12 февраля исполнилось бы 99 лет прославленному волгоградскому ветерану Великой Отечественной войны Анатолию Козлову. Летом 1942‑го он и его однополчане первыми встретили на донских рубежах врага, рвущегося к Сталинграду. Именно на месте тех боев и завещал похоронить себя Анатолий Венедиктович.

От Харькова до Сталинграда

Война для Анатолия Козлова началась в мае 1942‑го, когда окончил он Грозненское военно-пехотное училище и попал под Харьков, на Юго-Западный фронт. Обстановка там сложилась тяжелейшая.

– Мы отступали по маршруту Лисичанск, Ворошиловград, Каменск, по направлению к Ростову, – вспоминал Анатолий Козлов.

– Бомбежки были беспрерывные. Войска были деморализованы, их никто не кормил, ими никто не управлял. Так наша небольшая группа проследовала до южных окраин Сталинграда, где попала в мотострелковый батальон 158‑й отдельной тяжелой танковой бригады и была переброшена в Калач-на-Дону.

Наши войска в те дни стягивались к Сталинграду со всей страны. Бывшая 1‑я резервная армия, преобразованная в 64‑ю, была выдвинута к стенам города из‑под Тулы. А 62‑я армия формировалась на южной окраине Сталинграда на основе бывшей 7‑й резервной армии. 17 июля, в день начала Сталинградской битвы, на рубежах рек Чир и Цимла вступили в бой с фашистами передовые отряды двух этих армий. В течение недели они удерживали беспрерывно атаковавших их гитлеровцев.

23 июля немцы все же вышли на передний край предполагаемой основной линии обороны. Но настоящей обороны там, по сути дела, быть и не могло: в дивизиях оставались лишь по два стрелковых полка, безо всяких средств усиления. А линия фронта была протяженной, и вскоре гитлеровцы прорвали оборону.

Мечта комбрига

В этот момент, чтобы спасти положение, сходу вступили в бой за Доном только что сформированные 1‑я и 4‑я танковые армии генералов Москаленко и Крюченкина. Первая (в нее входила 158‑я отдельная тяжелая танковая бригада, где адъютантом командира был Анатолий Козлов), наносила удар по гитлеровцам со стороны Калача по направлению к Перелазовской. В том же направлении, но от станицы Трехостровской, атаковала врага 4‑я армия. Завязались тяжелейшие бои, в результате которых танкистам удалось задержать врага в большой излучине Дона на месяц – тогда как Гитлер ставил задачу взять Сталинград 24 июля.

Командно-наблюдательный пункт 158‑й оттб находился в те жаркие дни на кургане Хорошем (высота 174.9). Командовал бригадой подполковник Егоров, а Анатолий Козлов был у него адъютантом.

«Вот кончится война, – говорил тогда в затишках меж боями комбриг своему адъютанту, – и здесь, на этом месте, мы установим памятник танкистам…».

– 35 танков Т-34 и столько же КВ было в нашей бригаде к началу боев на Дону. Практически все они были подбиты за месяц. Три, остававшиеся на ходу, ввиду угрозы окружения, мы сами затопили в Дону…, – вспоминал ветеран.

Остававшиеся в строю танкисты 158й бригады, около 50 человек, переправились тогда на левый берег Дона. Там их погрузили в машины и отвезли в Сталинград.

В ту же землю

Мечту своего комбрига – установить памятник танкистам на Дону – Анатолий Козлов смог выполнить в год 50‑летия Сталинградской победы. Правда, ни одной подходящей для памятника «тридцатьчетверки» отыскать не удалось.

Зато на станции Прудбой нашелся танк ИС-2. Егото и установили на кургане близ станицы Голубинской. В том самом месте, где во время боев на Дону располагался командно-наблюдательный пункт 158й отдельной тяжелой танковой бригады.

А в сентябре 2018‑го на высоте 174,9 захоронили прах самого Анатолия Козлова, скончавшегося в День танкиста (прах, согласно его воле, поделен надвое; часть погребена в Волгограде, ставшем для Анатолия Козлова его второй малой родиной, другая – на кургане на Дону, где лежат в братской могиле многие фронтовые товарищи Анатолия Венедиктовича).

– Справа от танка скромный памятник теперь стоит, – рассказал заместитель главы администрации Калачевского района Сергей Подсеваткин. – Это и есть могила Козлова. Там же, в братской могиле, более 60 танкистов похоронены. Урну с прахом мы погребли неглубоко: когда стали копать, почти сразу же наткнулись на захороненные ранее останки. Осторожно их сдвигали, чтобы не тревожить прах погибших. Когда отыскали немного свободного места, там мы и захоронили прах Анатолия Козлова.

Так, 75 лет спустя, ветеран сражения за Сталинград вернулся к своим однополчанам, погибшим на Дону в 1942ом, чтобы остаться с ними навсегда…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

«Сталинградская правда» с разрешения дочери маршала Андрея Еременко публикует фрагменты дневников ее отца, посвященные военно-политическому анализу событий Сталинградской битвы
Евгения Васильевна Ермолова обладает уникальной памятью: она помнит себя с двухлетнего возраста. И, несмотря на долгую и насыщенную жизнь - работа в школе учителем русского языка и литературы, затем должность редактора заводской многотиражки “Каустика”, Евгения Васильевна навсегда запомнила страшные дни битвы на Волге, свидетелем которых ей довелось стать в детстве.