Жителю Волгограда, единственному в ЮФО кавалеру пяти орденов Красной Звезды, участнику Парада Победы 1941 года Михаилу Васильевичу Терещенко уже 97 лет. Но несмотря на возраст он до мельчайших деталей помнит свою службу в артиллерийских войсках. Пошел учиться на военного и в числе первых оказался на фронте. Оборонял Москву, получил несколько ранений, выжил, дошел до Праги, а после войны продолжил служить, участвуя в запусках первых советских космических ракет.

Тайный парад

Михаил Васильевич родился в украинском  Гомеле. Там же, перед самым началом войны, бывший детдомовец был зачислен в военно-командное училище.

– После бомбежки Киева мы сменили учебное оружие на боевое, – вспоминает Терещенко. – Но никто не ожидал, что наступление врага произойдет так быстро. Боевые действия были уже рядом, и мы оказались на передовой. Были жестокие бои, нам пришлось отступать вплоть до Москвы.

7 ноября 1941 года вместе с другими курсантами Михаил Терещенко участвовал в параде на Красной площади.

Подготовка шла в глубокой тайне. Фашисты были на подступах к Москве.По воспоминаниям, окончательное «да» параду Сталин сказал не сразу – только после того, как Ставка согласилась с мнением Жукова, что немецкие войска измотаны и не имеют сил для  крупной операции.

Тем не менее все наши части были приведены в боевую готовность, а истребительные воздушные силы и ПВО значительно усилены.

– На том параде мы шли по брусчатке тройными колоннами, с развернутыми знаменами, чеканя шаг, – вспоминает Терещенко. – И каждый осознавал свой долг и суровую торжественность парада. Не передать чувства гордости и ответственности, которые мы испытывали тогда, ведь многие соединения прямо с парада отправлялись на фронт.

Бои под Москвой были долгими и изнуряющими, но наступившая суровая зима с обильными снегопадами словно бы защищала красноармейцев.

– Из-за сильных морозов фашисты не смогли воспользоваться танками, горючее замерзало, становилось вязким, карбюратор не мог его переработать, – вспоминает фронтовик. – Начались рукопашные бои.

Линия фронта была в 40 км от Москвы, но в течение двух дней наши войска отбросили фашистов на 90 км.

Победу встретил под Прагой

На войне Терещенко получил три серьезных ранения. Вернуться в строй ему помогли сила воли и вера в жизнь.

– Мое первое ранение было тяжелым, –говорит ветеран. – Был бой, вдруг чувствую внезапную сильную боль в ноге. Я упал, а по ногам хлещет кровь. Мой боевой товарищ ножом разрезал штанину, а там… висит кусок оторванной плоти. Он его отрезал, бросил на землю.  Это было мое первое ранение, и я был потрясен происходящим.

Боец заткнул рану спецпакетом из санитарной сумки, Терещенко положили на носилки и отнесли на конюшню, а потом его погрузили в товарный вагон поезда и вместе с другими ранеными отправили в госпиталь города Горького (ныне – Нижний Новгород).

Михаил Терещенко сумел вернуться в строй и продолжил воевать. А долгожданную Победу встретил под Прагой.

Работал с  Королевым

– После войны в звании старшего лейтенанта продолжил службу в артиллерийских войсках, – вспоминает Терещенко. – По направлению оказался на полигоне Капустин Яр. Когда мы приехали, там были лишь военные палатки и голая степь.

Позже его назначили начальником стартовой команды. Терещенко работал со знаменитым конструктором Сергеем Королевым. Именно Терещенко был одним из тех, кто готовил к запуску первую советскую ракету с ядерной боеголовкой. 

В день запуска он попрощался с родными. Понимал: если ракета взорвется на старте, ни от кого из команды не останется даже пепла. Но испытания прошли успешно.

– История помнит, как Никита Хрущев на Генассамблее ООН после резких выпадов в адрес СССР стучал ботинком по трибуне, – продолжает рассказ Михаил Васильевич. – Так вот, это произошло после того, как ему доложили об успешных испытаниях на нашем полигоне. Весь мир должен был понять, что обескровленный войной Советский Союз и сейчас представляет грозную силу и может себя защитить.

«Навернулись слезы»

После запуска одной из ракет, когда все уже выходили на поверхность из укрытия, Сергей Королев сказал Терещенко: «Теперь наша задача – отправить в космос человека. Я уже дал команду готовить ракету с головной частью, которая сможет принять человека на борт».

– Когда состоялся полет Юрия Гагарина и вся страна замерла у радиоприемников, у меня на глаза навернулись слезы – свершилось! – вспоминает ветеран.

Под руководством Михаила Терещенко было запущено более 400 ракет различных типов и конструкций. Он уволился в запас в звании полковника в 71-м и обосновался с семьей в Волгограде.

Здесь почти 20 лет отработал в научно-исследовательском проектном институте автоматизированных систем начальником отдела. Сейчас Терещенко активно участвует в работе ветеранских организаций, встречается с молодежью. Рассказывая о своей жизни, он говорит, что не совершал подвигов, а просто был «одним из сыновей своей великой Родины».

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В 10-м классе средней школы он почти не учился – как и другие ребята, был мобилизован на рытье противотанковых рвов на родной Ставропольщине. А когда ученики вернулись в город, их призвали в армию. Он прошел всю войну, был у Рейхстага в Берлине в мае 45-го. А в мирное время, окончив педагогический вуз, приехал работать в Сталинград. В городе-герое на Волге он живет до сих пор. Здесь его имя стало легендой. С известным ученым-историком, доктором наук, профессором, фронтовиком, Почетным гражданином Волгограда Максимом Матвеевичем Загорулько беседует наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.
Сегодня трудно представить, как 30 лет назад первые поисковики из отряда «Надежда» выходили в поле и в одиночку, с лопатами наперевес, противостояли «черным копателям», осквернявшим солдатские могилы. А руководила отрядом преподаватель физики и астрономии россошинской сельской школы Галина Орешкина, которая впоследствии стала первым директором знаменитого на весь мир мемориала. О том, как все начиналось, через какие трудности пришлось пройти и как родился термин «поисковое движение», Галина Анатольевна рассказала нашему обозревателю Александру ЛИТВИНОВУ.