовике, тоже побывал на войне – афганской. Так что мужество в этой семье передается по наследству.

Прочитать ещё

«Детский лагерь Саласпилс, кто увидел, не забудет»… Помните эту песню про изуверский фашистский концлагерь под этим названием? Тот самый, в котором гитлеровцы выкачивали кровь из советских детей, чтобы переливать ее немецким раненым солдатам? Волгоградка Вера Романенко провела в этом концлагере немалую часть своего военного детства… Накануне Международного дня освобождения узников фашистских концлагерей, который отмечается 11 апреля, она рассказала о пережитом нашему обозревателю Александру Литвинову.
По большому счету его можно уверенно назвать «дедушкой» отечественных пистолетов-пулеметов и автоматов. Он был разработан выдающимся советским конструктором – оружейником Василием Дегтяревым.