В ноябре 1942 года советские планеристы-десантники провели уникальную военно-транспортную операцию. 12–16 ноября 1942‑го произошли события, которые получили название «Операция «Антифриз»: по доставке антифриза в танковые и механизированные соединения и части, которым 19 ноября предстояло начать контрнаступление под Сталинградом.

Решение Жукова

Сразу же отметим: в то время подобных операций в армиях других государств ни по весу доставленного груза, ни по расстояниям перевозки не проводилось. Между тем сталинградская была обусловлена… природой.

Уже 2–3 ноября в районе Сталинграда началось резкое похолодание. К слову, сильные морозы держались аж до весны 1943‑го. Сама собой встала проблема эксплуатации техники, прежде всего танков, систему охлаждения которых надо было срочно заправить антифризом.

Необходимые запасы его находились в Подмосковье. Но у военно-транспортной авиации не было машин для этой задачи.

Решением проблемы занимались на самом высоком уровне. В своих мемуарах маршал Георгий Жуков, в то время первый заместитель наркома обороны и заместитель Верховного Главнокомандующего, вспоминал:

««Вечером 11 ноября я сообщил Верховному по «Бодо»: «В течение двух дней работал у Еременко. Лично осмотрел позиции противника перед 51‑й и 57‑й армиями. Подробно проработал с командирами дивизий, корпусов и командармами предстоящие задачи по «Урану» (…)

К установленному сроку операция подготовлена не будет. Приказал готовить на 15.11.1942 г. Необходимо немедленно подбросить Еременко 100 тонн антифриза, без чего невозможно будет бросить мехчасти вперед; быстрее отправить 87‑ю и 315‑ю стрелковые дивизии; срочно доставить 51‑й и 57‑й армиям теплое обмундирование и боеприпасы с прибытием в войска не позже 14.11.1942 г. Константинов».

Руководили операцией «Антифриз» командир десантной группы подполковник Дмитрий Александрович Кошиц (фото слева; погиб 9 июня 1943 года в учебно-тренировочном полете на планере Г-9 около Саратова) и начальник Саратовской военной авиационной планерной школы подполковник Михаил Семенович Одинцов (завершил службу в 1953 году, умер в 1981 году в Ростове-на-Дону).

Аэросцепки летят на фронт

Было принято достаточно неожиданное решение: доставить антифриз на десантных планерах. Вот что рассказал о деталях операции историк авиации Михаил Кудинов, руководитель секции военно-исторического туризма Московского отделения Российского военно-исторического общества, автор книги «Небо Сталинграда. Смертельная рана Люфтваффе»:

– Руководство операцией было возложено на командира десантной группы подполковника Дмитрия Кошица и начальника Саратовской военной авиационной планерной школы подполковника Михаила Одинцова.

К осени 1942‑го в ВДВ нашей армии были два авиационно-планерных полка. 1‑й отдельный АПП состоял из двух эскадрилий, в каждой по 10 экипажей самолетов-буксировщиков ПС-84 (Ли-2), СБ, ДБ-3Ф (Ил-4), Р-6 и по 60 пилотов-планеристов.

На вооружении 2‑го учебного АПП были буксировщики Ил-4. Оба полка использовали планеры А-7 и Г-11.

Для перевозки грузов применялись аэросцепки, то есть самолет тащил на стометровом тросе планер, нагруженный бочками с антифризом.

Планер Г-11 разработал планерист и летчик Владислав Грибовский, А-7 – авиаконструктор Олег Антонов. Делались они из дерева. На борт Г-11 загружали шесть бочек по 200 л, А-7 брал по три бочки.

Груз особой важности

– Маршрут перелета проходил через аэродром Саратовской военной авиационной планерной школы, – продолжает Михаил Кудинов. – Затем через Энгельс, Красный Кут до аэродрома Житкур в Эльтонском районе Сталинградской области.

Планерные поезда прикрывались с воздуха истребителями района ПВО Саратова, Энгельса и дежурными звеньями Качинского истребительного училища.

Далее, после дозаправки, аэросцепки продолжали полет до аэродрома назначения Жутово-1 или десантировались непосредственно в районе частей.

Интересная деталь: планеры, приземлявшиеся на фронтовой аэродром, возвращались в пункт постоянной дислокации. А те, что садились около частей, просто разбирались на дрова…

Всего в ходе операции «Антифриз» было совершено около 60 полетов и доставлено около 50 тонн антифриза. При этом потери – три самолета-буксировщика и 10 планеров.

А ведь пилоты планеров летали по пять часов – и это ночью, при морозе, снегопаде. Некоторым приходилось держаться в 10–15 метрах от земли.

В приказе заместителя наркома обороны от 9 декабря 1942‑го называются только трое отличившихся планеристов: старший сержант Ворошилов, лейтенант Круглов и старшина Родин. Они были отмечены благодарностью и премией в месячный оклад.

Но главное то, что во многом благодаря всем непосредственным участникам операции «Антифриз» 19 ноября началось контрнаступление советской бронетехники под Сталинградом.

Прочитать ещё

Наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ расспросил потомков участников сталинградской битвы о том, как их родные - герои войны рассказывали о победном мае 45-го
Сотрудники Государственного исторического музея, уже 8 лет работающие над проектом «неизвестный солдат. Вернем имена забытым героям», обнаружили в фондах ранее нигде не публиковавшийся портрет знаменитого сталинградского снайпера Петра Алексеевича Гончарова (1903-1944). Рисунок сделал художник Наум Лисогорский осенью 43-го на Украинском фронте.