В числе самых драматичных событий битвы на Волге – в августе 1942-го – гибель парохода «Иосиф Сталин», на котором пытались эвакуировать детей и жен сотрудников НКВД и милиции Сталинграда. В архиве УФСБ России по Волгоградской области хранится несколько документов – воспоминаний очевидцев и участников тех событий.

«Добраться было невозможно…»

«...23 августа не успел наш пароход отплыть от пристани, как в семь часов вечера налетели 16 вражеских самолетов на центр города, на переправу. Несколько бомб легло рядом с нашим пароходом, и тогда он отошел в гавань левого берега Волги против завода «Красный Октябрь».

Большая часть пассажиров высадилась на берег, где женщины и дети провели в лесу двое суток. 25-го в ночь нас погрузили на пароход, но примерно сто человек осталось на берегу», – вспоминала жена сотрудника УНКВД по Сталинградской области Клейменова.

Пароход проплыл километров восемь, как с берега стали кричать наши бойцы, что путь опасен, и судно повернуло и встало ниже СТЗ, где опять расположились в лесу. Вот свидетельства очевидцев:

«...В ночь с 26-го на 27 августа пароход вновь пошел в назначенный путь. Но не успели мы пройти и несколько метров, как с правого берега немцы бросили осветительную ракету и увидели нас. А ровно в три часа ночи напротив Латошинского сада они начали шквальный огонь по пароходу, и он загорелся с правой стороны палубы. Мы снимали с себя одежду, чтоб потушить пожар, и в этой операции погибли от пуль четыре подростка, героически пытавшихся сбить пламя...»

Картина была ужасная. Вышло из строя рулевое управление, пароход течением перевернуло на отмель. Женщины с детьми метались, пытаясь спастись от огня и пулеметного обстрела. Кто-то прыгал в воду и тонул, другие спускались в трюм, но там сгорели все, так как от горения верхней палубы раскалились дерево и железо. Вот как это описывали люди:

«...Я с матерью и дочерью находилась на верхней палубе, бросали в воду все, что может помочь не умеющим плавать добраться до берега. Нам же повезло. Один мужчина спустил на воду шлюпку со своей женой, и мы вместе с ними поплыли к отмели, где огонь от горящего парохода освещал группу спасшихся людей…»

Пожар на судне усиливался. Рухнула мачта, похоронив много детей и женщин. Добраться к этому страшному костру было невозможно, а с берега летели пули, убивающие еще живых:

«...Стрельба продолжалась до рассвета. Немцы видели лежащих на острове людей, детей и все же продолжали стрелять в нас. Только утром стрельба прекратилась. Немцы подумали, что с нами покончено…»

На острове остались 75 человек. Почти тысяча погибли.

Спецоперация по спасению

Трудно представить, что испытывали сотрудники НКВД и милиции, узнавшие о гибели парохода, где находились их близкие. И все же, продолжая выполнять свой служебный долг, сражаясь с врагом, они надеялись, что их жены и матери, дети смогли выжить. О том, как происходила операция по спасению уцелевших, рассказал в свое время майор госбезопасности Иван Петраков:

«...Примерно метрах в ста от противника находится тот островок. На его поверхности нет никакой зелени, влажный песок, в длину он достигает примерно метров 20, а в ширину 5-7 метров. И вот на этом крохотном бивуаке наши «робинзоны», вырыв в водянистом песке своими руками ямки, в течение двух суток, израненные и голодные, раздетые, спасали свою жизнь...»

Тут же под покровом ночи наши бойцы рыли могилы и закапывали тела своих близких, умерших от ран. А немцы, видя, что рядом женщины и дети, при их появлении открывали бешеный огонь.

«...Спасать днем, значит, бессмысленно подвергнуть себя и детей расстрелу. Спасать ночью также нельзя, так как сильно светила луна. Было решено операцию по спасению провести с 21-го до 22 часов, когда луна еще не всходила, и было темно», – вспоминал Петраков.

Наконец наступил темный вечер. Бойцы бережно на руках выносят детей, раненых женщин. И вдруг при приближении последней лодки к берегу раненый ребенок вскрикнул: «Мама, больно!»

«...Хоть и слабый, но пронзительный крик ребенка, как гром, раздался по Волге, и сразу лагерь врага ожил. Заговорили пулеметы, автоматы, взлетели светящиеся ракеты. Однако дело было уже сделано. Люди были спешно отведены в укрытие, а мы считали просто излишним отвечать на их стрельбу…» – рассказывал Петраков.

Спасенных накормили кашей и напоили чаем, уложили спать в палатках. «Таким образом были спасены 72 маленьких и больших человека», – так завершил свой рассказ майор Петраков.

Прочитать ещё

Жителю Волгограда, единственному в ЮФО кавалеру пяти орденов Красной Звезды, участнику Парада Победы 1941 года Михаилу Васильевичу Терещенко уже 97 лет. Но несмотря на возраст он до мельчайших деталей помнит свою службу в артиллерийских войсках. Пошел учиться на военного и в числе первых оказался на фронте. Оборонял Москву, получил несколько ранений, выжил, дошел до Праги, а после войны продолжил служить, участвуя в запусках первых советских космических ракет.
Песню на стихи Маргариты Агашиной «Растет в Волгограде березка» в свое время пела вся страна. Но даже среди волгоградцев тогда мало кто знал, что посвящена она конкретной березке. Несколько лет назад она погибла, но теперь на ее месте посажено новое деревце. Причем наследниками того самого Федора Рыкунова, который посадил ту самую, «агашинскую»…