Мы часто публикуем рассказы родственников тех, кто стоял насмерть под стенами Сталинграда. Это – наш «Бессмертный полк». Сегодня о защитнике города на Волге рассказывает Олег Чернов из Новочеркасска – его отец Василий Григорьевич сражался за Сталинград.

Бои в донских степях

...Мой отец Чернов Василий Григорьевич родился в 1911 году в хуторе Ветютнев Фроловского района Сталинградской области. Война для него, лейтенанта запаса, началась с обороны Крыма, кровопролитными боями 1942‑го под Керчью. От его стрелковой дивизии – а это около 10 тысячи бойцов –  тогда осталось человек триста…

Потом было переформирование, после чего в составе 823‑го полка 302‑й стрелковой дивизии 51‑й армии отца направили на Сталинградский фронт, его дивизия держала оборону у донского хутора Пады.

Взвод отца располагался на правом фланге полка. Ему пришлось принять на себя напор основных сил противника, переправившегося через Дон и рвущегося к Сталинграду. После двух отбитых атак во взводе осталось всего семь человек, в другом – три красноармейца с противотанковыми ружьями. В роте из офицеров остался один отец, он и принял командование на себя.

Потом были другие ожесточенные вражеские атаки, дело доходило до рукопашной… Вот такими были первые дни Сталинградской битвы для Василия Чернова.

Василий Чернов (сидит слева) с товарищами вначале Великой Отечественной войны.

На огневом рубеже

После боев за деревянный мост через Сал доукомплектованная 302‑я стрелковая дивизия, с жестокими боями с противником отступала к Сталинграду. Осенью 42‑го ее бойцы вели ожесточенные оборонительные бои на подступах к Котельниково.

51‑я армия задержала  противника в этом районе и нанесла ему существенный урон в живой силе и технике. И все‑таки железнодорожную станцию Котельниково пришлось оставить…

В середине ноября 1942‑го войска Сталинградского фронта перешли в наступление. Его ударные группировки наносили два удара: на правом фланге силами войск 64‑й и 57‑й армий, а на левом – 51‑й армии. Ее 126‑я и 302‑я стрелковые дивизии, взаимодействуя с танковыми частями, пошли на прорыв немецкой обороны, и 20 ноября ударные группировки прорвали ее на всех участках наступления. И совместно с войсками Донского фронта окружили немецкую группировку вместе с 6‑й армией Паулюса.

Чтобы ее деблокировать, немцы создали ударную группу под Котельниково.

Ее командующий генерал-фельдмаршал Манштейн решил прорвать окружение ударом на узком участке вдоль железной дороги «Тихорецк – Сталинград».

Наступление Манштейна началось утром 12 декабря 1942 года. Противник прорвал оборону в полосе 302‑й стрелковой дивизии у полустанка Курмоярского. Части дивизии отошли на рубеж: станция Чилеково – Небыково – совхоз Терновый.

Бой против Манштейна

В конце декабря 823‑й полк подошел в район железнодорожных станций Чилеково и Гремячий. Рота, в которой был взвод отца, расквартировалась на ночлег в хатах станции Чилеково. А наутро она заняла боевую позицию недалеко от самой станции.

Немцы навалились всеми силами – авиацией, танками, артиллерией, пехотой. Атаку за атакой отбивали наши солдаты.

Но несли большие потери и отступили, чтобы не потерять всех. Ведь за ними уже наших позиций просто не было... В том бою мой отец был ранен автоматной очередью – в ногу и в грудь чуть выше сердца. Он упал на заснеженную землю. Очнулся. Вокруг – десятки убитых.

А в его сторону идут два немецких танка, из башни одного вылезают два солдата, один с биноклем смотрит вглубь нашей обороны, а второй из автомата добивает наших раненых.

И мой отец видит, что тот целится прямо в него. Раздалась автоматная очередь. Но каким-то образом пули прошли мимо.

Когда танки уехали, выяснилось, что живы мой отец и еще один солдат – тот подал голос и попросил... закурить.

Отец ответил, что папиросы у него в левом кармане, но он не может их достать, так как рука не слушается.

Тогда боец, тоже тяжело раненый, сумел подползти и достать папиросы.

Оказалось, солдат увидел, что мой отец живой, шевелится. Только он хотел его окликнуть, как появился немецкий танк и фашист  выстрелом из автомата еще раз ранил бойца в живот. А отцу-то казалось, что немец целится в него…

Добраться до своих

Когда стало темнеть, раненые бойцы решили ползти в сторону своих. С трудом добрались до железной дороги, и там в будке обходчика легли передохнуть.

Отец понял, что они находятся у станции Чилеково, где они перед боем квартировали.

И у него возникла мысль: попытаться доползти до хаты, где они были на постое: может, добрые люди помогут раненым. Иначе их ждет верная смерть от холода и ран.

Отец стал говорить об этом своему товарищу. Тот, раненный в живот и ноги, истекал кровью и уже мало что слышал. Отец начал его тормошить. Тот стал громко кричать, что не может дальше ползти и будет умирать здесь.

Крик услышал немецкий солдат – зашел в будку, осветил их фонариком, наставил автомат: «Хенде хох!»

Оба красноармейца лежали на земле в крови от ран и им уже было все равно – пристрелит их фашист или нет... А тот посмотрел на них и... ушел.

Отец решил ползти один и привести подмогу. Ночью, в мороз, с тяжелыми ранениями,он каким-то чудом добрался до той самой знакомой ему хаты. Постучал. И ему открыли – свои! 


Александра Цыганкова спасла лейтенанта Чернова от верной гибели.

Спасла от смерти

Вышла девушка, которую он запомнил перед боем. Она побежала за помощью к соседке, вдвоем они переодели отца в гражданскую одежду брата, перебинтовали, взяли  санки и привезли раненого товарища отца. Но, к сожалению, спасти его не удалось – он умер на следующий день…

Девушка эта, Александра Цыганкова, до войны училась в Сталинградском мединституте.

А когда утром на станции появились немцы, она, чтобы защитить раненого, назвала его своим братом и рассказала, что он пострадал при авианалете.

Повезло, что та девушка и мой отец оба были черноволосыми и чем‑то походили друг на друга, им вроде поверили. Но через несколько дней в хату пришел немецкий офицер с двумя солдатами.Стал допытываться: «Это русский солдат?» Александра стояла на своем – мол, брат. Но офицер заорал: «Врешь, сволочь, это солдат!». Они попытались стащить отца с кровати. Тогда Александра вскочила и крикнула: «Расстреляйте меня на месте, но я от своего брата не откажусь!»

Как бы дальше дело обернулось, неизвестно, но началась бомбежка, загрохотали залпы орудий – наши пошли в атаку. Одна бомба разорвалась совсем рядом, ударной волной выбило окна и дверь. Немцы выбежали из хаты.

И тут отец через разбитые окна услышал голоса товарищей из своей роты! Его нашли, забрали в полевой госпиталь.

Спасительницу Александру определили сначала на солдатскую кухню – накормили, напоили. После этого девушка пошла в госпиталь помогать нашим раненым.

А там мой отец еще раз чуть не оказался на том свете. Не подавал признаков жизни, его вынесли в холодный коридор и только спустя время заметили, что раненый шевелится – позвали врачей и спасли…

Потом отца перебросили в глубокий тыл в один из госпиталей города Чкалова (ныне Оренбург). После лечения осенью 43-го он был комиссован и вернулся домой во Фролово.

***

После войны отец долго искал свою спасительницу и нашел! В начале 50‑х они встретились в Сталинграде!

Мои родители всю жизнь дружили с Александрой Ивановной Цыганковой, бывали у нее, она также приезжала к нам. Отец называл ее сестрой.

Мой папа, Василий Чернов, прожил после Великой Победы 30 лет. Он ушел из жизни в 1975 году. Его нет с нами уже 45 лет. Но я знаю, что у Александры Ивановны были брат и сын. Может, живы их родственники. Пусть они знают о героическом поступке Александры Цыганковой в годы войны.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

О том, как в музее-заповеднике «Сталинградская битва» дочери героя помогли восстановить историческую справедливость, рассказывает специалист музея Мария Часовитина.
Он работал на Сталинградском тракторном – когда началась война, записался в истребительный батальон. Устанавливал мины и обезвреживал смертельный металл, взрывал вражеские коммуникации. Ходил в рейды в тыл противника. Защищал Сталинград, освобождал Крым и Севастополь, дошел до Пруссии. Сегодня Владимир Федорович Ананьев, несмотря на почтенный возраст, один из самых активных участников ветеранского движения региона.