Продолжаем публикацию серии статей о восстании узников Бухенвальда в рамках совместного проекта «Русская звезда Сопротивления» волгоградского музея «Наследие», Волгоградского регионального отделения Российского Военно-исторического общества (РВИО), «Сталинградской правды» и сайта stalingrad.vpravda.ru

Подполье за проволокой

Один из самых зловещих фашистских концлагерей Бухенвальд действовал в Германии с июля 1937 года. 18 октября 1941 года в него прибыли две тысячи советских военнопленных.

Председатель Международного лагерного комитета, который координировал работу сил Сопротивления в лагере, немецкий коммунист Вальтер Бартель вспоминал:

«Их заставили в течение многих недель идти пешком из Восточной Германии до Рурской области, оттуда до Мюнхена, затем вновь на восток до Веймара.

…Военнопленных морили голодом, они не получали никакой медицинской помощи. Когда военнопленных вели к отгороженным для них баракам, сотни заключенных, нарушая приказ эсэсовцев не соприкасаться с русскими, вышли из бараков навстречу советским товарищам. Ветераны Бухенвальда делились с ними всем, чем могли, они протягивали русским последний кусок хлеба, припрятанную для воскресенья сигарету, пару носков.

В этом замечательном акте солидарности приняли участие заключенные всех находившихся в лагере национальностей: австрийцы, чехи, голландцы и немцы...».

Для советских военнопленных отвели специальный Малый лагерь – особый в Большом лагере. Уже в декабре 1941го они создали первые подпольные группы, которые в начале 1942‑го объединил комитет во главе с сержантом-пограничником Николаем Симаковым и лейтенантом Степаном Баклановым.

Советские подпольщики ставили основные задачи: оказание продовольственной помощи слабым, сплочение людей в единый коллектив, противодействие вражеской пропаганде, патриотическое воспитание, установление связей с другими заключенными, организация саботажа.

Среди советских политзаключенных также существовали подпольные группы. В итоге их возглавили Владимир Орлов, Адам Васильчук и Василий Азаров. В марте два советских подпольных центра объединились в русский Объединенный подпольный политический центр (ОППЦ). Руководителем центра был утвержден Николай Симаков.

Центр разработал и утвердил программу действий, нацеленную на вооруженное восстание.

Комитет устанавливал связи с европейскими антифашистами. Летом 1943 года по инициативе немецких антифашистов из подпольных национальных групп сформировался Интернациональный лагерный комитет (ИЛК), его возглавил немецкий коммунист Вальтер Бартель.

В него вошли Гарри Кун, Эрнст Буссе (Германия), Светослав Иннеман (Чехословакия), Ян Хакен (Голландия), Марсель Поль (Франция), Николай Симаков (СССР). Затем в ИЛК вошли группы югославов, бельгийцев, испанцев.

Главной задачей ИЛК была подготовка восстания, чтобы нанести вред Германии и освободить заключенных в благоприятный для операции момент и спасти людей, когда нацисты решат уничтожить лагерь. Для подготовки восстания учредили Интернациональную военную организацию (она объединила 11 национальных военных организаций).

Через много лет Николай Федорович Кюнг, один из руководителей восстания (о нем и его судьбе мы расскажем в отдельных главах проекта), вспоминал: «...Мысль о всеобщем восстании пленных сейчас может казаться наивным бредом, но эта мысль приходила на ум не только самим военнопленным.

Судя по некоторым ныне секретным приказам гитлеровцев, она волновала и фашистов…»

Бригада «Ударная»

– 2 января 1944 года подпольный комитет принимает решение о формировании подпольных боевых групп. Руководство возложено на члена центра Ивана Смирнова и его соратников, – рассказывает заведующая Красногорским  филиалом Музея Победы Маргарита Иващенко.  – В октябре того же года создается 4‑я русская резервная подпольная боевая бригада в Малом лагере. В январе 1945‑го по решению русского комитета  началось тайное изучение образцов немецкого оружия.

Из наиболее опытных и храбрых членов подпольной организации офицеры формировали боевые группы. Они объединялись в роты, батальоны, а последние сводились в бригады. Первую создали советские военнопленные, она получила название «Ударной». В ней было четыре батальона, в каждом – по четыре же роты. В них – по четыре взвода со столькими же отделениями по 3-5 человек.  Бригаду возглавил Степан Бакланов, комиссаром был И. П. Ногаец. Командиры батальонов: И. Степченков, А. Е. Лысенко, В. С. Попов. В 1944‑м сформированы еще три бригады: две в Большом лагере («Деревянная» и «Каменная» – по баракам) и одна в Малом лагере.

Бригады возглавили Бакый Назиров и Г. Давыдзе (комиссар), Болеслав Бибик и Василий Азаров, Сергей Пайковский и Степан Бердников.Также из числа заключенных были сформированы санитарные дружины. Создали и автороту, которая должна была использовать автотранспорт охраны после захвата лагеря.

10 апреля 1945 года, после эвакуации военнопленных из лагеря, командование тремя бригадами возглавил подполковник-артиллерист Иван Смирнов.

Начальником штаба стал полковник Кузьма Карцев. Подобные формирования создавались и узниками других национальностей.Общий план восстания разработали советские офицеры Кузьма Карцев, Петр Фортунатов, Василий Хлюпин, Иван Смирнов.

– Были разработаны два плана действий: «план А» (наступательный) и «план Б» (оборонительный), – поясняет Маргарита Иващенко. – По «плану А» узники должны были восстать в случае волнений в Тюрингии или приближения фронта. «План Б» предполагал восстание в случае массового уничтожения заключенных.

Восставшие планировали пробиваться к чешской границе, а дальше действовать в зависимости от ситуации.

По плану Бухенвальд был разделен на четыре сектора: «красный», «зеленый», «синий» и «желтый», наиболее важным был «красный» (советские, чешские и словацкие заключенные), здесь предполагалось взять штурмом район казарм СС, жилые помещения и склады с оружием и боеприпасами.После планировалось прервать связь лагеря с городом Веймаром и аэродромом Нора.

Чех Светослав Иннеман, входивший в Интернациональный лагерный комитет (ИЛК), в воспоминаниях отмечал: «...самая большая заслуга опытных советских фронтовиков в том, что они вместе с немецкими коммунистами помогли подпольщикам других национальностей, и в частности чехам, создать боевые дружины...».

С 4 апреля 1945 года обстановка в Тюрингии стала осложняться из‑за наступления американских войск, и с этого момента началось открытое сопротивление приказам немецкой лагерной администрации.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

15 февраля воины-интернационалисты отметили 32‑ю годовщину вывода советских войск из Афганистана. Говорят, время лечит, однако воинам-афганцам до сих пор сложно вспоминать пережитое. Один из них – волгоградец, ветеран контрразведки Евгений Кашуба, возглавлявший в Афгане особый отдел КГБ СССР 108‑й мотострелковой дивизии – самой боевой и самой огненной из всех, сражавшихся в Афганистане. Он вернулся в СССР поседевшим. А через месяц после возвращения ему вручили орден Красной Звезды.
В марте 2018 года фронтовику, участнику Сталинградской битвы Павлу Плотникову исполнится 100 лет. В силу возраста он не смог приехать на 75‑летие Сталинградской победы – ветеран живет с семьей в Карелии. Но с помощью родных он переслал нам свои воспоминания о сражении на Волге...