День пограничника по давно сложившейся традиции наша страна будет отмечать 28 мая. Для волгоградского морского офицера, капитана первого ранга Виктора Ночевнова это один из главных в жизни праздников. Из 45 лет своей военной службы 35 лет Виктор Андреевич посвятил охране советской, а затем – российской государственной границы.

Под прицелом пулемета

Пограничником Виктор Ночевнов стал после того, как в 70‑е окончил ракетно-артиллерийский факультет Калининградского высшего военно-морского училища.

– Тогда, в ходе реформ Вооруженных сил, артиллерия в СССР, как в армии, так и на флоте, была, по сути дела, уничтожена, – рассказывает Виктор Андреевич. – Долгое время не было специалистов-артиллеристов и в военно-морских пограничных частях, но они были им очень нужны. Поэтому десятерых лучших выпускников нашего училища отобрали для службы в войсках КГБ, направив их в морские части пограничных войск.

Так я оказался на самом тяжелом по тем временам участке государственной границы СССР – на советско-китайской границе, проходящей по реке Амур. Там мне пришлось служить на ряде должностей, от корабельных до штабных.

Там, на Амуре, находились в то время четыре советские пограничные бригады, оснащенные бронированными кораблями с артвооружением и быстроходными катерами. Командиром одного из этих кораблей и был Виктор Ночевнов. В то время, по его воспоминаниям, было очень много провокаций, нарушений государственной границы.

Например, на заставе, в районе слияния Шилки с Аргунью, снайперским выстрелом с китайской стороны был убит советский пограничник, находившийся на пограничной вышке.

– Тогда как у нас в то время действовала директива – не открывать огня по китайским гражданам и военнослужащим, за исключением случаев прямого применения ими огнестрельного вооружения, – вспоминает Ночевнов. – Китайцы пользовались этим в полной мере.

Выходит, например, китайский катер на Амур. На палубе – крупнокалиберный пулемет. Катер становится на якорь метрах в двухстах от нашего корабля. Китайский пограничник демонстративно достает пулеметную ленту, закладывает ее в приемник пулемета. Затем досылает в ствол патрон, наводит пулемет на нас.

И начинается война нервов: кто первый выстрелит, не выдержав такого напряжения, – китайский или наш военнослужащий?

К тому же когда на реке начиналась путина, косяки кеты и горбуши прибивались обычно к советскому берегу Амура. Китайцы же, согласно межгосударственному договору, имели право ловить рыбу, строго не заходя за фарватер Амура. Но они это условие не соблюдали – лезли на своих джонках постоянно в советские воды, ставили там сети.

Причем у рыбаков в каждой лодке были винтовки и гранаты. Нам приходилось им противодействовать, не применяя оружия, и это было очень сложно…

На краю земли

Со временем Виктор Ночевнов поступил на учебу в военно-морскую академию имени адмирала флота Николая Кузнецова. По окончании был направлен нести пограничную службу в Финский залив.

Оттуда – на Север, где с 1990‑го по 1994‑й годы командовал самым крупным там морским пограничным соединением – Первой отдельной Краснознаменной бригадой пограничных сторожевых кораблей.

Зоной ответственности бригады были Баренцево, Белое и Карское моря, Новая Земля и ряд примыкающих к ним территорий. По сути дела, это – край земли, дальше лишь Северный полюс.

Не раз при этом Виктору Ночевнову вместе со своими сослуживцами приходилось задерживать серьезных нарушителей границы.

В 1990 году, к примеру, по его рассказу, корабль международной организации «Гринпис» предпринял попытку высадки разведывательного десанта на Новую Землю, в районе шахт, имеющихся там.

Это были люди, прошедшие специальную разведывательную подготовку. Они намеревались проникнуть в шахты, чтобы найти в них доказательства якобы проводившихся там СССР ядерных испытаний.

– Ситуация была там очень сложной, – вспоминает Виктор Андреевич. – Задержанию нарушителей препятствовали экстремальные погодные условия. К тому же экипаж самого корабля-нарушителя явно противодействовал советским пограничникам. Но высокий уровень их подготовки позволил задержать корабль-нарушитель и отбуксировать его в район Мурманска.

Затем такое же разведывательное судно «Гринписа» было задержано пограничниками в Карском море.

Экипаж его пытался с помощью глубоководных аппаратов найти места якобы сделанных Советским Союзом на морском дне захоронений ядерных отходов.

В отделе пограничной стражи

В 1997 году, в соответствии с Указом Президента России, Виктора Ночевнова в числе нескольких других специалистов направили в Волгоградскую область – для организации, строительства и обустройства государственной границы. Немногим раньше было принято решение о создании здесь отдела пограничной стражи. Возглавил его боевой офицер, полковник Николай Яковлевич Рулев.

Он имел столько государственных наград, что у него был, можно сказать, не китель, а иконостас. А Виктор Ночевнов стал при нем заместителем начальника отдела.

– Всего вчетвером начали мы обустраивать государственную границу в Волгоградской области. Причем денег не было выделено ни копейки. Но тогдашний губернатор Николай Кириллович Максюта отнесся к нам, в нашим проблемам с пониманием, помог всем, чем мог.

Благодаря этому нам удалось создать первые в Волгоградской области пограничные подразделения. Личный состав их мы комплектовали из местных военнослужащих запаса, служивших ранее в пограничных войсках.

Есть граница – есть государство

В 2000 году пограничная служба России вернулась в ведение органов госбезопасности.

Так было организовано Волгоградское региональное пограничное управление. А для Виктора Ночевнова как раз в то время наступил предельный срок воинской службы.

Уволившись с нее, он стал консультантом отдела по чрезвычайным ситуациям и по взаимодействию с воинскими частями администрации Волгоградской области.

– Задачей для меня на этой должности, – рассказывает Ночевнов, – стало, прежде всего, решение вопросов, связанных все с той же пограничной службой. Десять лет я отработал так, продолжая оказывать содействие в развитии пограничной службы России на ее волгоградском участке.

Сам я был включен в состав межгосударственной комиссии по демаркации и по делимитации российско-казахстанской государственной границы.

Нам удалось решить при этом, например, проблему обмена части территорий Казахстана, на которые, в пути своего следования, заходили ненадолго российские поезда, на другой участок территории России.

И наши поезда теперь там ходят беспрепятственно, поскольку эта территория теперь российская.

– Все, что обустроено сейчас на волгоградском участке российско-казахстанской государственной границы, – говорит Виктор Ночевнов, – сделано при активном содействии администрации Волгоградской области.

Все подразделения регионального пограничного управления там оснащены необходимым новейшим оборудованием, укомплектованы прошедшими специальное обучение офицерами и прапорщиками.

При этом созданы для них максимально возможные бытовые и социальные условия. А я искренне рад, что мне удалось вложить душу в это ответственное дело.

Ведь государственная граница – обязательный для государства атрибут. И если нет границы, нет фактически и государства…

Прочитать ещё

В конце ноября в Волгограде ученики 43-й школы и солдаты 20-й отдельной мотострелковой бригады, дислоцированной в регионе, отдали дань уважения похороненному в нашем городе Герою Советского Союза полковнику Константину Ивановичу Серову. У него не осталось родных, и за его могилой ухаживали члены Совета ветеранов. Теперь вахту памяти поддержат Ассоциация Героев России, 20-я гвардейская мотострелковая бригада и юнармейцы школы № 43.
Есть кинематографический штамп, будто советские солдаты, затаившись в руинах полуразрушенных домов города, отстреливали немцев на улицах буквально как в тире. Конечно, это художественное преувеличение. В городе, где по меткому определению Гроссмана «железный ветер бил в лицо», днем буквально невозможно было передвигаться – враг встречал любое движение лавиной огня. О реалиях битвы на Волге.