Это письмо пришло к нам из станицы Днепровской Тимашевского района Краснодарского края. Сын рассказал об отце, Дмитрии Гавриловиче Шкарбаненко, защитнике Сталинграда. И посвятил ему свои стихи.

«Моему отцу Дмитрию Гавриловичу Шкарбаненко в этом году исполнилось бы 110 лет, – пишет сын Владимир Дмитриевич. – Он родился 9 мая, так что для меня этот день всегда – двойной праздник.

Свое боевое крещение мой отец прошел под Сталинградом, здесь совершил подвиг и получил тяжелое ранение. Но после госпиталя отказался комиссоваться, перешел из пехоты в моторизованную часть – в ударную 16‑ю САБр, в составе которой освобождал Украину, дошел до Берлина и закончил войну в Праге. В память об отце, его фронтовом подвиге, я написал стихотворение, которое назвал «Мой отец – герой Сталинграда».

Я не пишу о вздохах на скамейке

И лирику не очень‑то люблю.

Я сын героя Сталинграда,

И чаще все ж пишу я про войну.

Отдельный подвиг каждого героя

Лишь капелька в масштабе всей войны,

Но с капелек и соткана Победа,

Которой все гордимся мы.

Отец прошел войну, как шутят,

 Ванькой – взводным,

И воевал он не для званий и наград.

Он принял бой в окопах Сталинграда,

Окончил бой охраной замка «Град».

Под Сталинград отец мой прибыл с пополненьем

Маршевой роты необстрелянных юнцов.

В училище он лучший пулеметчик

И к бою был вполне готов.

Фронт извивался, как меха гармошки,

И сложно разобраться в обстановке той:

То фланги в одночасье становились фронтом,

То фронт вперед-назад гнулся дугой.

Продвинувшись вперед в очередном сражении,

Подразделенье, где сражался мой отец,

Внезапно оказалось в полуокружении.

Под вечер батальонных командиров

Собрал на совещание комбат.

Предельно кратко, в сжатой форме

Представил он собравшимся доклад:

«Позиции простреливаются с флангов,

Нас обложили немцы с трех сторон.

Необходимо скрытно в полосе

нейтральной

Секретный выставить заслон.

Задача такова: сорвать атаку,

Как можно дольше немцев задержать.

В строю из батальона только треть,

без подкрепленья

Рубеж нам будет сложно удержать».

Решенье этой боевой задачи

Взял на себя отважный лейтенант.

Как говорят, не мудрствуя лукаво,

Он предложил нехитрый с виду план:

«Пойду один – так будет незаметней,

Позицию уж там приметил я.

Поближе подпущу к себе пехоту

И дам внезапного огня».

Настала ночь.

Пополз отец на пятачок «ничейный»,

Пополз один, а вслед за ним

«Полз» кабелем привязанный за ногу

Проверенный, пристрелянный «максим».

Всю ночь саперною лопаткой

Отец работал напролет:

Отрыл окоп, заправил ленты –

Приготовил к бою

Надежный, безотказный пулемет.

Наутро под прикрытьем танков

Поднялся в рост немецкий батальон.

Но тут же был он остановлен

Внезапным, близким, сокрушительным огнем.

Отхлынул враг – сорвалася атака,

Распластан по степи немецкий взвод.

Миг тишины, лишь только над окопом

Парит, шипя, разгоряченный пулемет.

Враг огрызнулся лаем минометов,

Бьет близко, кучно:

То недолет, то перелет.

И все же, все же роковая мина

Накрыла смельчака окоп.

Контузия, осколок «пропахал» всю спину,

И рой помельче в голове.

Но выжил лейтенант (счастливый случай!).

Такие чудеса бывают на войне.

Вердикт врачей сродни проклятью:

«Осколки в голове не подлежат изъятью,

Хоть ты и парень молодой,

Отвоевался, брат, и к службе не пригоден,

Бери шинель, иди домой…»

Бессонной ночью от обиды

Отец в отчаянье стонал.

Не сдался лейтенант –

Наутро рапорт с такою просьбой написал:

«Я офицер и коммунист, к тому же

И не досуг мне прозябать в тылу.

Я чувствую в себе довольно силы,

И Родине еще я послужить смогу.

В госпиталях в свободные минуты

Подробно изучил я «Шевроле» матчасть.

И коль уж не пригоден я в пехоте,

Прошу перевести в моторизованную часть».

Начальство его просьбе уступило,

Все знали: лейтенант обстрелян, храбр.

Назначен был он командиром взвода

Крупнокалиберных зенитных пулеметов

В ударную 16‑ю САБр.

Он с 3‑й танковой прошел по Украине,

Брал Перемышль, Львов и Сандомир.

И с каждою отдельною победой

С бойцами взвода приближал он мир.

Тернистыми дорогами Европы

Громил врага его отважный взвод.

Он брал Берлин, и только в Златой Праге

Окончил лейтенант свой боевой поход.

Я в день рождения отца,

В Великий День Победы,

Ничуть не умаляя всех других наград,

С особым трепетом все ж достаю из сейфа

Медаль и орден за Великий Сталинград.

Поднимем тост за поколенье смелых,

За тех, кто за Россию до конца,

За ратный подвиг СОВЕТСКОГО СОЛДАТА

И скромный вклад в Победу моего отца!

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

На фронтах Великой Отечественной в нашей армии воевало немало тех солдат и офицеров, кто прошел школу Первой мировой войны. Достаточно вспомнить нашего легендарного земляка Героя Советского Союза Константина Недорубова, полного Георгиевского кавалера. Между тем в Сталинградской битве участвовал еще один полный кавалер этой воинской награды – генерал-полковник Кузьма Трубников.
Среди образцов вооружения есть свои «ветераны», которые разработаны очень давно, многие годы не выпускаются, но несмотря на почтенный возраст «используются по назначению». Например, револьвер системы Нагана образца 1895 года, ценимые охотниками карабины, созданные на основе трехлинейки. Или 7,62-мм винтовки системы Мосина образца 1891 года, пистолет ТТ образца 1933 года.