Мария Рохлина воевала в Сталинграде и на Курской дуге, форсировала Днепр, ходила врукопашную на Днестре и освобождала от фашистов Чехословакию. Минувшей осенью участнице Сталинградской битвы Марии Михайловне Рохлиной, председателю Совета ветеранов 95‑й гвардейской четырежды орденоносной стрелковой дивизии, исполнилось 96 лет. А в военную пору была она Машенькой Коваль, санинструктором санвзвода 290‑го гвардейского стрелкового полка той же дивизии.

Год рождения – 1924й

На фронте Марию Михайловну фронтовики называли «сестричка», «наша Маша». А еще было у нее прозвище Челита – по имени героини популярной тогда в СССР мексиканской народной песни.

Солдатам очень нравилось, когда Мария пела эту песню: «Ну кто в нашем крае Челиту не знает? Она так умна и прекрасна! И вспыльчива так и властна, что ей возражать опасно!»

Родом Маша-Челита с Украины. Там она родилась в сентябре 1924 года. Окончив с отличием школу, поехала учиться в Харьковский авиаинститут.

На летный факультет ее не взяли, слишком мала была весом и ростом. Приняли на инженерный.

– На третий день войны, – вспоминает Мария Михайловна, – нас, троих человек, телефонограммой вызвали из института на оборонительные работы под Киев, на станцию Софиевку. Едва успели выгрузиться, как началась бомбежка. Появились первые раненые.

Вскоре пришло сообщение, что немцы выбросили под Софиевкой десант. Танкисты бросились на его уничтожение, Мария к ним примкнула, да так и дошла с ними до Сталинграда.

От Киева до Волги

1941 год запомнился ей сплошным отступлением и страхом попасть в плен. Небольшие реки по пути переходили вброд, но, добравшись до Дона, остановились – без переправы никак. Двое суток Мария с товарищами ждала очереди на паром. Там еле поместились все, девушка оказалась притиснута к одному из бревен ограждения. Обхватила его руками, чтобы не свалиться в воду.

Налетел очередной фашист и сбросил бомбу на паром. Множество мелких осколков впилось Марии в левую сторону лица, но она только крепче сжимала бревно – это и спасло ей жизнь, хотя на берегу решили, что она утонула, записали пропавшей без вести.

А Машенька с бревном плыла по Дону, пока ее не выловили отступавшие бойцы. Доставили ее в госпиталь в Дубовке.

Перед самой выпиской ей предложили проплыть по Волге на трамвайчике, посмотреть Сталинград, а заодно лекарства получить для госпиталя.

Погуляла Мария немного по городу, и вдруг начало твориться что-то страшное. Все вокруг задрожало, как при землетрясении. Это налетевшие фашистские самолеты волнами бомбили Сталинград.

Когда девушка вернулась в госпиталь, там в спешном порядке выписывали раненых, формировались роты. Мария свою бригаду отыскала в Сталинграде, на тракторозаводском стадионе.

Стояла поздняя осень 42‑го, Волга еще не встала, к тому же обстреливалась фашистами нещадно.

В бригаде Марии был тяжело ранен замкомбата. Появилась опасность гангрены, нужно было срочно переправить раненого на левый берег. Построив подчиненных, комбат спросил, кто из них добровольно пойдет через Волгу.

Вызвались Машенька и еще одна девушка по имени Маруся. Немногим ранее Марии только исполнилось 17 лет. Маленькая, худенькая, весила меньше 40 кг. Но ведь она была комсомолкой, комсоргом своей школы и не могла отказаться.

По тонкому льду

Весь день шли девушки по движущимся льдинам. Раненый оказался очень тяжелым.

Поначалу девчата храбрились, потом стали плакать, проклинать себя, что согласились идти через Волгу. Они уже отчаялись добраться до цели, как вдруг услышали крики – это их с берега заметили местные жители.

Сдав раненого в госпиталь, девчата повалились замертво в какой-то избе возле печки. Когда пошли обратно через Волгу, путь показался еще тяжелее.

Трижды проваливались в воду. Валенки утонули, идти по льду пришлось в одних портянках. В бригаде их уже отчаялись увидеть живыми. А девчата были рады, что все-таки пришли к своим.

За этот поход через Волгу их обеих тогда наградили медалями «За боевые заслуги».

Мертвая ожила

Новый 1943 год Марию с товарищами порадовала посылка, сброшенная для окруженных немцев с самолета и перехваченная нашими. В ней были деликатесы – колбаса, галеты и даже коньяк.

25 января Машенька находилась в последнем не занятом гитлеровцами цехе тракторного завода. Она знала, что в Сталинграде вот-вот прекратятся бои, расслабилась, уснула. И окоченела насквозь, хотя была тепло одета.

Так и замерзла бы насмерть, но, на ее счастье, в цехе оказалась похоронная команда, собиравшая теплые вещи с убитых, стали снимать их и с Марии, но «мертвая» вдруг дернулась!

Так Машу вновь отправили в Дубовку, в госпиталь, где она долго была между жизнью и смертью. Но выкарабкалась – выздороветь помог сталинградский характер!

Выписавшись, получила назначение в санвзвод 2‑го стрелкового батальона 290‑го гвардейского стрелкового полка 95 – й гвардейской стрелковой дивизии, с которой воевала на Курской дуге.

Мария Михайловна Рохлина на Мамаевом кургане.

Батальоны просили огня

После битвы за Курск 95‑я гвардейская стрелковая дивизия сражалась за Полтаву, форсировала Ворсклу в том самом месте, где Петр Первый разбил когда-то шведов. Потом были бои на Днепре.

– Как позже выяснилось, – вспоминает ветеран, – наша 5‑я гвардейская армия вела там отвлекающие бои. Может быть, именно о ней после войны была написана повесть «Батальоны просят огня», а затем снят и одноименный фильм.

Раненых там было очень много. Ночами на лодках их переправляли на наш берег, но тут понадобилось днем срочно перевезти тяжелораненого старшину, а лодок не было.

Тогда бойцы, связав несколько бревен, положили раненого на них. Вместо весла дали Марии доску. До берега оставалось совсем немного, когда доска-весло сломалась.

Однополчане Марии Рохлиной в Кляйн-Пескерау. Февраль 1945 года.

Плот стало относить от берега, и Мария гребла руками ледяную воду, пока от холода не потеряла сознание.

– Очнулась я в палатке, – вспоминает ветеран. – Чувствую, как мне пытаются разжать рот и силой влить в него спирт.

Оказалось, их плот в Днепре выловили солдаты Третьего Украинского фронта. Неделю она приходила в себя, руки отказывались слушаться.

А затем вновь пошла искать свой полк – он был уже на другом берегу Днепра. Зимой дивизия Марии Рохлиной взяла Кировоград.

И вновь она была тяжело ранена.

Под лошадью, на которой она ехала, разорвался снаряд, девушку взрывом ударило об угол дома – в итоге она ослепла и оглохла…

Но едва выздоровев, вступила с врагом в рукопашный бой на берегу Днестра – там в ход шли штыки, лопаты, кулаки…

Иван да Марья

Однажды под городом Кляйн-Пескерау в землянку к Марии вошел ее армейский друг старший лейтенант Иван Рохлин. Поцеловал ей руки и сказал вдруг: «Выходи за меня замуж!» Девушка, не задумываясь, ответила: «Да!»

Рохлин написал рапорт на имя комполка, и 5 февраля был издан приказ по стрелковому батальону считать Ивана и Марию супругами.

Мария с супругом Иваном Рохлиным: они поженились
во время войны, 5 февраля 1945 года.

Война для 95‑й гвардейской дивизии закончилась в Чехословакии встречей с американцами в городке Рокицаны. Правда, не 9 мая, а позже – пришлось воевать уже не с немцами, а с власовцами.

В 1973 году Иван Васильевич Рохлин вышел в отставку в звании полковника. И из Донецка супруги переехали к дочери в Москву. Там и живет сейчас Мария Рохлина.

В свои 96 ходит она, как в молодости, на каблучках. Переболела недавно «короной», лежала в госпитале, но и тут одержала победу над болезнью.

Мария Рохлина сейчас единственный оставшийся ветеран из своей дивизии.

Ветеран войны Мария Михайловна Рохлина на встрече с молодежью, 2020 год.

– Теперь, – говорит Мария Михайловна, – я как председатель Совета ветеранов 95‑й гвардейской дивизии работаю уже с детьми, внуками и правнуками наших ветеранов. Я была маленьким солдатом на той большой войне. Но честно, в меру своих сил, выполнила долг перед Родиной, не уронила чести и достоинства однополчан.

Ветеран говорит слова благодарности своим дочерям – Светлане и Людмиле, внучкам Юле и Марине, внуку Сашеньке, своим зятьям– Борису и Володе.

– Я знаю, что нужна людям, а люди нужны мне, – улыбается Мария Михайловна. – В этом и есть мое счастье…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Николай Иванович МАКСИМОВ – фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны. Его мужество на передовой Родина отметила медалью «За боевые заслуги», а в мирное время за доблестный труд страна наградила нашего земляка орденом Трудового Красного Знамени и орденом «Знак Почета». В мае нынешнего года ему исполнится 97 лет. Наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ побеседовал с ветераном.
Царицынское общество врачей, императорское музыкальное и даже содружество любителей правильной охоты – об общественных организациях Царицына известно немногое. А между тем эта сторона жизни уездного города была полна ярких событий. Об этом нашему обозревателю Александру ЛИТВИНОВУ рассказала ответственный секретарь Волгоградского областного общества краеведов, кандидат исторических наук Ирина РЯБЕЦ.