23 августа 1942 года, когда пилоты люфтваффе засыпали Сталинград бомбами, с севера в город пытались ворваться танковые соединения генерала фон Виттерсгейма.

Днем 14-й танковый корпус вермахта прорвал оборону Красной Армии на рубежах реки Сакарки и вышел к Волге на участке поселков Рынок – Латошинка. Гитлеровские танкисты оказались всего в трех километрах от Сталинградского тракторного завода. Дорогу к городу им преградили сталинградские ополченцы.

Два дня сдерживали натиск прекрасно вооруженных частей вермахта отряды ополчения, состоящие из рабочих сталинградских заводов, и юные девушки-зенитчицы. В этом бою гитлеровцы потеряли 83 танка, а девичьи расчеты были уничтожены противником в полном составе, как и их 37 зенитных орудий.

Вечером 24 августа генерал Густав фон Виттерсгейм лично прибыл посмотреть на место обороны тех смельчаков, кто сдерживал наступление его отборных частей. Увиденное заставило опытного, «старой закалки» офицера усомниться в успехе предстоящего штурма Сталинграда:

Виттерсгейм (слева) с генералом Эдуардом Мецем.

«Что Виттерсгейм увидел здесь? Юную убитую зенитчицу, прижавшую к себе снаряд, который она не успела донести до орудия. Молоденькую мертвую связистку, одной рукой которая сжимала трубку разбитого полевого телефона, а в другой держала револьвер. Чуть дальше лежал пожилой рабочий с Тракторного, сжимающий в руках винтовку-трехлинейку. Он отстреливался до последнего патрона…

Через два часа Виттерсгейм стоял перед Фридрихом Паулюсом и говорил ему, что дальше идти нельзя. Невозможно взять город, за который насмерть бьются не только солдаты-мужчины, но даже юные девушки – почти дети!» (Виктор Попов, кандидат исторических наук).

Виттерсгейм предложил командующему 6-й армией прекратить наступление и отойти от Волги, потому что «соединения Красной Армии контратакуют, опираясь на поддержку всего населения Сталинграда, проявляющего исключительное мужество». Он рассказал о мертвецах в рабочей одежде, которые «застыли, склонившись над рулем разбитого танка», и даже после смерти не выпустившие из своих окоченевших рук оружия. 

Густав Антон фон Витерсхайм

«Ничего подобного мы никогда не видели» - сказал он Паулюсу. Это предложение стоило Виттерсгейму карьеры – его обвинили в некомпетентности и пораженчестве и отстранили от командования танковым корпусом, поставив на его место генерала Хубе.

Впоследствии «опальный генерал» был уволен Гитлером из армии – у фюрера были свои счеты с этим «зазнайкой». Он был одним из тех немногих немецких генералов, кто осмеливался открыто критиковать военные планы Гитлера, чем приводил последнего в бешенство. После этих стычек фюрер запретил подчиненным критиковать свои  решения.

Спустя десятилетия после завершения Сталинградской битвы можно сказать, что Густав фон Виттерсгейм в августе 1942 года оказался более прозорливым, чем его начальник Фридрих Паулюс.

После войны Виттерсгейм, как и многие немецкие генералы, давал показания в ходе Нюрнберского процесса. Интересно, встречал ли он там своего бывшего командующего Паулюса, который полной ложкой хлебнул горечь поражения под Сталинградом и испытал на себе все прелести советского плена?

Фридрих Паулюс свидетельствует на Нюрнбергском процессе. Источник: 
книга А. И. Полторак Нюрнбергский эпилог, 1969г. Фото: Е. А. Халдей.

О дальнейшей жизни фон Виттерсгейма и роде деятельности ничего неизвестно, кроме того, что он  дожил до весьма преклонного возраста – 90 лет и умер в родной Германии.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Когда в сентябре 1942 года фашисты вошли в Сталинград, Володе Паненко было всего 17 лет. Его семья, жившая тогда на Дар-горе, сильно пострадала от зверств оккупантов - бабушку закололи штыками, а сестра покончила с собой, не выдержав издевательств. Парнишка прибился к одной из советских воинских частей и помогал санинструкторам, чем мог. Лишь в январе 1943 года его официально зачислили в действующую армию.
В иерархии советских наград ордена Славы и «Победа» занимали, образно говоря, крайние точки. Первый могли получить рядовые, сержанты и старшины, второй был высшей военной наградой СССР, которой, согласно статуту, отмечался только командный состав. А указ об учреждении этих орденов был подписан 8 ноября 1943 года, напоминает наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ.