Когда началась Сталинградская битва, Ване Безуглову было 15 лет. Его отец ушёл на фронт ещё в начале войны, а Ваню оставил в семье за старшего. В августе 1942 года для семьи настало страшное время - бомбёжки, голод, вечный страх и наглый, беспощадный враг, который по-хозяйски рыскал по городу.

Мне было 14, когда отца забрали на фронт. При расставании он сказал: ты старший в семье и должен это помнить. Мама с только что родившимся братиком, сестра 9 лет и дед с бабкой, обоим по 70, а я старший.

С наступлением холодов в нашем доме каждую ночь ночевали красноармейцы, проходившие обучение в балках за Городищем. Уставшие и голодные, они спали на полу впритирку. Портянки и одежда сушились на каждом свободном клочке. От испарений лампочка на потолке была едва видна. Мама чинила их изорванную одежду, а бабушка варила пшенную тыквенную кашу в большом чугуне.

За зиму у нас на постое побывали все рода войск. Пехотинцы оставляли после себя острый запах пота и махорки, танкисты и трактористы – запах солярки и отработанного масла, возчики – конский пот и запах кожи, ремонтники – запах бензина.

Кормиться становилось все труднее. Вся надежда была на корову. Через день мама, груженная зембелями (корзины, сплетенные из веток) с горшками молока, уходила на рынок и приносила хлеб или сбой. Молоко еще обменивали у кочегаров на уголь.

Большая надежда была на весну будущего года, на огород. Но с землей были проблемы. Мне было лет 10, когда написал письмо Сталину, что у нас отобрали сады, отдали их колхозникам и теперь деревья погибают. После этого отца целый день допрашивали в НКВД и он чуть живой вернулся домой, запретив мне писать любые письма.

Но через знакомого лесника нам дали все же участок в том районе, где сейчас 18-я больница Дзержинского района. Мы с дедом вручную обрабатывали землю, пололи, поливали. Летом 42-го ждали неплохой урожай.

Построили с дедом бомбоубежище. Я из газеты взял его описание и, несмотря на ворчание деда, которому жаль было хороших бревен, сделали все как положено – с двойным бревенчатым накатом и почти метровой насыпью земли.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В конце октября у ветерана боевых действий Анатолия Ивановича Гацунаева была запланирована встреча со школьниками поселка Ерзовка. А он заранее знал, как начнет рассказ о событиях на Кубе 55-летней давности. «Один школьник будет держать на тонкой ниточке глобус, а второй – проносить вокруг него горящую зажигалку. Вот в таком состоянии была наша планета, мир держался на волоске…» С ветераном побеседовал наш обозреватель Анатолий ЛЮБИМЕНКО.
Есть кинематографический штамп, будто советские солдаты, затаившись в руинах полуразрушенных домов города, отстреливали немцев на улицах буквально как в тире. Конечно, это художественное преувеличение. В городе, где по меткому определению Гроссмана «железный ветер бил в лицо», днем буквально невозможно было передвигаться – враг встречал любое движение лавиной огня. О реалиях битвы на Волге.