2 сентября 1942 года нацистская «зондеркоманда СД» расстреляла 47 детей из Нижне-Чирского детского дома.

27 июля 1942 года станица Нижне-Чирская Сталинградской области оказалась под оккупацией войск Вермахта. Из-за стремительного наступления противника эвакуация мирного населения из зоны приближающегося фронта проходила в очень сложных условиях – пожары, бомбежки, недостаток транспорта.

В результате, когда гитлеровские войска вошли в станицу, часть жителей ещё оставалась там, в том числе, и воспитанники детского дома. Оккупанты привычно стали грабить местное население – отбирали запасы продовольствия, домашнюю живность и всё ценное, до чего только могли дотянуться. Побывали они и в детском доме, где изъяли в пользу Вермахта все продукты и мелкий домашний скот – свиней, овец, оставив только овощи на детдомовском огороде.

Вслед за войсками на оккупированные территории проникали айнзацгруппы – военизированные «эскадроны смерти», в задачи которых входило уничтожение «расово неполноценных» групп населения – евреев, цыган, инвалидов, а также коммунистов, партизан и «асоциальных элементов». В состав айнзацгрупп входили «зондеркоманды» – летучие отряды специального назначения.

Один из этих отрядов и прибыл из Харькова в станицу Нижне-Чирскую. 1 сентября 1942 года они явились в местный детский дом для умственно отсталых детей. К тому времени весь персонал детдома и часть воспитанников постарше разбежались. Осталась лишь кастелянша Донскова Елена Афанасьевна и 47 детей в возрасте от 4 до 12 лет – оборванных, опухших от голода. Немцы велели на следующий день подготовить детей к отъезду:

«Куда отправлять и зачем – не сказали. Когда же я спросила, далеко ли детей повезут и сколько продуктов приготовить им в дорогу, один из офицеров по-русски ответил: «Никакие продукты им не понадобятся, дети поедут недалеко». – рассказывала потом следствию Е.А. Донскова.

Вероятно,  русскоговорящим «офицером» был изменник родины и пособник гестаповцев Михаил Буланов. До этого он принимал участие в уничтожении сотен людей в Харькове, когда были расстреляны  900 пациентов харьковской больницы.  Буланов служил у фашистов шофером, водил «душегубку» – замаскированную под фургон передвижную газовую камеру. После он рассказывал военному трибуналу, что, когда чистил фургон, находил внутри детские шапочки, туфельки и игрушки – ведь с помощью «газенвагенов» уничтожали в основном женщин и детей. Это делалось по строгому приказу Гиммлера, чтобы не подвергать палачей «лишним душевным волнениям» и  «дать возможность мужчинам, которые сами были женаты, не стрелять в женщин и детей».

Зверства немецко-фашистских захватчиков в городе Харькове и Харьковской области.
На снимках: трупы советских граждан, задушенных в «душегубках» и расстрелянных немцами на территории городка Харьковского тракторного завода.
Опубликовано в газете «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №296 (8289) от 16 декабря 1943 г. Источник: histrf.ru

Но палачи из харьковской «зондеркоманды СД», видимо, не боялись душевных волнений. На следующий день, 2 сентября 1942 года, в детдом прибыл транспорт – два крытых брезентом грузовика. Немецкий офицер потребовал от кастелянши Донсковой построить воспитанников в шеренги по четыре человека, их пересчитали, разделили на две группы и стали сажать внутрь грузовиков.

Некоторые дети послушно садились в машины, другие же, чувствуя неладное, плакали и сопротивлялись.

Чтобы успокоить детей, немецкие офицеры стали говорить им, что они поедут «к дядям и тётям в город Сталинград». Но поверили в эту легенду далеко не все, и тех, кто не поверил, засунули в кузов силой.

Грузовики отправились к заранее приготовленной в 3-5 километрах от станицы Нижне-Чирской яме.

Члены зондеркоманды стали вытаскивать детей из грузовиков и подводить к яме, где их расстреливал из автомата немец по имени Аликс. Аликс стрелял своим жертвам в голову, а потом сталкивал тела в яму. Дети сопротивлялись и кричали: «Дядя, я боюсь», «Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня» (из показаний М.П. Буланова на суде). Но палач Аликс расстрелял их всех.

Факт страшного преступления открылся лишь в 1943 году. После освобождения оккупированных территорий в станицу вернулись местные жители. Они стали искать места захоронения своих родных, которых за связи с партизанами расстреляли оккупанты, нашли ту яму и раскопали ее. По мере углубления раскопа им стали попадаться детские игрушки – куклы, машинки, игрушечные ружья и т.д. На дне ямы оказались тела воспитанников Нижне-Чирского детского дома.

Началось расследование обстоятельств дела, опросили немногочисленных свидетелей – кастеляншу Донскову и женщин, обнаруживших захоронение детдомовцев. Осмотр останков принес следствию шокирующее открытие – не все тела имели пулевые ранения. Это говорило о том, что расстреляны были только физически крепкие дети среднего возраста, а младшие и слабые были закопаны заживо.

В декабре 1943 года в Харькове состоялся открытый суд над оккупантами и их пособниками по фактам массовых репрессий в отношении мирного населения оккупированных территорий.  Военный трибунал 4-го Украинского фронта рассматривал в ходе заседаний, в том числе, и факт расстрела воспитанников Нижне-Чирского детского дома.

Среди обвиняемых на судебном процессе был Михаил Буланов. Он поведал суду свои мотивы, чем вызвал в зале заседаний ропот негодования – за сотрудничество фашисты платили ему деньги и давали солдатский паек, а также делились вещами, отнятыми у жертв. Так, Буланов выручил два пальто – одно для себя, другое для жены, два костюма и обувь. Его денежное вознаграждение в сумме составило 90 марок – в переводе на русские деньги – 900 рублей.

Подсудимые (справа налево): капитан В. Лангхельд, старший ефрейтор Р. Рецлав, лейтенант Г. Риц, шофер гестапо М.Н. Буланов на заседании Харьковского судебного процесса над немецкими военными преступниками.
Фото А.Б. Капустянского. Место хранения: Российский государственный архив кинофотодокументов (арх. № 0-320085). Фото с сайта «Победа. 1941–1945» (общероссийский портал «Архивы России»).

Военный трибунал приговорил  М.П. Буланова к смертной казни через повешение.

19 декабря 1943 года  в 11 часов на городской площади Харькова состоялась публичная казнь. Более 40 тысяч человек пришли посмотреть, как будут казнить «фашистских душегубов». Присутствовали местные жители и жители близлежащих районов, военнослужащие и представители советской и иностранной прессы.

Из харьковской «зондеркоманды СД» удалось предать суду только Буланова. Остальные члены команды, в том числе немец Аликс, вовремя эвакуировались и не понесли за свои преступления никакого наказания.

После освобождения станицы Нижне-Чирский детский дом возобновил свою работу, сперва как «Нижнечирский детский дом фронтовиков», после 1956 года –  как школа-интернат. В 1978 году его преобразовали в «Нижнечирский психоневрологический дом-интернат для женщин» –  в этом статусе он и работает по сей день.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В 1965 году в городе Остров Псковской области был открыт Островский краеведческий музей. Для музея 53 года, можно сказать, «юношеский возраст». Хотя интересного, побывав там, наш военный обозреватель Александр Фолиев нашел немало.
На собственные средства жительница Фроловского района Людмила КИЯШКИНА установила памятник односельчанам, погибшим в годы войны. С Людмилой Васильевной побеседовал наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.