Военная история участника битвы на Волге Корнея Михайловича Андрусенко действительно удивительна и уникальна. Трудно найти в летописи Великой Отечественной полковника, который в 42-м был дважды (!) отдан под трибунал, а спустя 2 года удостоен высшей награды СССР.

СРАЖАЛСЯ ПРОТИВ ГЕТМАНА

Родился 27 сентября 1899 года в селе Парафиевка Парафиевской волости Борзенского уезда Черниговской губернии. По молодости лет не был призван в императорскую армию.

Но бывший крестьянин, ставший токарем, 30 ноября 1917 года добровольно вступил в 1‑й советский партизанский отряд. Участвовал в боях против частей «гетмана всея Украины» Павла Скоропадского и германских войск в Черниговской и Полтавской губерниях.

С приходом Красной Армии в августе 1918‑го отряд был переименован в 4‑й Нежинский полк. Поэтому можно считать, что служба Андрусенко в РККА началась еще до ее создания.

1 октября 1920 года он стал курсантом 56 Черниговских пехотных курсов комсостава, а после их окончания через год назначен командиром взвода полковой школы 134‑го стрелкового полка 45‑й Волынской стрелковой дивизии.

Несмотря на «правильное рабоче-крестьянское происхождение», военная карьера двигалась медленно. В марте 1934‑го он назначается начальником штаба 134‑го стрелкового полка 45‑й дивизии нового формирования.

В мае 1936‑го служба на Украине закончилась – его переводят помощником начальника 5‑го отдела штаба Среднеазиатского военного округа в Ташкент, а в 1938-м был удостоен первой награды – юбилейной медали «ХХ лет РККА». В 1941‑м заочно окончил 3‑й курс Военной академии имени Фрунзе.

РАССТРЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

20 июля 1941 года подполковник Андрусенко назначается командиром 1081‑го стрелкового полка вновь сформированной 312‑й стрелковой дивизии, которая с конца августа вела бои на рубежах реки Волхов.

Но в начале октября дивизию срочно перебросили под Малоярославец. 17 октября Андрусенко переведен командиром 266‑го стрелкового полка 93‑й стрелковой дивизии.

На Малоярославецком боевом участке был ранен и после госпиталя принял в декабре 1941‑го 329‑ю стрелковую дивизию.

В составе 33‑й армии дивизия участвовала в Ржевско-Вяземской наступательной операции и в марте 1942‑го попала в окружение. Предложение о почетной капитуляции Андрусенко отклонил.

Прорыв из окружения и переход через линию фронта дивизией прошел крайне неудачно: были понесены большие потери в живой силе, части потеряли все минометы, пулеметы и артиллерийские орудия.

Андрусенко арестовали и 6 апреля 1942 года осудили приговором военного трибунала Западного фронта, приговорив к расстрелу – «за бездеятельность при выходе дивизии из окружения».

Трибунал не учел, что части 33‑й армии еще до прорыва почти полностью утратили боеспособность из‑за длительных боев в окружении, при этом командование Западного фронта помощи окруженным войскам не оказало.

При пересмотре приговора по жалобе Андрусенко эти обстоятельства были учтены как частично смягчающие его вину, а расстрел заменен на «10 лет лишения свободы с отправкой в действующую армию», с понижением в воинском звании до майора.

ОКРУЖЕНИЕ ПОД СТАЛИНГРАДОМ

10 мая 1942‑го Андрусенко назначают командиром 115‑й отдельной курсантской стрелковой бригады. В августе 1942 года ее перебрасывают под Сталинград, в состав 62‑й армии. О боях бригады в районе Городища и Орловки осенью 1942 года академик Александр Самсонов в своей монографии «Сталинградская битва» отмечал:

«...Сводный батальон 112й стрелковой дивизии (около 250 активных штыков) и части 115й стрелковой бригады полковника К. М. Андрусенко, ослабленные в предыдущих боях, оказывали упорное сопротивление натиску превосходящих сил врага...

Северо-западнее Орловки часть обороняющихся войск попала в окружение… Связь поддерживалась по радио. Продовольствие окруженным подразделениям доставлялось самолетами…».

После 10 дней боев в бригаде осталось чуть больше 300 человек. И снова, но теперь уже приказом командующего Сталинградским фронтом генерал-полковника Андрея Еременко Андрусенко снят с должности и отдан под трибунал.

15 декабря 1942 года после разбирательства Андрусенко еще раз понижен в должности и назначен командиром 716‑го стрелкового полка 157‑й стрелковой дивизии. Впереди были снова тяжелые бои.

ВОЕННЫЕ НАГРАДЫ

1 марта 1943 года за проявленные отвагу, мужество, стойкость и героизм личного состава 157‑я дивизия была преобразована в 76‑ю гвардейскую, а 716‑й полк – в 239‑й гвардейский.

Командуя этим полком, Корней Андрусенко участвовал в Курской битве, Орловской наступательной операции, битве за Днепр, Черниговско-Припятской и Гомельско-Речицкой наступательных операциях.

Приказом по 61‑й армии от 25 августа 1943 года за отличные действия в Орловской операции он был награжден орденом Александра Невского. В представлении сказано:

«...В составе дивизии полком командует с 4 января 1943 года. Хорошо дисциплинирован. За время боев по разгрому окруженной под Сталинградом группировки противника проявил воинское умение и настойчивость. Имея малочисленный по составу полк (всего 400 едоков), сумел удовлетворительно и в срок выполнить поставленные перед ним задачи.

В период апрель-июль месяцы проявил умение готовить личный состав полка к предстоящим боевым действиям.

Во время прорыва укрепленной полосы противника 11‑13 июля 1943 года на участке Болвановка – Толкачево, Хмелевая (Болховское направление) четко и умело руководил боевыми действиями полка. 13 июля 1943 года во время контратаки пехоты и танков противника был ранен...».

За освобождение Чернигова дивизия удостоена наименования «Черниговская», а 239‑й гвардейский стрелковый полк особо отличился при форсировании Днепра.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года гвардии полковнику Корнею Андрусенко было присвоено звание Героя Советского Союза.

С 22 января он – командир 55‑й стрелковой Мозырской дивизии. С февраля по июнь она находилась в обороне по правому берегу реки Уборть, а позже участвовала в Белорусской, Минской и Люблин-Брестской наступательных операциях. 23 июля 1944 года Мозырская дивизия награждена орденом Красного Знамени. Осенью она успешно действовала в Прибалтийской и Рижской наступательных операциях. В октябре 44-го дивизия передана в состав Краснознаменного Балтийского флота и переименована в 1‑ю Мозырскую Краснознаменную дивизию морской пехоты.

Дислоцировалось тогда подразделение на Военно-морской базе Порккала-Удд в Финляндии, и, похоже, отношения полковника Андрусенко с командиром базы капитаном 1-го ранга Неоном Антоновым не сложились.

Вот что тот отметил в представлении Андрусенко к награждению вторым орденом Ленина:

«...Партии Ленина-Сталина предан. Морально устойчив, политически выдержан. В должности командира дивизии имеет ряд недостатков, мало требователен к подчиненным, старается скрыть недостатки в частях, имеют место случаи самовольного действия без ведома старших начальников…».

Летом 45-го он направлен на Дальний Восток командовать 184‑й стрелковой Духовщинской Краснознаменной дивизией, она участвовала в Харбино-Гиринской наступательной операции и награждена орденом Кутузова II степени. Такой же наградой был отмечен и сам Андрусенко.

В феврале 46‑го он переведен – и снова с понижением – замкомандира 393‑й стрелковой Краснознаменной дивизии, а через несколько месяцев уволен в запас.

Жил в Киеве, умер в 1976 году – Герой Советского Союза со сложной военной судьбой, которого чуть было не расстреляли свои...

Прочитать ещё

Продолжаем публикацию серии статей о восстании узников Бухенвальда в рамках совместного проекта «Русская звезда Сопротивления» волгоградского музея «Наследие», Волгоградского регионального отделения Российского Военно-исторического общества (РВИО), «Сталинградской правды» и сайта stalingrad.vpravda.ru
В числе имен, занесенных на мемориальную доску Службы внешней разведки России, есть имя и нашего земляка, уроженца села Волково нынешнего Еланского района Григория Сыроежкина. Но в нашей области знают пока о нем, увы, немногие.