День ракетных войск и артиллерии отмечает 19 ноября наша страна. Наш регион внес колоссальный вклад в формирование ее ракетного щита – еще в далекие 40‑е в Астраханской области был создан первый в СССР ракетный полигон Капустин Яр. С 1983‑го по 2004 год на нем служил волгоградец Владимир Алексеевич Бережной.

Первые шаги

Вскоре после Великой Отечественной войны на полигон Капустин Яр, только создававшийся в то время в Астраханской области, из поверженной Германии были вывезены 10 ракет «Фау-2».

Американцы к тому времени уже сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Советскому Союзу срочно нужны были и аналогичные боеприпасы, и средства их доставки. Так появился ракетный полигон Капустин Яр. Немного позже на его базе были созданы полигон для испытаний средств ПВО и управление испытания ракетных комплексов оперативно-тактического назначения. По мере становления ракетных войск на полигоне появились учебные центры РВСН и сухопутных войск, контрольно-испытательная база, где полки проходили переобучение и перевооружение.

В 1983 году прибыл на полигон для прохождения воинской службы недавний выпускник волгоградского «политеха», молодой лейтенант Владимир Бережной, направили его на службу в опытно-испытательную войсковую часть, которая занималась обеспечением испытаний ракетных комплексов «Пионер» – стратегического оружия среднего радиуса действия, который покрывал почти всю Европу.

Владимир Бережной в пору студенчества на полигоне Прудбой (на переднем плане).

– Назначили меня инженером расчета – это самая низшая офицерская должность из всех, какие есть на полигоне, – рассказывает Бережной. – Связана она была с эксплуатацией и поддержанием боеготовности закрепленной техники.

Владимир попал в отделение боевого охранения. В составе – машина дежурной смены охраны и обороны и машина боевого поста, оснащенные системами охраны и навигации ракетного комплекса.Эта техника очень редко использовалась, поэтому, когда вся группа была на испытаниях, и Бережному приходилось за других закрывать разнарядку, практически половина месяца проходила без сна.

Пуск – через 6 минут

Владимир Бережной начал изучать тогда устройство и правила эксплуатации других агрегатов комплекса «Пионер». Сдал экзамен на допуск к самостоятельной работе на машине дизельной электростанции и пусковой установке комплекса. Это принесло неожиданный результат – ему предложили должность инженера в службе ракетного вооружения – структуре, которая отвечает за организацию эксплуатации всей техники войсковой части.

А через 3 года его назначили инженером-испытателем управления испытаний ракетного комплекса «Пионер.3» – новая модификация. Из множества агрегатов, предназначавшихся для обеспечения работы комплекса «Пионер», в составе нового комплекса сохранились 2 – пусковая машина и машина обеспечения боевого дежурства. Но боевое применение комплекса при этом, напротив, расширилось.

Раньше стартовая позиция «Пионера» находилась в «Кроне» – специальном замаскированном домике с раздвижной крышей. Таких «домиков» в ракетном полку было немало, и то, где в данный момент находилась пусковая установка, являлось строгим секретом.

Этот ракетный комплекс «Пионер» стал музейным экспонатом полигона.

Но у комплекса «Пионер.3» пусковая установка имела возможность уходить в автономное дежурство, перемещаясь по замкнутому маршруту патрулирования, огибающему территорию площадью в несколько квадратных километров.

В случае получения приказа на пуск ракеты установка разворачивалась в автоматическом режиме, и через 6 минут уже производился пуск.

Летные испытания

Бережной принимал участие в испытаниях боевого оснащения, то есть боеголовок комплекса «Пионер».

Проводил операции по сборке, предпусковой проверке автоматики, стыковке оснащения с носителем, оценке летных характеристик в процессе пуска и полета.

– В то время мы выполняли по 2-3 пуска в месяц, в различных погодных условиях, ракеты запускались на полигон Сары-Шаган, находящийся в Казахстане, – рассказывает о своей службе волгоградец.

Там был развернут мощный измерительный комплекс. В качестве носителя боеголовки чаще всего использовалась ракета Р-14, разработанная еще академиком Михаилом Янгелем как наиболее надежный и дешевый агрегат.

Связка из трех ракет РСД-10 («Пионер»), подготовленных к уничтожению на полигоне Капустин Яр, август 1988 года.

Летные испытания, говорит Бережной,  представляли собой захватывающее зрелище: до 7 самолетов со специальной измерительной техникой поднимались в воздух. С них отслеживалась работа автоматики боеголовок, а на земле находились оптические, радиолокационные и телеметрические средства измерения траектории полета.

От «Пионера» до «Тополя М»

– Но потом Михаил Горбачев подписал межгосударственный договор о том, чтобы все эти ракеты уничтожить, – продолжает свой рассказ Владимир Бережной.

Новый комплекс «Пионер.3», так и не поступив на вооружение Советской армии, попал «под нож». Одновременно с ним та же участь постигла и мобильный тактический ракетный комплекс  «Ока».

Он был оснащен твердотопливной ракетой, хотя он и не попадал под действие советско-американского договора об уничтожении ракет средней и меньшей дальности.

Это был жест доброй воли со стороны советского правительства, и, прямо скажем, весьма широкий жест.

– Комплекс «Ока», конечно, был очень нужен нашей армии, – считает Бережной. – Поэтому позже на его основе российские специалисты начали создавать новый ракетный комплекс «Искандер».

Вместо одной ракеты на пусковой установке «Искандера» находились уже 2, промежуток времени между их запусками составлял всего 30 секунд.

Также ракетному комплексу «Искандер» отечественные конструкторы придали возможность совершать противоракетный маневр, оснастили его средствами преодоления противоракетной обороны вероятного противника. Ракета при этом могла осуществлять различные траектории полета, от навесной до настильной, пролегающей над землей, а в месте, куда попадала ракета, на площади до 10 га уничтожалось все, вплоть до зайцев и сусликов.

Но Владимиру Бережному испытывать «Искандер» не довелось. В 1994 году на полигон Капустин Яр прибыли конструкторы из ЦКБ «Титан», разрабатывающие агрегаты наземного оборудования стратегического ракетного комплекса «Тополь-М».

– Предварительные испытания, ресурсные испытания, а затем и часть межведомственных испытаний пусковой установки было решено проводить на нашем полигоне, – объясняет волгоградец.

Владимир Бережной прошел полный цикл этих испытаний, был повышен в должности до старшего инженера-испытателя и получил звание подполковника.

– Затем мне предложили должность заместителя начальника научно-исследовательского отдела координации и военно-экономического анализа испытаний управления полигона, – продолжает волгоградец.

 В этой должности Бережной служил с 1999-го по 2004 год. Занимался организацией испытаний, проводившихся на все том же полигоне Кап. Яр. 

Ветераны полигона Капустин Яр на одной из традиционных встреч.

К этому времени сюда передислоцировали полигон Эмба из Республики Казахстан. А также опять включили в состав его и полигон испытаний средств ПВО ВВС. Капустин Яр стал таким образом межвидовым полигоном.

– На нем испытывались образцы ракетной техники практически для всех видов Вооруженных сил России, – рассказывает Владимир Бережной. – Тогда работы было много. Время летело незаметно: уснул, проснулся – Новый год…

В 2004 году подполковник Владимир Алексеевич Бережной по возрасту уволился из армии, вернулся в Волгоград, где еще немало лет трудился на ряде ответственных руководящих должностей.

Выйдя на пенсию, он занимается разведением сада на своем дачном участке. А некоторые фрагменты своей службы, где многое было секретно, рассказал только нашим читателям.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Читатели делятся воспоминаниями о военном лихолетье.
Мы продолжаем публикацию воспоминаний защитника Сталинграда Алексея Яковлевича Артаева, написанных им в конце 70‑х годов, незадолго до смерти.