Очень просим вас не забыть о скорбной дате – 22 июня. В этот день в 1941 году началась война. Что пережили люди той эпохи, сложно передать словами, но надо пытаться, потому что сегодня предпринимаются попытки пересмотреть события тех лет и вычеркнуть из памяти народа злодеяния гитлеровских захватчиков. Люди, прежде всего молодое поколение, должны знать подлинную историю! Дети Сталинграда.

Уважаемые читатели! Спасибо за неравнодушие. Обычно в памятные даты мы публикуем воспоминания ветеранов. Однако на этот раз сотрудники Управления ФСБ по Волгоградской области предоставили подборку из архивных документов – протоколов допросов, воспоминаний, докладов. Должны предупредить, что в тексте описаны жуткие факты, поэтому слабонервным людям лучше не читать.

Открытый грабеж

С первых дней оккупации Сталинграда германское командование приступило к грабежу мирного населения города, истреблению лиц еврейской национальности, репрессиям против коммунистов и комсомольцев.

Бывший немецкий комендант города генерал-майор Пауль Ленинг объявил: «Город Сталинград официально предназначен открытому грабежу из‑за его удивительного сопротивления…» В городе подверглись ограблению музеи, общественные и культурные здания, заводы, квартиры и землянки.

Граждане города находились под постоянной угрозой расстрела. На углу улиц Невской и Медведицкой висело объявление: «Проход русским запрещен, за нарушение расстрел».

В октябре 1942 г. немецкие солдаты ограбили рабочего завода «Красный Октябрь» Зотова Г. Ф., отобрав у него одежду и продукты, а затем вместе с матерью, женой и двумя детьми в возрасте 3 и 7 лет за оказание сопротивления публично расстреляли.

В Ворошиловском районе 20 ноября 1942 г. были расстреляны: Васильев Е. П., 70 лет, его жена Васильева У. Ф., 65 лет, их дочь Васильева Н. Е., 35 лет, их внучка Нина, 6 лет.

На территории завода № 221 после освобождения от немецких оккупантов было обнаружено десять трупов зверски замученных советских военнослужащих. Среди них труп девушки с выколотыми глазами и отрезанной грудью. В районе Дар-горы на Кузнецкой улице были найдены пятнадцать тел замученных и расстрелянных советских бойцов.

На Чудской улице города немецкие солдаты систематически упражнялись в стрельбе по населению. В результате чего было убито и ранено много мирных жителей и их детей.

После освобождения Сталинграда на улицах города были вскрыты могилы и ямы, в которых находились сотни тел со следами пыток и истязаний. В яме на территории кладбища Дзержинского района было свалено 516 трупов. В том числе 50 детей. Большинство жертв были так изуродованы, что опознать их не удалось.

Фашистские мародеры.

За косой взгляд – расстрел

Политику массового истребления советских граждан немецкое военное командование применяло и в оккупированных районах Сталинградской области. Из справки начальника 4-го отдела УНКВД по Сталинградской области Поль Б. К.: «О положении в тылу противника по состоянию на 1 октября 1942 г… Вслед за занятием населенных пунктов на 2‑й и 3‑й день «избирается» на сельском сходе староста села и командованием издаются приказы, которыми вводится жесточайший режим для местных жителей:

а) За плохое отношение к немецким войскам, виновные подвергаются расстрелу.

б) Хождение по улицам разрешается с 5 часов утра до 8 час. вечера. Задержанные вне этого времени считаются партизанами и караются расстрелом.

в) Каждый еврей должен носить на рукаве отличительный знак ввиде шестиконечной желтой звезды.

г) Вся полнота власти в хуторах и селах над жителями передается комендантам и старостам.

д) Лица, отлучившиеся из своего населенного пункта без пропуска – объявляются партизанами и караются расстрелом.

е) Лица не сдавшие своевременно оружие, подлежат расстрелу.

ж) Лица, уклоняющиеся от объявленной немцами регистрации населения, так же подлежат расстрелу…»

Захват деревни гитлеровской воинской частью.

В сводке № 8 разведданных о положении в тылу противника от 24.09.1942 г., подготовленной УНКВД по Сталинградской области, указывалось, что наряду с массовым изъятием у местного населения продуктов питания и скота немцы развернули грабеж теплой одежды и обуви, у взрослых и детей изымались новые и старые кожаные сапоги, валенки, шапки, пальто, одеяла и другие теплые вещи. Уклоняющиеся от работы по уборке урожая за невыход на работу в первый раз подвергаются наказанию в 25 розг, за невыход во второй раз – расстрелу.

В селе Н. Голубой Сиротинского района немцами был привязан к яблоне старик, избитый до смерти за невыход на работу по хлебоуборке. В колхозе Красный Донец хутора Нагольного сторожу, еврею по нацио­нальности, было нанесено 3 ножевых раны, а затем перерезано горло. Его жена и дети были вывезены за хутор и расстреляны.

Комиссией по выявлению учиненных зверств немецко-румынскими фашистами с. Аксай Ворошиловского района Сталинградской области от 10 января 1943 г. был составлен акт, согласно которому: «…По Аксайскому Сельсовету немцы собрали все еврейское население в количестве 68 человек, в том числе женщин и детей. Отобрав все у них личное имущество, за селом расстреляли. Одной женщине удалось спастись. Узнав об этом немецкие палачи зарыли ее живую в канаву…»

3 августа 1942 г. в г. Котельниково 12 немецких солдат изнасиловали и затем расстреляли девушку. В хуторе Фирсов Чернышковского района немцы подвергли групповому изнасилованию 16 женщин и девочек в возрасте от 14 до 16 лет. 5 марта 1943 г. начальник УНКВД по Сталинградской области А. И. Воронин докладывал в Москву: «В х. Аверино Калачевского района расстреляно 10 подростков за то, что один из них взял папиросы у немецкого офицера… В Ворошиловском районе немцами расстреляно около 300 человек евреев, в том числе: в селе Аксай – 68 человек, в с. Каменка – 125 человек, в с. Перегрузном – 50 человек, в селах Бодино и Ковалевка – 60 человек».

Распятие

Крайне тяжелое положение было у советских военнопленных, содержащихся в немецких лагерях, созданных в Сталинграде и районах области. Ослабленных и больных пленных фашисты расстреливали, морили голодом, избивали.

В сводке № 12 с разведданными о положении в тылу противника от 05.11.1942 г., подготовленной УНКВД по Сталинградской области, указывалось: «лагеря военнопленных имеются в с. Большая Россошка, в г.Калаче и в х.х. Островском и Суханове Кагановичского района…Условия содержания в этих лагерях исключительно тяжелые. Пленные ежедневно работают по 12‑13 часов без перерыва. Все помещаются в сараях и спят на голой земле. Питание выдается один раз в день, причем в пищу употребляют пареную рожь без соли, которая выдается на двоих пол котелка… Лучшая одежда и обувь у пленных отбирается охраной, взамен отобранного военнопленные ничего не получают. Охрана лагеря состоит из украинцев одетых в немецкую форму, которые обращаются с пленными исключительно жестоко. Кроме винтовок охранники имеют палки, которыми избивают пленных за малейший проступок».

В акте, составленном комиссией Ново-Максимовского сельсовета Нижне-Чирского района 5 февраля 1943 г., указано: «При освобождении нашего населенного пункта нашей доблестной Красной Армией, нами обнаружено на месте бывшего лагеря военнопленных, 8‑ми бывшим военнопленным были обрезаны уши, нос, у некоторых руки, разрезаны животы и повыколоты глаза, а один распят на кресте, сделанном из досок и укручен веревками к кресту и в таком положении замучен…»

P. S. Таков был фашизм, погубивший миллионы людей, принесший нечеловеческие страдания и боль нашей Родине, таковы были нацистские «герои», пришедшие на нашу землю. Мы не можем допустить, чтобы эта правда была искажена, а имена миллионов жертв преданы забвению.

В материале использованы рассекреченные архивные документы, орфография сохранена. Подготовил сотрудник архива УФСБ России по Волгоградской области Н. Ю. Кравец.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В 16 лет наша землячка Тоня Морозова стала медсестрой в военном инфекционном госпитале № 851, расположенном недалеко от ее родного села Писаревка Фроловского района. Впоследствии ей пришлось пройти фронтовыми дорогами и Белоруссию, и Украину, и Польшу, и Германию... И даже оставить свой автограф на стене Рейхстага в Берлине в победном 45-м году.
Военный журналист из дивизии Людникова 16 ноября 1942 года переплыл Волгу, чтобы доложить советским частям о тяжелом положении родной дивизии. На долгие годы - до 1969 года - его подвиг оказался забыт.